Александр Сергеевич Пушкин. Одесский год поэта

«Я насилу уломал Инзова, чтоб он отпустил меня в Одессу — я оставил мою Молдавию и явился в Европу. Ресторация и итальянская опера напомнили мне старину и ей-богу обновили мне душу», — писал Пушкин брату спустя три месяца после приезда в Одессу.

Первые встречи Пушкина с Одессой с сентября 1820 года были короткими и случались как бы по пути из Кишинева и снова в Бессарабию. Но молодой город, полный жизни, энергии, произвел на поэта впечатление. А после второго приезда в Одессу, в марте 1821 года, Пушкин пишет Дельвигу: «Скоро оставлю благословенную Бессарабию — есть страны благословеннее». А затем уже в стихах:

 Но солнце южное, но море... 
 Чего ж вам более, друзья? 
 Благословенные края!

11-13 мая 1821 года поэт снова приезжает в Одессу. Он останавливается в заезжем дворе кишиневского знакомого негоцианта Карла Сикара на улице Итальянской (с 1880 года Пушкинская). По воспоминаниям современников, именно в этот приезд поэт читал А. Н. Раевскому свое стихотворение «Дионея». Тогда же был написан эпилог к поэме «Кавказский пленник», о чем свидетельствует дата под текстом: «Одесса. 1821. 15 мая».

Пробыв в Одессе около двух недель, 24 мая Пушкин уезжает в Бессарабию надолго. Однако одесские впечатления тревожат его душу, не оставляют в покое. Он много и увлеченно говорит о них с А. Л. и В. Л. Давыдовыми, которые останавливались в Кишиневе по пути в Одессу, поздравляет С. И. Тургенева с приездом в южный город: «С радостью приехал бы я в Одессу побеседовать с вами и подышать чистым европейским воздухом, но я сам в карантине, и смотритель Инзов не выпускает меня, как зараженного какою-то либеральною чумою». А в феврале 1823 года в письме к П. А. Вяземскому Пушкин пишет: «…я ждал тебя осенью в Одессу и к тебе бы приехал — да мне все идет наперекор».

9 мая 1823 года, в тот день, когда Пушкин начал свой роман «Евгений Онегин», А. И. Тургенев писал Вяземскому в Москву: «Граф Воронцов сделан Новороссийским и

Бессарабским генерал-губернатором. Не знаю еще, отойдет ли к нему и бес арабский!» — как называли поэта кишиневские друзья. Тургенев говорил о переводе Пушкина в Одессу с К. В. Нессельроде и М. С. Воронцовым и получил согласие. «Он берет его к себе от Инзова и будет употреблять, чтобы спасти его нравственность, а таланту даст досуг и силу развиться». И дальше: «Меценат, климат, море, исторические воспоминания — все есть; за талантом дело не станет, лишь бы не захлебнулся. Впрочем, я одного боюсь: тебя послали в Варшаву, откуда тебя выслали; Батюшкова — в Италию — с ума сошел; что-то будет с Пушкиным?»

Что же было с Пушкиным в Одессе?

Здесь, в этом южном городе, Пушкин провел тринадцать месяцев: с 3 июля 1823 года по 31 июля 1824 года. Здесь, в Одессе, были написаны две с половиной главы романа «Евгений Онегин», «Цыганы», закончен «Бахчисарайский » фонтан», написаны политические стихотворения — «Свободы сеятель пустынный», «Недвижный страж » дремал на царственном пороге», «Зачем ты послан был и кто тебя послал?», «Кто, волны, вас остановил?», ряд эпиграмм; создано более тридцати лирических стихотворений, среди которых «Ночь», «Простишь ли мне ревнивые мечты», «Завидую тебе, питомец моря смелый», «Надеждой сладостной младенчески дыша», «Бывало в сладком ослепленье», ряд философских — «Демон», «Телега жизни», «Л. Пушкину», «Придет ужасный час». Одесскими впечатлениями навеяны также более двадцати позднейших стихотворений.

Стена Карантина (1794 г.) на территории парка имени Т. Г. Шевченко
Стена Карантина (1794 г.) на территории парка имени Т. Г. Шевченко

Город был всего на пять лет старше Пушкина и готовился отпраздновать свое тридцатилетие. Отличная планировка архитектора Деволлана умело сочеталась с рельефом местности. Перспектива морского простора с окрыленными парусами кораблей открывалась тогда со многих улиц Одессы. Город был сравнительно невелик, он разделялся на два форштадта — Военный и Греческий. Центральную часть города отделяли две глубокие балки — с юга Карантинная, а с северо-запада — Военная, использовавшиеся под спуски к порту. Центром Военного форштадта была Театральная площадь, где возвышалось здание первого городского театра, фасадом обращенное к морю. Молодой порт пестрел флагами бригов и бригантин.

Одесса. Порт. Литография Ф. Гросса по рисунку П. Раненкамфа. 1830-е гг.
Одесса. Порт. Литография Ф. Гросса по рисунку П. Раненкамфа. 1830-е гг.

«Грамотой на бессмертие» города назвал современник поэта Василий Туманский строки из «Путешествия Онегина», написанные позднее по одесским впечатлениям. Вот какой осталась в памяти Пушкина Одесса:

 Там все Европой дышит, веет, 
 Все блещет югом и пестреет 
 Разнообразностью живой.

Приходившие и уходившие суда были живой связью России с Европой, торговлей оживляя отношения и являясь источником экономических и политических новостей:

 Дитя расчета и отваги, 
 Идет купец взглянуть на флаги, 
 Проведать, шлют ли небеса 
 Ему знакомы паруса. 
 Какие новые товары 
 Вступили нынче в карантин? 
 Пришли ли бочки жданных вин? 
 И что чума? и где пожары? 
 И нет ли голода, войны 
 Или подобной новизны.

Поэт гулял у моря и на бульваре, еще совсем молодом, его начали возводить лишь в 1822 году. Прелести теперешних зеленых насаждений Одесса тогда не знала. Для озеленения бульвара из ботанического сада было пересажено более четырехсот пятидесяти деревьев:

 Кой-где недавный труд заставил 
 Младые ветви в знойный день 
 Давать насильственную тень.

Пушкин называл Одессу «полгода — чернильница, полгода — песочница», по ассоциации песочниц и чернильниц, стоявших на каждом столе в канцелярии графа Воронцова.

 А где, бишь, мой рассказ несвязный? 
 В Одессе пыльной, я сказал. 
 Я б мог сказать: в Одессе грязной - 
 И тут бы, право, не солгал. 
 В году недель пять-шесть Одесса, 
 По воле бурного Зевеса, 
 Потоплена, запружена, 
 В густой грязи погружена. 
 Все домы на аршин загрязнут, 
 Лишь на ходулях пешеход 
 По улице дерзает вброд; 
 Кареты, люди тонут, вязнут, 
 И в дрожках вол, рога склоня, 
 Сменяет хилого коня.
* * *
 Но уж дробит каменья молот, 
 И скоро звонкой мостовой 
 Покроется спасенный город, 
 Как будто кованой броней.

Только в год приезда поэта, в 1823-м, было принято решение об устройстве мостовой и тротуаров на улицах Ришельевской (ныне Ленина) и Херсонской (ныне Пастера). Не было их и на знаменитой Дерибасовской улице. Впрочем, тогда еще не было и ее названия. При Пушкине она называлась Гимназской, а Дерибасовской стала 2 сентября 1824 года, в год 30-летия города. Назвали ее в честь И. М. Дерибаса. И. М. Дерибас был русским адмиралом и одним из основателей Одессы. Его брат Ф. М. Дерибас подарил городу сад, «устроенный для публичных гуляний».

Одесса. Ланжеронская улица. Литография на почтовой бумаге. Начало ХIХ в.
Одесса. Ланжеронская улица. Литография на почтовой бумаге. Начало ХIХ в.

В центре Греческого форштадта (ныне площадь Мартыновского) был Греческий базар, где продавали фрукты, книги, оружие и многое другое.

Одесса. Купальный берег. Литография на почтовой бумаге. 1830-е гг.
Одесса. Купальный берег. Литография на почтовой бумаге. 1830-е гг.

«В Одессах я уже не застал любопытного зрелища: в лавках, на улицах, в трактирах — везде собирались толпы греков, все продавали за ничто свое имущество, покупали сабли, ружья, пистолеты, все говорили об Леониде, об Фемистокле, все шли в войско счастливца Ипсиланти», — писал поэт декабристу В. Л. Давыдову. С А. К. Ипсиланти Пушкин был знаком еще с лицейских времен, встречался в Кишиневе.

Одесса. Ришельевский лицей. Литография на почтовой бумаге. 1830-е гг.
Одесса. Ришельевский лицей. Литография на почтовой бумаге. 1830-е гг.

В 20-е годы в Одессе действовало тайное «Общество независимых», организованное В.Сухачевым. Здесь жили и бывали многие видные участники декабристского движения, знакомые Пушкина по Киеву, Каменке и Кишиневу: П. И. Пестель, М. Ф. Орлов, М. С. Лунин, С. И. и М. И. Муравьевы-Апостолы, М. А. Фонвизин, Н. В. Басаргин, А. П. Юшневский, С. Г. Волконский, П. А. Муханов и другие. Одесский знакомый Пушкина В.И.Туманский переписывался с К. Ф. Рылеевым и А. А. Бестужевым.

В Одессе у Пушкина было много друзей и знакомых. Но здесь почувствовал он и официальную скованность, показавшуюся ему тем более обидной после непринужденного, хоть и наскучившего ему, кишиневского общества.

«Старичок Инзов сажал меня под арест всякий раз, как мне случалось побить молдавского боярина. Правда… в то же время приходил меня навещать и беседовать со мной об гишпанской революции», — писал Пушкин А. И. Тургеневу из Одессы летом 1824 года. А о Воронцове складывается у поэта иное мнение: «Между тем приезжает Воронцов, принимает меня очень ласково, объявляет мне, что я перехожу под его начальство, что остаюсь в Одессе — кажется и хорошо — да новая печаль мне сжала грудь — мне стало жаль моих покинутых цепей».

Одесса. Кафедральный собор. Литография на почтовой бумаге. 1830-е гг.
Одесса. Кафедральный собор. Литография на почтовой бумаге. 1830-е гг.

Пушкин, по наблюдению И. П. Липранди, «никогда не любил аристократических, семейных, этикетных обществ, существовавших в домах Воронцовых и Нарышкиных». Поэт любил спорить о вечерам с А. Н. Раевским, называл его «демоном», говорить о поэзии с В. И. Туманским, встречаться с Н. С. Алексеевым, И. П. Рено, Ф. Ф. Вигелем, А. И. Левшиным, . П. Липранди, Ц. Ю. Оттоном и новым знакомым — мавром Али. то был капитан коммерческого судна, веселый, жизнерадостный человек — «сын египетской земли, корсар в отставке, Морали».

Летом 1823 года Пушкин в Одессе познакомился с поэтом, переводчиком и журналистом Семеном Егоровичем Раичем*, издателем альманаха «Северная лира», журнала «Галатея», где были напечатаны отрывки из «Кавказского пленника», стихотворения «Муза», «Цветок», «Вы избалованы природой». Пушкин читал Раичу в Одессе «Песнь о вещем Олеге» и отрывки из «Евгения Онегина», они говорили о современной критике, последних литературных изданиях.

* (Настоящая фамилия-Амфитеатров.)

К большому неудовольствию графа Воронцова, Пушкин редко бывал в канцелярии. И Воронцов пишет в Петербург: «…нельзя быть истинным поэтом, не работая постоянно для расширения своих познаний, а их у него недостаточно».

А между тем какую большую литературную работу в Одессе делает двадцатичетырехлетний юноша — Александр Пушкин!

Это прежде всего стихи, поэмы, роман в стихах, эпиграммы, рисунки, письма… Это хлопоты об изданиях своих произведений. Переговоры о публикации «Элегии», «Нереиды», это выход в свет «Бахчисарайского фонтана» 10 марта 1824 года в Москве.

М. С. Воронцов. Рисунок К. Гампельна I четверть XIX в.
М. С. Воронцов. Рисунок К. Гампельна I четверть XIX в.

Это чтение и разбор с Мухановым и Орловым поэмы Рылеева «Войнаровский», привезенной в Одессу. Замыслы переиздания «Кавказского пленника», хлопоты по изданию первой главы «Онегина».

Поэт следит за выходом журналов, читает первую экономическую газету, выходившую тогда в Одессе «Journal D’Odessa», работает в библиотеке Воронцова, переписывая «Записки» Екатерины II, читает переписку с графом А. Р. Воронцовым и замечания Екатерины II на «Путешествие» Радищева. А встречи, споры, прогулки, путешествия, питающие воображение поэта!

В. Ф. Вяземская. Рисунок Л. Молинари. 1810-е гг.
В. Ф. Вяземская. Рисунок Л. Молинари. 1810-е гг.

В Одессе Пушкин встретил свою знакомую по Киеву Каролину Собаньскую. Вот как характеризуют ее исследователи: «Красивейшая из живших тогда в Одессе полек; веселая, изящная, живая, всесторонне образованная, любительница изящных искусств, прекрасная пианистка, она была душою того общества, к которому принадлежала». Некоторые исследователи считают, что стихотворение Пушкина «Простишь ли мне ревнивые мечты» посвящено не Амалии Ризнич, а Каролине Собаньской. 11 ноября 1823 года, в день создания этого стихотворения, поэт был в соборе на крестинах сына Воронцовых, и Каролина Собаньская, опустив пальцы в кропильницу, коснулась лба поэта. В рукописи Пушкина сделана в этот день пометка «крещенье».

Е. К. Воронцова. Рисунок Л. С. Пушкина
Е. К. Воронцова. Рисунок Л. С. Пушкина

В 1830 году поэт написал в альбом Собаньской стихотворение «Что в имени тебе моем?»:

 Что в имени тебе моем? 
 Оно умрет, как шум печальный 
 Волны, плеснувшей в берег дальный, 
 Как звук ночной в лесу глухом.
Страница из черновика романа 'Евгений Онегин'
Страница из черновика романа ‘Евгений Онегин’

Профиль Каролины Собаньской рисует поэт на полях своих рукописей. Это единственное известное ее изображение тех лет.

Каролина Собанъская(?). Рисунок А. С. Пушкина
Каролина Собанъская(?). Рисунок А. С. Пушкина

Одесский период жизни Пушкина нашел отражение в графике поэта. Более ста рисунков, профилей, зарисовок и автопортретов на страницах пушкинских рукописей создано в Одессе. В серии одесских автопортретов Пушкин без локонов, вид более строгий, чем во время поездки в Крым и на Кавказ. «Вот каков он был, тогдашний Пушкин, одесский Пушкин, наш Пушкин! Романтическая восторженность видна в этом благородном, задумчивом профиле, весь он дышит «гордой юностью», — пишет один из издателей пушкинского автопортрета этого периода.

Пушкин рисует в Одессе Данте, Наполеона, Мирабо, Робеспьера, Вольтера, взлетающего Меркурия, иллюстрации к «Цыганам», задуманному произведению «Влюбленный бес», к первым главам «Онегина».

В. Туманский(?). Рисунок А. С. Пушкина
В. Туманский(?). Рисунок А. С. Пушкина

На листках одесской тетради появляются профили друзей и знакомых: П. И. Пестеля, А. С. Грибоедова, В. Л. Давыдова, Ф. И. Толстого (американца), В. Ф. Вяземской, А. Ризнич, М. Н. Раевской, графа М. С. Воронцова.

Здесь, в Одессе, написаны первые главы «Евгения Онегина», и одесский знакомый Пушкина, поэт В. Туманский, член вольного общества любителей русской словесности, «человек чувств и пылкого ума», как предполагают некоторые исследователи, послужил прототипом Владимира Ленского.

Тридцать набросков и рисунков поэта связано с образом Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой. Пушкин ее рисует начиная со времени их знакомства, которое могло состояться не раньше самого конца ноября — начала декабря 1823 года, так как 8 ноября у Воронцовой родился сын Семен, и она не бывала в обществе.

Елизавета Ксаверьевна Воронцова была дочерью графа К. П. Браницкого, а со стороны матери ее род происходил от Г. А. Потемкина. От отца она унаследовала ум, обаяние, а от Потемкиных — умение себя держать и «поражала сановитостью». Будучи старше Пушкина на семь лет, она оказывала поэту покровительственное внимание, проявила интерес к его поэзии, и отношения юного пылкого поэта и гордой красивой женщины перешли в глубокое чувство.

Лист рукописи Пушкина. Профиль кн. А. Ипсиланти. Среди женских профилей третий - 'Ризнич с длинным носом ...'
Лист рукописи Пушкина. Профиль кн. А. Ипсиланти. Среди женских профилей третий — ‘Ризнич с длинным носом …’

Как свидетельствуют современники, «ни одна женщина в Одессе не могла соперничать с графиней в вопросах кокетства. Любезна, грациозна, она умела сохранить в возрасте фатальном для других женщин всю привлекательность молодости». Воронцова была тонко образована, интересная собеседница, любительница искусств и хорошая музыкантша. Ей поэт посвятил многие свои произведения: «Желание славы», «Все кончено: меж нами связи нет», «Приют любви, он вечно полн», «К морю» (первая редакция), «Ненастный день потух», «Пускай увенчанный любовью красоты», «Храни меня, мой талисман», «В пещере тайной в день гоненья», «Все в жертву памяти твоей», «Сожженное письмо» и другие. Воронцова хранила память о Пушкине всю жизнь, до самой смерти, восхищаясь его произведениями, ей читали их каждый день, многие годы.

Е. К. Воронцова. Рисунок Салъферини
Е. К. Воронцова. Рисунок Салъферини

Летом 1824 года в Одессе жила В. Ф. Вяземская — жена поэта П. А. Вяземского. Пушкин был в этот период ее единственным другом. «Я очень жалею его: все мои одесские привязанности сосредоточились на нем…» — пишет Вера Федоровна. И когда у Пушкина появился замысел бегства из России, поэт посвятил в свои планы в первую очередь Вяземскую, просив ее раздобыть денег. В приготовлениях несостоявшегося бегства Пушкина за границу ему помогали Е. К. Воронцова и В. Ф. Вяземская. Чувство любви, привязанность сердца остановили поэта:

 Могучей страстью очарован, 
 У берегов остался я...

Непростые отношения сложились у Пушкина с М. С. Воронцовым. Письма и эпиграммы поэта, переписка графа свидетельствуют о том, что в течение тринадцати месяцев одесской жизни Пушкина они претерпели значительные перемены, но и сегодня не все в них ясно и поддается объяснению.

Родившийся в Петербурге, воспитанный в Лондоне, М. С. Воронцов был одним из образованнейших людей своего времени. Мнения о нем современников и потомков, историков и литературоведов крайне противоречивы. Декабрист С. Г. Волконский, например, говорит о нем как о тщеславном, неблагодарном, неразборчивом в средствах для достижения своей цели, мстительном человеке. Однако известно и другое. М. С. Воронцов — герой Отечественной войны 1812 года, участник многих сражений, был ранен при Бородине. Потом правитель огромного края, много сделавший для его развития и благоустройства. В период его правления Новороссийским краем в Одессе печатались три газеты, два календаря, открылись публичная библиотека, музей древностей, начали свою деятельность ученые общества, был учрежден строительный комитет, учебный округ, положено начало отечественному судоходству по Черному морю, изданы шестьдесят три книги, правда, из них всего четыре касались литературы. Поэзии же граф не понимал и не любил.

Приняв Пушкина под свое покровительство, Воронцов сразу же установил с ним те же отношения, какие существовали у него с небольшими чиновниками его канцелярии, и в переписке всегда подчеркивал, что не выделяет поэта среди остального своего окружения. «Я говорю с ним не более 4 слов в две недели», — писал он П. Д. Киселеву в ответ на вопросы о Пушкине. И отзывался о поэте вполне лояльно: «По всему, что я узнаю на его счет и через Гурьева, и через Казначеева, и через полицию, он теперь очень благоразумен и сдержан».

Отношения начали портиться зимою 1824 года. Что послужило первоначальным поводом, неизвестно, но постепенно в письмах Воронцова к друзьям и в Петербург начинает прорываться нескрываемое раздражение против Пушкина, не один раз он намекает Нессельроде, что хорошо бы перевести поэта куда-нибудь, где «более благоприятный» для него климат. В других письмах губернатор порицает «праздный» образ жизни поэта, дурное окружение, которое «умножает его самолюбие», а в общении, видимо, держится с ним подчеркнуто начальственно. Недаром поэт писал позднее к А. И. Тургеневу, объясняя все происшедшее между ним и Воронцовым: «Он видел во мне коллежского секретаря, а я, признаюсь, думаю о себе что-то другое». Тогда стала распространяться в обществе знаменитая эпиграмма на Воронцова «Полумилорд, полукупец…». В мае Пушкину было предписано выехать в командировку по борьбе с саранчой, опустошавшей в то время южные степи. И 23 числа, получив четыреста рублей на прогоны, поэт поехал собирать сведения о саранче в Херсонской, — Александрийской, Елисаветградской губерниях. Пушкин доехал либо до Херсона, либо до Николаева, а может быть, и останавливался где-нибудть по пути, чтобы отпраздно вать свой день рождения 26 мая. —

Так, некоторые исследователи полагают, что поэт остановился в имении Сасовка, в двадцати километрах от Елисаветграда, и там в семье своего знакомого, Льва Леонтьевича Добровольского, провел время, читал «Евгения Онегина», «пил венгерское вино». Написанная накануне дня рождения эпиграмма «Сказали раз царю…» дает возможность представить, какая горечь и обида были в душе поэта при воспоминании о Воронцове, который обходился с ним с непристойным неуважением, 28 мая 1824 года Пушкин возвратился из командировки и подал рапорт Воронцову о поездке. А друзья писали по этому поводу: «Пушкин был послан на саранчу. — Он воевал с нею и после весьма трудной кампании вчера вернулся, отступив перед несметным неприятелем». Профессор Ришельевского лицея К. П. Зеленецкий впервые в 1854 году в своей статье о пребывании Пушкина в Одессе приводит шутливый рапорт, «приписывемый поэту»:

 Саранча летела, летела 
 И села 
 Сидела, сидела - всё сьела 
 И вновь улетела.

Когда Воронцов прочел этот pапорт в стихах, он был крайне возмущен и собирался строго наказать Пушкина. «Вечером, — пишет Воронцов А. А. Фонтону из Одессы, — начал я читать другие отчеты по саранче… Тут и планы, и таблицы, и вычисления. Осилил я один страниц в 30 и задумался — какой вывод? Сидела, сидела, все съела и вновь улетела, — другого вывода сделать я не мог. Мне стало смешно, и гнев мой на Пушкина утих».

Отношения, однако, не улучшились. Воронцову к этому времени, видимо, стала известна пушкинская эпиграмма, он не скрывал уже неприязни к поэту (об этом писал в воспоминаниях Ф. Ф. Вигель). Пушкин не мог этого не замечать. Позже он писал: «Я поссорился с Воронцовым и завел с ним полемическую переписку, которая кончилась с моей стороны просьбою в отставку». Это было протестом и дерзостью со стороны опального поэта. Губернатор отправил просьбу поэта в Петербург.

11 июля 1824 года в Одессе было получено предписание — Пушкина «исключить из списка министерства иностранных дел за дурное поведение» и выслать в Псковскую губернию, в село Михаиловское. Поводом для отставки послужило прочитанное полицией письмо поэта, где он признавался, что берет «уроки чистого афеизма». Все было обдумано до мелочей: как объявить поэту это решение, как взять с него подписку об исполнении, с кем ехать, каким путем. Во избежание встреч со старыми друзьями поэту строго воспрещалось ехать через Киев. Его путь лежал через Николаев, Елисаветград, Кременчуг, Чернигов и Витебск. На прогоны были назначены три лошади и выдано триста восемьдесят девять рублей четыре копейки. «Маршрут сей до Киева не касается» — под этим стояла подпись Пушкина.

30 июля 1824 года Пушкин был в последний раз в городском театре на представлении оперы Россини «Турок в Италии». 1 августа 1824 года поэт уехал из Одессы.

… Одесский год оставил глубокий след в жизни Пушкина. Им завершилось четырехлетнее пребывание его в южной ссылке, здесь заканчивался романтический период его жизни и творчества. Одессу покидал уже всей России известный поэт (по свидетельству современника, в городе в то время не было дома, где не произносилось бы имя Пушкина, не читались бы его стихи), автор первых русских романтических поэм, первых глав романа «Евгений Онегин», множества других произведений. Предписывая поэту путь следования в новую ссылку, правительство уже опасалось его растущей славы.

Жизнь на юге полна была не только радостью созидания. О том, как мучительны были для Пушкина поиски собственных путей в жизни и искусстве, свидетельствует глубокий и длительный духовный кризис, выйти из которого он смог только в Михайловском (одесский год во многом отмечен чертами этого кризиса).

И тем не менее образ яркого города на берегу Черного моря, где

 ...все Европой дышит, веет. 
 Все блещет югом и пестреет 
 Разнообразностью живой,

остался в памяти поэта и оказался навсегда связанным с воспоминаниями о молодости и полноте жизни.

Эти воспоминания вылились в так называемые «одесские» строфы романа «Евгений Онегин», которые Пушкин напечатал в 1827 году в «Московском вестнике» (в том же году они были перепечатаны в «Одесском вестнике»). А много лет спустя, заканчивая «Онегина», поэт поместил их в финал романа, подчеркнув тем самым значимость для себя этого времени:

 Но поздно. Тихо спит Одесса; 
 И бездыханна и тепла 
 Немая ночь. Луна взошла, 
 Прозрачно-легкая завеса 
 Объемлет небо. Все молчит; 
 Лишь море Черное шумит...
* * *
Итак, я жил тогда в Одессе...
* * *

13 февраля 1837 года на страницах «Одесского вестника» было напечатано «сообщение» о смерти поэта — «незаменимой утрате, постигшей русскую литературу». «В Одессе только и говорят о смерти поэта Пушкина», — сообщали А. Н. Раевскому. Осенью 1850 года в Одессе побывал П. А. Вяземский, и первый тост на торжественном обеде в его честь был в память о Пушкине.

Новороссийский университет, открытый в 1865 году в Одессе, один из первых начал изучение творчества Пушкина. 16 апреля 1889 года на Приморском бульваре «на добровольные деяния граждан» был открыт памятник А. С. Пушкину.

В 1923 году в Одессе была создана Пушкинская научная комиссия при Одесском Доме ученых, которую возглавил Михаил Павлович Алексеев, впоследствии видный ученый-пушкинист, академик, председатель Всесоюзной Пушкинской комиссии АН СССР.

 

Источник:  http://a-s-pushkin.ru/books/item/f00/s00/z0000033/st010.shtml

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *