Донбасский работяга, которому всех жалко. И даже Порошенко | Куликовец

Донбасский работяга, которому всех жалко. И даже Порошенко

Бывший шахтёр, живущий сейчас в Мирнограде (Димитров до 2016 года), Александр Александрович К. мечтает о том времени, когда Донецкая область воссоединится в своих границах и наступит мир
За глобальными катаклизмами журналистское око часто не успевает рассмотреть трагедию маленького человека, того самого атома, из которого и состоит такое большое слово «народ».

В тот день, когда вышла моя статья о настроениях в Донбассе, о возможном референдуме, я попала в компанию незнакомых мне до этого людей, где и повстречала его — человека, о котором эта статья. Он сразу представился мне идеальным героем, знаете, бывают такие люди, которые сами по себе выборка, такой вот общий знаменатель дум, они несут на себе печать времени, они соответствуют месту, где живут, они могут рассказать нам больше, чем сто телевизоров вместе, чем все заметки по заданной теме.Александр Александрович К. родился в 1951 году и всю жизнь вкалывал на шахте, руки его грубы, а глаза искренни, говорит тихо, но очень внятно. Я подсела к нему с диктофоном, когда он курил и начала задавать вопросы. Обещала, что не назову его фамилию (ему ведь возвращаться на Украину), обещала, что не изменю ни одного слова. Знаете, это ведь первое и главное правило журналиста — не лгать! Единожды солгав, утрачиваешь всё. И я не лгу, я часто говорю неудобную правду, но нет ничего важнее этой правды в мире, где правят бал оружие и фейки.

Мы так много знаем о современной Украине и о современном Донбассе, что я сразу начала с конкретных животрепещущих вопросов, которые меня интересуют. Дело в том, что находясь в зоне комфорта, а Донецк — это зона комфорта для человека моих взглядов, ты утрачиваешь объективность. Становится почти невозможно услышать людей по ту сторону линии разграничения. Александр Александрович приехал в Донецк впервые за четыре года. Мне редко удаётся конструктивно поговорить с людьми, которые живут на Украине, я давно нахожусь в базе «Миротворца» (центр исследования признаков преступлений против национальной безопасности Украины и т.д.), на Украине с 2014 года не была.

В поле моего сегодняшнего интереса — кухонные настроения народа Украины (хотя бы его части), именно они при достаточной концентрации имеют шансы выплеснуться на улицы. У меня и у моего собеседника разный опыт, но о многом он говорит моими словами. Основные претензии, которые он предъявляет власти, носят сугубо бытовой характер: понижение уровня жизни, лишение субсидий, повышение коммунальных тарифов, высокие цены на продовольственные и прочие товары.

Александр Александрович живёт в той части Донецкой области, которая осталась за бортом и вынуждена сейчас переориентироваться, подстраиваться, переименовывать улицы, проспекты, сёла и города. Это вызывает здоровое раздражение, война с памятниками и названиями — неконструктивна и не находит понимания среди его окружения, особенно на фоне ухудшающейся экономической ситуации.

Свинцовым смертоносным гребнем прошлась мобилизация по самой работоспособной части населения — по молодым мужчинам, но самое страшное в том, что за четыре года военных действий на рынке труда закрепился новый тренд. Сегодня контракт с армией для многих мужчин Украины — единственный способ прокормить свою семью. Нет вакансий, нет возможности трудоустроиться, парни идут контрактниками, чтобы хоть что-то получать. Война стала просто работой для многих молодых людей, единственным источником дохода.

Большой отрезок жизни Александра Александровича связан с Россией, долгое время работал на Сахалине, но к Украине он испытывает очень нежные чувства: «Мы же любим свою страну по-любому, какой бы она ни была. И я люблю Украину, могу бесконечно ругать власть, но страну люблю, людей люблю. Сегодня мне ближе Россия, по духу, по настроениям. Я о ней переживаю, болею, радуюсь её спортивным победам. А Украина — это моя большая печаль. Иногда мне кажется, что нет у меня больше страны, «раздерибанили» её всю, пустили с молотка».

Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)© Павел Нырков

По природе своей Александр Александрович миротворец, никому не желает зла или смерти, ни тем, кто на майдане стоял (ни в первую, ни во вторую, ни в третью волну), ни тем, кто сегодня выше всех скачет и перед властью выслуживается. Сокрушается и констатирует, что в современной Украине действительно существует такое явление, как нацизм, а не просто его успешная реклама, как нам хотят преподнести украинские СМИ. Нацисты находятся у власти, нацисты создают тренд, диктуют поведение. В его городе подавляющее большинство населения говорит на русском языке, и комом в горле у русскоговорящих стоит ужесточившаяся украинизация.

Изнутри, из Донецка, я знаю, что многие дончане надеются на то, что конфликт будет завершён со сменой власти в Украине, Александр Александрович в это не верит, как и в честные выборы. Единственное, во что он верил, это референдум, в котором тоже принимал участие: «Вот тогда в 2014 году это был единый порыв, я такого ни до, ни после не видел. Самое страшное, что от народа на Украине теперь ничего уже не зависит». Я парирую, говорю, что в 2013 году зависело, и сейчас тоже зависит, а сидеть и молчаливо соглашаться с тем, что твоя страна объята ненавистью нацизма и направляет против своих же граждан оружие, конечно, удобней и проще, чем искать единомышленников, взывать к здравому смыслу. Ведь можно просто на кухне обсудить цены и сказать, что Порошенко плохой, на кухне-то безопасно. Александр Александрович посмотрел на меня с тоской и сказал: «Анна, я думаю, что Порошенко и сам о себе не самого высокого мнения, знает, что нехороший человек. Но ему такое досталось…» Я изумилась: «То есть считаете, что он жертва?» «С какой-то стороны да… — ответил Александр Александрович и вымученно рассмеялся от своей мысли, — он попал в течение этой кровавой реки и в нём теперь плывёт». «А вы жертва?» — спросила я. «А мы жертвы всех», — шёпотом ответил мой собеседник.

На этом наш разговор подошёл к концу. А мне сразу вспомнилась фраза Бродского о том, что ни в коем случае нельзя приписывать себе статус жертвы, это разрушает. Александр Александрович К. — человек искренний и немногословный, всю жизнь трудился, сейчас влачит довольно бедное существование в городе Донецкой области, который не относится к ДНР, взгляды исповедует свободолюбивые, за слова отвечает. Украину любит, но тянется к России, которая духом ближе. Договорились с ним даже до того, что Порошенко — жертва обстоятельств, куколка в руках западных кукловодов-кредиторов, исполнитель чужой воли, тиран на ставку.

Горько Александру Александровичу от того, что в 2014-м он, как и все, голосовал на референдуме, а в границы ДНР его город теперь не входит, он всем сердцем поддерживает жителей республики, даже немного завидует.

А ведь, действительно, мы порою забываем, о том, что получили своё не все, что голосование проходило в большем количестве городов. Мы забыли подумать о чувствах этих людей, которые тогда поддержали референдум, а остались в итоге на Украине. Мы так часто говорим о проблемах, которые нас одолевают (непризнанность, незащищённость, военные действия), что забываем о тех, кто рад бы быть на нашем месте, но не может и вынужден мириться с существующим положением дел, мечтая о том, что когда-нибудь в будущем народ многонационального и многострадального Донбасса наконец-то воссоединится.

Почему я решила вам рассказать историю человека, который не достиг огромных высот успеха, не выбился куда-то, почему мне важны эти ответы просто труженика… Потому, что в людях рабочих профессий искренности и доброты больше, чем в любой так называемой элите общества.Элиты лавируют и подстраиваются, а народ — это некая мудрая константа. Когда мириться будем, когда настанет время слёз друг у друга на плече, будем ориентир держать именно на таких Александров Александровичей, которым всех жаль. Если, конечно, доживут до этого дня Александры Александровичи, люди старой формации, рождённые в СССР и приученные к милосердию, а то с новыми поколениями украинцев разговаривать всё сложней, их воспитывает современная Украина, в которой проспект Бандеры упирается прямо в Бабий Яр.

Анна Ревякина

Присоединяйтесь к сайту «КУЛИКОВЕЦ» в ОдноклассникахTelegramFacebookВКонтактеTwitter, и Вы всегда будете в курсе последних новостей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − десять =