Немодрук Артём. Подвиг шахтёров под Одессой. Общая история и культурный сепаратизм | Куликовец

Немодрук Артём. Подвиг шахтёров под Одессой. Общая история и культурный сепаратизм

Донбасс сегодня отделился от Украины территориально и отделяется экономически. Вместе с этим, украинские власти делают всё возможное, чтоб отделить Донбасс и культурно: история переписывается, факты замалчиваются, люди начинают забывать, что история у нас, жителей разных регионов, одна — на всех!

Сегодня, 16 октября, день эвакуации советских войск из Одессы, но я расскажу о подвиге 250 шахтёров Донбасса во время обороны города.

Оборона Одессы

В начале Великой Отечественной войны Южный фронт Красной Армии, противостоявший гитлеровским частям и соединениям румынской армии, являлся одним из самых успешных. В первые дни войны частям Красной Армии здесь удалось не только сдержать натиск противника, но и перейти в наступление, заняв населённые пункты на территории Румынии.

Ситуация кардинально изменилась после неудач Юго-Западного фронта, где гитлеровцы добились серьёзного успеха.

Части Южного фронта вынуждены были начать отступление. К середине июля под угрозой захвата противником оказалась Одесса. 19 июля из войск, оборонявших одесское направление, была сформирована Приморская армия. Три дня спустя противник произвёл первый авианалёт на Одессу.

Ситуация с каждым днём становилась всё хуже и хуже. 5 августа 1941 года Приморская армия отошла на рубеж Березовка — Раздельная — Кучурганский лиман. Командующий армией генерал-лейтенант Георгий Софронов получил приказ Ставки: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот».

Румынская армия, которая осаждала город, превосходила советскую по численности в несколько раз, более того, она была хорошо оснащена и владела самой современной военной техникой, в то время как советские войска значительно отставали в этом плане от нападающих. В осаде и штурме Одессы в составе 4-й румынской армии и 72-й пехотной дивизии вермахта принимали участие 340 тысяч солдат и офицеров. Однако, несмотря на превосходство фашистских войск, советская армия смогла долго держать оборону и не пускать захватчиков в город.Так начиналась оборона Одессы, вошедшая в историю как одна из ярких страниц Великой Отечественной войны.

5 августа румынская армия атаковала советские войска в предместьях Одессы и началась крупная оборонительная операция. В начале августа в румынские войска под Одессой прибыл фашистский диктатор Румынии Антонеску. Недалеко от Одессы, на станции Выгода, состоялось совещание офицеров, на котором Антонеску категорически потребовал, во что бы то ни стало овладеть Одессой, назначив при этом на 23 августа парад румынских войск на центральной площади города. Уже 8 числа было официально объявлено о том, что город взят в осаду, а 10 августа войска фашистов вплотную подошли к границам города, хотя до этого бои велись поодаль.

Наступление румынских войск привело к тому, что Приморская армия была отрезана от других частей Южного фронта. В руках обороняющихся осталась территория, ограниченная дугой длиной в 80 км, которая упиралась своими основаниями в берег моря. На правом фланге эта дуга отодвинута была от Одессы примерно на тридцать километров, а на левом фланге и в центре — на сорок.

13 августа 1941-го года румыны замкнули кольцо окружения с восточной стороны города. Город оказался полностью отрезан от Южного фронта советской армии. С 15 августа под Одессой развернулись особенно сильные бои – враг перешел в решительное наступление, нанося удар по правому флангу обороны.

 

19 августа положение на всем фронте обороны Одессы значительно ухудшилось… Наступил наиболее критический период обороны – борьба на ближних подступах к городу. Ставка приказала создать Одесский оборонительный район (ООР) во главе с бывшим командиром Одесской военно-морской базы, контр-адмиралом Гавриилом Васильевичем Жуковым. ООР был разбит на три сектора – Западный, Восточный и Южный, в которые входили следующие территории: Фонтанка, Кубанка, Коваленка, Отрадовка, Первомайск, Беляевка, Маяки, Каролино-Бугаз. Только морем была возможна эвакуация раненых и гражданского населения. В мелких районах необходимо было срочно создать оборонительные сооружения, чтобы подготовить город к длительной обороне и не допустить проникновения фашистских войск внутрь. В это же время было принято решение выдать оружие всем горожанам, которые могли участвовать в обороне, и сформировать из них отряды. Позже к этим отрядам присоединились и моряки.

В Восточный сектор ООР (начальник – комбриг С.Ф. Монахов) входили 1-й Черноморский полк морской пехоты (1-й морской полк Одесской военно-морской базы), 26-й полк погранвойск НКВД, 54-й полк 25-й стрелковой дивизии, батальон 136-го запасного полка, два истребительных батальона, 412 батарея береговой обороны и другие подразделения.

С 22 августа атаки противника уже следовали одна за другой, не прекращаясь даже ночью. Особенно тяжелые бои пришлось вести в эти дни воинам группы войск Восточного сектора. Здесь противник сосредоточил и бросил в бой более 50 тысяч солдат и офицеров. Такого скопления вражеских сил на узком участке фронта до сих пор не было. Именно в Восточном секторе обороны в районе села Чебанка находилась 412-я береговая батарея (командир батареи — капитан Николай Викторович Зиновьев, комиссар – политрук Александр Васильевич Малинко), малозаметная благодаря хорошей маскировке, мощная огневая поддержка которой имела решающее значение для всего сектора обороны. Как свидетельствуют источники: «На артиллерийском огне береговой и полевой артиллерии в основном зиждилась вся оборона Одессы».

412 батарея береговой обороны и подвиг шахтёров Донбасса во время обороны Одессы

412-я батарея была создана в период с 1930 по 1934 годы. Располагалась она неподалеку от нынешнего пгт. Черноморского (бывш. с.Чабанка, ныне Гвардейское) и, как и 21-я батарея входила в состав 44-го артдивизиона Одесской военно-морской базы. Батарея была полностью автономным объектом. Объем подземных сооружений позволял разместить все необходимое для долговременной обороны. Здесь имелось свое энергетическое хозяйство — была сооружена дизельная электростанция, насосная станция, насосное оборудование, пункт связи, кубрики, библиотека, санпункт, камбуз, прачечная и другие помещения. Объект являлся составной частью пояса береговой обороны Одессы. Фактически батарея представляла собой небольшой береговой форт: три 180-миллиметровых орудия в бронированных башнях, командные пункты, силовые установки, кубрики личного состава в железобетонной защите. Все пушки и электростанция были соединены подземной галереей. От электростанции начинался подземный ход (потерна) на Командный пункт батареи, который находился над берегом моря в 1400 метрах от орудий. Батарея могла поразить цель на дальности до 40 километров, а снаряды при стрельбе летели на высоте до 17 километров. Основной задачей 412 батареи являлось прикрытие Одесского залива, совместно с аналогичными по вооружению 411 береговой батареей и 21 береговой батареей, вооруженными тремя 203-миллииметровыми орудиями, она могла нанести сокрушающий кинжальный удар всем врагам, решившим подойти к Одессе с моря.

С началом ожесточенных боев огонь 412 батареи был очень эффективен, но, предназначенная поражать дальние цели и малоуязвимая при ударах с воздуха, она была почти беззащитна от врага, оказавшегося в непосредственной близости от боевых расчетов.

У врага был свой счет к 412-й батарее, расположенной на важном стратегическом направлении и к её защитникам. Они решили любой ценой прорваться к морю, захватить 412-ю батарею и использовать ее орудия для обстрела аэродрома, города, порта и фарватера, по которому транспортные суда и военные корабли подходили к порту и уходили из Одессы. Осуществление этого замысла означало бы гибель для осаждённого города.

В этом районе сектора обороны Одессы, от берега моря и до села Шицли (чуть севернее батареи), сражались бойцы 1-го морского полка (морская пехота) полковника Я.И. Осипова.

Имея большое преимущество в личном составе, румыны, поддерживаемые отборными немецкими подразделениями, упрямо рвались к морю, к батарее. Усилив свою пехоту кавалерией и танками, противник беспрерывно атаковал позиции 1-го полка. Морские пехотинцы несли большие потери. Со временем враг добился успеха и потеснил поредевшие части 1-го полка морской пехоты и 54-го стрелкового полка. Небольшие группы вражеских автоматчиков просочились в стык двух полков и закрепились на расстоянии 2-3 км от позиций 412-й батареи.

После ожесточенных боёв, которые часто переходили в рукопашную, румыны захватили села Булдынка, Шицли, и Старая Дофиновка. Они оттеснили моряков к морю, стали окружать Чебанку, 412-ю батарею и уже вышли на Николаевскую дорогу, где перед ними, в направлении Одессы подготовленных рубежей обороны еще не было.

Здесь противник остановился, поджидая подхода своей боевой техники и артиллерии, накапливая силы для захвата батареи и дальнейшего прорыва к городу.

Связь с 412-й батареей прервалась, но по данным 1-го полка моряков вокруг нее шел бой, а значит, батарея была жива, и штаб Одесского оборонительного района напряженно искал выход из создавшегося положения.

Начальнику Восточного сектора Монахову не хватало собственных сил, чтобы выбить вражеских автоматчиков. Он просил помощи, но свободных резервов не было: «жмут везде».

В это время командующему войсками ООР Гавриилу Жукову доложили, что во 2-м морском полку есть две только что прибывшие на пополнение маршевые роты, но они не вооружены.

Все 250 человек этих рот являлись шахтёрами из  г. Донецк (тогда — Сталино). Пополнение из шахтёров Донбасса прибыло в осаждённую Одессу утром 22 августа, вместе с двумя отрядами моряков-добровольцев: в 1-м — до 600 человек, во 2-м — до 700 человек. Эти отряды были сформированы в сжатые сроки для пополнения сухопутных частей Одесского оборонительного района. И прибыли в Одессу из Севастополя на кораблях Черноморского флота – крейсере «Красный Крым», эсминцах «Дзержинский» и «Фрунзе».

Хорошо вооруженных моряков-черноморцев сразу же распределили по воинским частям Западного и Южного секторов обороны, а стремившихся попасть на передовую не вооруженных шахтеров-добровольцев временно определили в 1-й батальон 2-го морского полка, который в то время был учебным полком Одесской военно-морской базы. Здесь они в кратчайшие сроки должны были стать особым родом войск, морской пехотой – наводящими ужас на врага «черными дьяволами». Для шахтеров пройти это перевоплощение было не сложно, потому как выходцы из горняцкой среды всегда обладали высокими воинскими качествами.

Контр-адмирал Жуков уточнил, как они владели гранатой. Со слов комбата: бросали болванку, а настоящую гранату никто еще в руки не брал, но устройство и обращение с ней большинство знало.

После короткого совещания с членом Военного совета Ильей Азаровым, решив, что иного выхода нет, командующий войсками оборонительного района приказал послать на передовую шахтеров. Через час за ними должны были прибыть машины. Каждый боец получил не менее пяти гранат.

Азаров захотел лично подготовить шахтеров к бою. Но комиссар Бондаренко настаивал на том, что во  2-м полку с этой задачей справятся сами, поскольку «шахтеры народ хороший».

Навсегда запомнил, как уходили в бой шахтеры, политрук 2-го морского полка Семен Бондаренко:

«Сначала собрали коммунистов. Объяснили задачу. Сказали: нужно выручать береговую батарею.

— Если враги захватят батарею, — начал политрук роты Пронин, — они ее мощные морские орудия повернут на город… Вы понимаете?

Потом собрали всех. Было примерно то же.

Кто-то нерешительно сказал:

— Без оружия в бой — все равно, что в шахту без отбойного молотка…

— А по скольку гранат дадут? — спросил другой.

— По шесть – восемь, — ответил Пронин.

— Ничего, — успокоил кто-то, — граната — тоже оружие…

— Пора, что ли? — сказал напоследок один рослый шахтер».

В казарме осталось 12 человек — раненые и больные. Им передавали наспех написанные письма, просили записать адреса родных.

По просьбе шахтеров всем выдали тельняшки, кроме гранат дали саперные лопатки. Командиром отряда назначили старшего лейтенанта Силина, политруком – Пронина. Когда сели в машины, запели: «Слушай, рабочий, война началася».

О подробностях боя в ночь с 23 на 24 августа известно мало. В книге бывшего члена Военсовета ООР Азарова приводится доклад командира 1-го морского полка Осипова:

«Противник пытался расширить прорыв в стыке, где просочились автоматчики. Двигавшуюся туда роту с приданными минометными командами встретили шахтеры с гранатами. Они спасли положение… У них очень большие потери, – глухо сказал Осипов, – командир роты старший лейтенант Силин убит… Когда он упал, произошло замешательство. Но он поднялся и снова побежал. Второй раз упал – и уже не встал. Роту повел в атаку политрук Пронин».

На основе свидетельств участников обороны реконструировал этот бой военный историк Новомир Царихин:

«Колонна с потушенными фарами мчалась в сторону Чебанки. Вскоре впереди стали хорошо видны взрывы и светящиеся цепочки трассирующих пуль. Там шел бой… Не доезжая до дороги к 412-й батарее, машины обстреляли, видимо, румыны издали услышали шум моторов.

Шахтеры спешились, прошли вперед. На дороге и вокруг нее на обочинах было много румын. Внезапно для них шахтеры бросились в атаку и применили гранаты, а командиры короткими очередями из своих автоматов, принялись срезать вражеских солдат. И хотя среди румын началась паника, стрельбу по шахтерам они открыли. Наши бойцы смешались с противником и, орудуя саперными лопатками, ножами и кулаками, перешли в рукопашную. Крики, стрельба, стоны…

Бой был скоротечным.

В ходе боя погиб командир отряда – старший лейтенант Силин. Его заменил политрук Пронин, но и он упал, тяжело раненный в живот. Команду на себя взял какой-то шахтер, которого знал весь отряд.

На Николаевской дороге добровольцы разбили румын, часть из которых бежала. Под руководством нового командира оставшиеся шахтеры построились и по его зычной команде, с криками «ура», уже с оружием в руках бросились в атаку на румын, окруживших батарею. Сначала те оказывали сопротивление, но потом, не выдержав яростного натиска, бросив своих раненых и убитых на поле боя, стали отступать, приняв отряд шахтеров за крупную воинскую часть.

В своем первом и последнем бою шахтеры из города Сталино выполнили приказ и воинскую присягу, спасли от захвата 412-ю батарею и ликвидировали возможность прорыва на Одессу румынских войск. Сами же шахтеры почти все погибли, не думая ни о славе, ни об орденах, ни о памятниках…».

Дополняет картину боя свидетельство сражавшегося на 412-й батарее сержанта Ф.С. Задои:

«В ночь на 24 августа батарею окружили, и весь личный состав отражал беспрерывные атаки в 100 метрах от орудий. Румын было много и они все время лезли на нас. Связи с командованием в Одессе не было. Вдруг в районе Николаевской дороги начался бой. Видны были разрывы гранат, слышны взрывы и стрельба. Штурм батареи прекратился, а бой в районе дороги еще некоторое время продолжался, но затем затих. Защитники батареи поняли, что пришла помощь, и были уверены, что это моряки 1-го полка, наши соседи. Тем временем рассвело, а к нам на батарею никто не шел. Мы, несколько батарейцев, осторожно подошли к месту боя и увидели жуткую картину. Перед дорогой, в траве, в кустах, лежали трупы румынских солдат с разрубленными головами, плечами, тела погибших наших бойцов в тельняшках, слышны были стоны раненых, ругань, призывы о помощи…

На земле валялись румынские винтовки. У некоторых наших мертвых бойцов в руках были зажаты окровавленные саперные лопатки, ножи и те же румынские винтовки с разбитыми прикладами. Дальше по дороге несколько раненых бойцов, опираясь на винтовки, ходили, искали своих и перевязывали друг друга.

На обочине дороги сидел старый, с бородкой, боец в мичманке, ему другой боец перевязывал плечо. Старик попросил закурить, потом сказал, что надо найти нового командира – шахтера, он где-то здесь лежит, может жив. Старый моряк был местным жителем, смотрителем какого-то маяка. Он подсел в селе, чтобы показать дорогу к 412-й батарее, но тоже пошел в бой вместе со всеми. Не знаю, что там было дальше по дороге и вокруг батареи, но подбежал наш юнга и сказал, что меня вызывает командир наладить связь с Одессой, и я, взвалив на плечи одного раненого, ушел на батарею.

Потом нам сказали, что наши спасители были шахтерами из города Сталино. Они ценой своей жизни спасли не только батарею, но и Одессу.

Позже, когда мы уже взорвали батарею и влились в 1-й морской полк, батарейцы снова вспомнили ночной бой, и пришли к единому мнению, что такой подвиг могли совершить только шахтеры, с их характером и силой…».

Даже враг отмечал особую силу духа именно моряков и шахтеров, как бы выделяя их среди всех остальных воинских и гражданских специальностей. Прислушаемся к «экспертному мнению» самих немцев, которые, по свидетельству летописца, созданных в Донбассе осенью 1941 года «шахтерских полков», Виктора Андриянова, выпустили во время битвы за Кавказ приказ следующего содержания: «Моряков и шахтеров в плен не брать, а немедленно уничтожать».

Оборона Одессы продолжалась несколько недель, после чего, 14 сентября командование Одесского оборонительного района отправило в ставку просьбу о помощи, так как армия срочно нуждалась в подкреплении. Первое подкрепление прибыло 17 сентября, после чего к советской армии присоединились сразу несколько дивизий. Новые силы позволили Одессе перейти из оборонительной позиции в наступательную – было организовано контрнаступление, и вскоре румынская армия была оттеснена от города.

24 сентября положение стабилизировалось, прекратились обстрелы и была прекращена осада Одессы. Одесский фронт готовился к длительной обороне в зимний период, однако советское командование приняло решение перебросить войска из Одессы в Крым.

Под покровом ночи 16 октября армия покинула Одессу. Румынские военные соединения вошли в город только вечером, так как опасались ловушки или засады.

История памяти

Так получилось, что после войны подвиг 250 шахтеров попал в разряд «забытых» и долгое время оставался малоизвестным. Широкая общественность узнала о нем 8 лет назад благодаря активной гражданской позиции проживавшего в Одессе ветерана Великой Отечественной войны, полковника в отставке, научного сотрудника Военно-исторического музея Южного оперативного командования Новомира Царихина.

В мае 2010 года на территории 412-й батареи в пгт Черноморское Коминтерновского района был установлен памятник 250 шахтерам Донбасса, погибшим при обороне Одессы. Высота монумента вместе со стеллой и курганом более 14 метров. До открытия памятника шахтёрам, о подвигах морских пехотинцев и донецких шахтеров напоминала лишь небольшая гранитная плита между капонирами 1-го и 2-го орудий. Надпись на ней довольно лаконична:

«На этом месте находилась огневая позиция береговой батареи №412. В период обороны Одессы в 1941 г. Батарея, огнем своих орудий поддержала сухопутные войска Восточного сектора обороны города».

 

Общая история и культурный сепаратизм

Теперь я хочу сказать пару слов за сепаратизм. Украинская власть, используя свою излюбленную тактику (да и не только свою, но всего либерального западного мира) — обвиняет противника в своих собственных грехах.

СЕПАРАТИЗМ (фр. separatisme, от лат. separatus — отдельный) — деятельность, направленная на отделение, обособление, это стремление части расколоть целое. Сепаратисты действуют посредством революции (в том числе и вооруженной), они  априори не способны на восстание, потому что революция — это деятельность, направленная на коренное изменение уже существующей системы, но восстание всегда направлено против определенных изменений (негативно воспринимаемой мятежниками деятельности), оно (восстание), как правило, не приводит к смене политического строя в государстве.

В политической сфере самый страшный разрушительный характер носит не территориальный или экономический, но культурный сепаратизм. Ведь культура — величина государствообразующего масштаба, и культурный сепаратизм ведёт к раздроблению социальных связей и атомизации общества. Не зря говорят “хочешь победить врага — воспитай его детей”.

Подвиг 250 шахтёров под Одессой — это одна из тех ниточек, которая объединяет регионы и народы. Именно Великая Отечественная война скрепила чеченцев, украинцев, бурят, грузинов, москвичей и питерцев, сражавшихся плечом к плечу с общим врагом, намертво стоявших на защите одной, общей Родины. И память о тех событиях объединяет нас, их потомков. В то время как украинская власть сегодня делает всё возможное, чтоб эту память, эту скрепляющую ниточку оборвать, и на её место поставить обратное — историю “великого украинского народа”, “древних укров”, которые испокон веков противостояли москалям. Так кто здесь настоящий сепаратист?

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + один =