Вячеслав Кондратьев.Великая Парагвайская война 1864-1870.Западня для уругвайцев | Куликовец

Вячеслав Кондратьев.Великая Парагвайская война 1864-1870.Западня для уругвайцев

о конца XIX века инфекционные заболевания были бичом всех действующих армий, а
санитарные потери, как правило, значительно превышали боевые. Парагвайская война
не стала исключением. В июне в «болотном» лагере союзников из-за антисанитарных
условий вспыхнула эпидемия дизентерии. К концу месяца ряды солдат на ежедневных
поверках становились все короче, зато на кладбищах удлинялись цепочки свежих могил.
Однако в этом же месяце уругвайский контингент получил значительное пополнение, в
основном состоявшее из европейских наемников и увеличившее его численность до трех
с половиной тысяч человек. Командование альянса решило использовать уругвайцев как
ударную силу, пока болезнь не добралась и до них.
Но перед этим аргентинцам пришлось отразить две атаки со стороны лагуны. 10 июля
парагвайцы обстреляли ракетами аргентинский лагерь, а потом атаковали относительно
небольшими силами. Неизвестно, чего они хотели добиться, возможно, это была просто
разведка боем. Аргентинцы, построившись в каре, отразили нападение. 11 июля история
повторилась, а парагвайцам вновь пришлось отступить. Ни в первом, ни во втором случае
помощь бразильцев и уругвайцев не понадобилась.
Эти двухдневные бои вошли в историографию Войны тройственного альянса как
сражение у Ятаити Коры, по названию небольшого острова в лагуне Туюти, с которого
парагвайцы осуществляли свои набеги. Оттуда же стреляли парагвайские ракетные
установки. Протока между островом и берегом была неглубокой, и парагвайцы
переходили ее вброд.
Потери аргентинской армии составляли 26 солдат и пять офицеров убитыми, 175
человек – ранеными и 51 – контуженными. Большинство ранений и контузий аргентинцы
получили от взрывов ракет, среди которых были тяжелые фугасные снаряды калибром
68 фунтов. Одна из таких ракет упала буквально в нескольких шагах от Митре, но, к его
счастью, не взорвалась. Парагвайцы, как обычно, о своих потерях не сообщали,аргентинцы же оценили их в 400 убитых и раненых.
Бои у Ятаити Коры не повлияли на планы альянса. 16 июля союзники атаковали на
левом фланге, в лесисто-болотистой местности Бокерон де Пирис. В наступлении
приняли участие 8 тысяч человек, в том числе 3 тысячи уругвайцев, включая наемников.
Кроме них там были бразильцы, аргентинцы и впервые введенный в бой Парагвайский
легион. На тот момент он насчитывал примерно 500 солдат и офицеров. Командовал
всем этим «интернационалом» уже знакомый нам по битве при Ятаи уругваец
испанского происхождения Леон Пальехас, недавно произведенный Флоресом в
генералы.
В Бокерон де Пирис парагвайские передовые позиции располагались всего в километре
от союзного лагеря, на перешейке между заросшей деревьями лагуной Пирис и густыми
тростниковыми зарослями, которые в Южной Америке называют карризаль. Первая
линия состояла из двух окопов, отрытых поперек перешейка и соединенных ходами
сообщения. Примерно в 400 метрах за ними, на возвышенности, была выкопана еще одна
траншея с высоким бруствером и завалом из деревьев. Позади нее оборонявшиеся
установили две четырехорудийные полевые батареи.Лесные заросли в Бокерон де Пирис

На этом рубеже парагвайцами командовал герой сражения при Эстеро Беллако
полковник Хосе Элисардо Акино. Точных данных о количестве его солдат не
сохранилось, по разным оценкам их было от пяти до семи тысяч человек.
Пальехас не имел информации о численности противника, но имел категоричный приказ
наступать. 16 июля союзники при поддержке артиллерии дважды ходили в атаку, но оба
раза откатывались с большими потерями.
Тем не менее, утром 18 июля солдаты альянса под звуки сигнальных горнов снова
устремились вперед. На этот раз им довольно легко удалось выбить противника из
первых двух окопов. Парагвайцы, не вступая в рукопашную, отбежали к третьей
траншее. Доложив об успехе Флоресу, Пальехас получил приказ немедленно атаковать
снова и захватить главную оборонительную позицию.
Очевидно, Флорес решил, что противник психологически сломлен, и этим
благоприятным моментом надо воспользоваться. Однако дела обстояли совсем иначе:
Акино не бежал, а заманивал врага в ловушку. Когда первые ряды атакующих под
плотным ружейным и картечным огнем приблизились к траншее и начали перебираться
через завалы, позади них раздались мушкетные залпы. И тут же из зарослей с обеих
сторон выбежали со штыками наперевес сидевшие в засаде парагвайцы. Ошеломленные
союзники попали под удар с тыла и с обоих флангов. Часть из них побежала назад, но
для большинства путь к отступлению был отрезан. В западню попали, в основном,
уругвайцы, шедшие на острие атаки.Уругвайская артбатарея на огневой позиции

В восторге от того, что его план сработал, Акино лично возглавил контратаку со стороны
траншеи. С саблей в руке и с криком «Бей негров!» он бросился на врага. Окруженных и
избиваемых со всех сторон уругвайцев охватила паника, многие пытались сдаться, но
парагвайцы пленных не брали. Увидев, что происходит, Пальехас повел на выручку свой
резерв – 3-ю пехотную бригаду. Теперь не только уругвайцы, но и часть парагвайцев
оказалась меж двух огней. Некоторым из окруженных это позволило вырваться, но лишь
немногим.

3-я пехотная бригада полковника Сезарио Домингеса спешит на помощь своим
товарищам, попавшим в окружение

В закипевшей с новой силой рукопашной схватке обе армии вскоре лишились своих
командиров. Пальехас погиб от револьверной пули, Акино получил смертельное
штыковое ранение и умер через четыре дня. Перед смертью полковник еще успел узнатьо присвоении ему только что введенного в парагвайской армии генеральского звания.
Союзникам все же удалось отбиться и в относительном порядке отойти к захваченным в
начале боя окопам. На этом сражение завершилось. О возобновлении атак не могло быть
и речи, поскольку бразильцы и аргентинцы понесли тяжелейшие потери, а уругвайская
армия фактически перестала существовать.
Из 3000 уругвайцев и их наемников, принимавших участие в битве, уцелело не более
500, а общие потери альянса убитыми и пропавшими без вести за три дня составили
3220 человек, что вполне сопоставимо с парагвайскими потерями при Туюти. Еще около
1400 солдат и офицеров было ранено.
Парагвайцы тоже понесли серьезный урон – примерно 2500 убитых и раненых, но исход
битвы являлся для них несомненным успехом, особенно важным, так как ему
предшествовала долгая череда неудач. Хотя союзники продвинулись примерно на
километр и захватили передовые траншеи, плата за это была слишком высокой.
Уругвай за несколько часов потерял более половины от общего числа своих солдат,
погибших за все годы войны. И до сих пор Бокерон де Пирис остается самым кровавым
сражением в его истории. В дальнейшем уругвайцы не играли заметной роли ни в одном
бою, а их участие в войне стало чисто номинальным.Уругвайцы уносят в тыл убитого генерала Леона Пальехаса

Можно сказать, что 18 июля 1866 года Парагваю фактически удалось вывести из игры
одного из трех членов альянса, однако этот успех не стоит преувеличивать, так как
Уругвай изначально был самым слабым игроком в союзной команде.
Значительный урон понес и Парагвайский легион, потерявший до 300 человек, причем, в
основном – пропавшими без вести. Поскольку большинство солдат вступило в это
формирование не по своей воле, можно предположить, что многие «пропавшие» просто
дезертировали. Как бы там ни было, а союзное командование более ни разу не рискнуло
посылать легионеров в бой. До конца войны они использовались на хозяйственных
работах и выполняли жандармские функции на оккупированных землях.Церемония прощания с телом Пальехаса

Источник:Книга

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × один =