Из воспоминаний Героя Советского Союза, летчика-штурмовика дальней авиации, одессита Евгения Илларионовича Горелика. | Куликовец

Из воспоминаний Героя Советского Союза, летчика-штурмовика дальней авиации, одессита Евгения Илларионовича Горелика.

«21 июня 1941 года закончились экзамены за первый курс. Я сдал сессию на «отлично» и мысленно уже находился дома, в Одессе. Так хотелось, чтобы мама и папа порадовались моим успехам. На 23 июня у меня были забронированы билеты в Одессу. А 22 июня нам объявили о начале войны. Первые мысли? Знаете, первое, что пришло мне на ум: а как же билет в Одессу, придется сдавать, что ли? И только через некоторое время пришло осознание беды. Когда, наконец, сквозь слой непонимания, обиды и растерянности, окутавших меня, до моего сознания дошли слова о том, что сегодня бомбили Одессу…

Первый свой боевой вылет помню до мелочей. Вылетели мы на своих старичках на задание. А тут немецкие истребители на нас несутся. Мне сначала очень страшно стало. Потом вдруг какая-то отвага появилась. Полетели навстречу врагу. Но немец нас проскочил. У них самолеты на то время были самые передовые, и летали они со скоростью за 300 километров в час, а мы на своих «учебных» еле 160 выжимали. Возможно, тогда из-за неточного расчета немецкого летчика я и остался живым…

Когда румынские танкеры и суда уходили из Одессы, нам дали команду перехватывать их в море и уничтожать. А 9 апреля наша эскадрилья полетела на специальное задание. Нужно было разбомбить в порту Констанцы танкеры, которые должны были доставить в Одессу горючее для танков и самолетов противника. Мы вылетели рано утром. Летели в тяжелейших метеоусловиях. Из-за сильной облачности практически ничего не было видно. Где-то на подлете к Констанце нам из штаба пришел приказ поворачивать обратно. Как же так, думаю я, мы же почти у цели. Как-нибудь «нащупать» то можно этот порт. Выхожу из облаков, а передо мной Констанца. Весь запас бомб мы сбросили на порт, развернулись и пошли обратно. Правда, не совсем по курсу…

Когда я пролетал над Одессой, решил использовать умение прицельного бомбометания для своих целей. Сделал круг над родными Ближними Мельницами и сбросил над домом письмо. Оторвал от карты кусок моря и написал: «Родненькие мои, мама, я жив, здоров. Сражаюсь рядом. Не волнуйтесь, победа будет за нами. Ваш Женя». Эту записочку я вложил в подшлемник и засунул его в гильзу от снаряда. Вы знаете, это письмо нашли соседские дети и принесли моим родителям. Записку на клочке карты мы долго хранили в домашнем архиве. Потом его попросили в музей. И где-то там она потерялась. Жаль…

Я строил в Одессе и новые цеха заводов, и новые кварталы. Как радовались мы, когда сдавали дом за домом пятиэтажки на Черемушках и Юго-Западном массиве. Тогда не думали, что эти «хрущевки» малогабаритны и неудобны для жизни. Видели только, сколько людей переехало в собственные квартиры из неухоженных «коммуналок»…

До сих пор нет-нет да и приснится, что я в самолете, командую своим экипажем, говорю, куда сбрасывать бомбы. А гул от работы самолетных двигателей со мной всегда, я даже уже не замечаю его».

Источник:http://odesskiy.com/?fbclid=IwAR0E0LPX2SNgbc_McIXCiFKTZIovvz6KXyYhvXsNAbfTqYutmw23L08s374

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × пять =