Clockwork woodpecker. Для особо одаренных – “Механический дятел” | Куликовец

Clockwork woodpecker. Для особо одаренных – “Механический дятел”

Сказка Сергея Аксенова про жизнь и приключения инициативника Андерса Ослунда, который сейчас готовит для Атлантического Совета НАТО / Atlantic Council доклад о том, как спасти США от русских «грязных» денег. Пытчивым агентуристам.

«Dyatlus polosatus agentus vulgarius».

Кодовое название ЦРУ для своих стукачей, не состоящих в штате конторы.

— Деди, а что это у нас Годрик такой вальяжный?

— Это в каком смысле?

— Вырядился в смокинг, на задних лапах фигуряет с тросточкой, на груди какая-то непонятная госнаграда. Что ты сделал с бедной собачкой?

— Во-первых, ничего плохого. Пес получил в свои лапы награду — песий орден За заслуги перед Отечеством II степени с мечами и  куском колбасы. А смокинг и задние лапы с тросточкой — это он тренируется перед предстоящей служебной командировкой в пиндосию.

— А что он там делать-то будет, Деди?

— Ему поставлена боевая задача изловить живого дятла и доставить к нам на объект для дачи показаний.

— Это я понял, про живого дятла потом. А награда-то за что?

— Дело было так. Прилетел к нам на территорию нашего объекта дятел. Уселся на березе и давай чего-то морзянкой хреначить. Я смотрю на Годрика и удивляюсь: он зашухерился, забился в траву, замаскировался, пялится на этого дятла, совсем не лает и что-то активно воздух нюхает. Потом просится ко мне на прием, заходит и докладывает: «Шеф! А дятел-то, который у нас на дереве сидит, ни одной секунды не живой, падла».

— Деди, а почему же не живой, и как Годрик это понял?

— Марк, ну он же пес, чутье у собак отменное, они различают свыше 150 000 оттенков различных запахов. Вот он мне и докладывает, что дятел сей — механический. А стало быть что, Марк?

— Ну как что, Деди, ясен пень — засланный казачок.

— Правильно рассуждаешь.

— А дальше-то что было?

— Дальше все просто. Взяли мы специальную сеть, нашлась такая в нашем спецсекторе: не просто сеть, а сеть-невидимка. Привел твой Деди себя в неадекватное состояние, как его когда-то учили на спецобъекте в Волынском.

— А что значит неадекватное, Деди?

— Значит, я стал не просто очень злобным, но для вражеской техники еще и невидимым. Дальше все просто: вышел твой Деди на балкон, охреначил механического дятла сеткой и вместе с Годриком доставил его в наш технический отдел для вивисекции.

— И как вивисекция?

— Успешно. Провели мы ее и убедились, что сей механический субъект стучал в сторону московской резидентуры ЦРУ. Хорошо еще, что недолго.

— Ну и что, Деди? При чем здесь предстоящая командировка Годрика в Америку?

— Как при чем? Вспомнил тут твой Деди еще одного дятла, но уже человеческой, шведской породы. Я тебе как-то о нем рассказывал.

— Что-то не припомню, Деди, это кто?

— Это выдающийся дипломат всех времен и народов, который в 80-е годы поработал в шведском посольстве в СССР в качестве Первого секретаря. Зовут сего достойнейшего человека Андерс Ослунд.

Ну что же, работает себе тихий мирный швед, ну и пусть работает. Однако же в один прекрасный день приходит к нам в МИД, а конкретно — в Отдел скандинавских стран, где трудился твой Деди, записка из 2-го Главного управления КГБ СССР.

— А Второй главк, Деди, это что тогда?

— Это тогда так контрразведка наша называлась. Итак, приходит из КГБ СССР официальный документ, оформлен как положено. И там подробно расписаны неизвестные МИДу, но документально установленные контрразведкой похождения шведского дипломата в г.Москве и других городах нашей родины.

— Ну и куда, зачем и с кем он ходил, Деди?

— Ходил он много куда. Даже в московские общественные туалеты. Только не для облегчения мочевого пузыря и кишечника, а для постановки сигналов.

— Каких сигналов?

— Тех самых, шпионских. Короче, много чего было в той бумаге написано, и это уже ни разу не секрет, так как по этому документу были приняты соответствующие меры.

— Это какие, Деди?

— По существовавшей тогда практике КГБ СССР вносил в МИД предложения по иностранным дипломатам, которые вместо того, чтобы дипломатию дипломатить, грязно шпионили. А МИД на основании этого представления, согласовав его с ЦК, вызвал посла и мягонько так и нежно указал: «Господин посол, деятельность аккредитованного в СССР Первого секретаря посольства А.Ослунда не соответствует его дипломатическому статусу».

— Ну и что шведский посол?

— Если честно, Марк, он слегка прибалдел.

— Почему, Деди?

— Потому что означенный Ослунд, шведский дипломат, как выяснилось, оказался т.н. «инициативником» и радостно бросился в объятия ЦРУ, дабы заработать свои тридцать сребренников. Короче, посол репу почесал и через какое-то не очень значительное время сам этого великого дипломата откомандировал на хрен цурюк на хаус в родное шведское королевство. А родное шведское королевство, как и все нормальные страны, предателей и шпионов не жалует. Посему сего достойного господина на работу в МИД не взяли.

— Ну и что же он дальше стал делать, Деди?

— Вот мы тоже думали: как же он, бедный, будет дальше на пупе изворачиваться? Мужик — огонь, в самом расцвете сил, энергия из него так и хлещет. Правда, глаза какие-то странные.

— Это какие?

— Да как у дохлой селедки, ничего не выражают. Но селедка селедкой, а парень оказался вертким. Драпанул он к своим хозяевам в Америку и устроился в какую-то научную организацию.

— А как?

— Не просто так, Марк, а как едва ли не ведущий, теперь уже пиндосский специалист по России. У нас шумела, гремела и катилась перестройка, которая закончилась чем, внучок?

— Полным крантецом Советского союза.

— Правильно. И тут на горизонтах российской власти нарисовался гениальный, но, увы, ныне покойный Егор Гайдар. И нарисовался не просто, а в качестве очень яркой фигуры — сначала первого вице-премьера, а потом — и.о. Председателя Правительства. А поскольку дорогой наш Егор Тимурович до того трудился в журнале «Коммунист» и в экономике разбирался примерно так же, как твой Деди в кастрации котов, да простит меня Господь, сей внук великого сказочника Бажанова вызвал себе в помощь могучих пиндосских экономистов и советников, которые знали вообще все и обо всем.

И вот, Марк, ни разу такого не было, и снова опять! Среди советников уважаемого Гайдара с допуском ко всем документам, включая закрытые статьи бюджета, нарисовался наш красивый полосатый дятел по фамилии Ослунд.

— Деди, но как?!

— Что как? Вот так. Однако эту часть истории ты знаешь. Рисовался он и летал по коридорам нашего правительства недолго. Ибо волею случая — о великий и могучий непобедимый элемент в жизни каждого разведчика, его величество случай! — нарвался он однажды на твоего Деди.

— И что?

— Да дальше все предельно просто. Я по Первой АТС позвонил тогдашнему начальнику контрразведки. Он, конечно, тихо припух, но дятла этого совместными усилиями мы из России изгнали. Однако этим история не закончилась.

Наш великий дипломат, экономист, стукач успокоиться никак не может до сих пор. И все последние годы с момента своего выдворения пыром по копчику из российского правительства выступает с абсолютно точными, жуткими магическими пророчествами и прогнозами в отношении России.

— И что в этих пророчествах, Деди?

— В этих пророчествах скорейший, вот прямо со следующего понедельника, крах России, «кончина Путина» (надеюсь, все-таки не физическая, а политическая) и прочие страшные страсти. Однако, как показала история, слава Всевышнему, ни одно из гениальных пророчеств гениального стукача так и не сбылось. Россия живет и здравствует все эти 20 лет, как и наш президент.

— А как, Деди?

— А вот так. Скажи-ка мне, внук, по улицам российских или американских городов таперича толпами носятся обиженные негры, громя магазины, избивая белых и справляя нужду прямо на тротуарах?

— Ну ты что, Деди, я у нас такого не видел.

— Это первое. У кого там перемерло, людей, конечно, очень жалко, немереное количество граждан из-за коровьего вируса? А, Марк?

— У несчастных пиндосов.

— А знаешь, почему?

— Нет.

— Да потому что их хваленая система медицинского обеспечения, как выяснилось, не годится, на хрен, никуда ни единой секунды. Но мы с тобой отвлеклись, мой друг. Итак, возвращаемся к нашему герою. Он сейчас очень сильно занят и поэтому нашему доблестному Годрику придется оторвать его от очень серьезной работы.

— Что за работа такая?

— Сей достойный джентльмен в данный момент готовит для Атлантического Совета (Atlantic Council — аналитический центр при НАТО) доклад о том, как спасти США от русских «грязных» денег.

— Ну и что, Деди?

— Да мне уже жалко несчастных пиндосов. Ибо они в значительной части за счет наших денег и живут. А как сказал один известный мировой деятель, деньги не пахнут.

— И это все по означенному объекту, Деди?

— А вот и не угадал! Он еще отметился на Украине. И причем известен там не меньше, чем разбитый под Полтавой их король Карл XII.

— И как?

— А вот так, только не смейся и не падай. После Евромайдана по протекции посольства США нашего красавца устроили в Наблюдательный совет украинской железнодорожной монополии с зарплатой 20 тыс. долларов в месяц.

— Так что же, Деди, у него еще одна профессия есть?

— Есть: видный украинский путеец. А дальше смешно. Пандемия началась, в том числе и на Украине. Власти этой замечательной страны порезали содержание всем иностранным нахлебникам. Но, слушай сюда, Марк, с дядей Ослундом фокус не прошел. Международная гуманитарная организация МВФ рявкнула так, что кровные 20 тысяч он за свои дистанционные советы по-прежнему получает. И думаю, что так и будет получать, ибо война войной, а обед по расписанию.

Ну как, Марк?

— А что тут скажешь, Деди? Пожелаем нашему боевому товарищу Годрику с честью выполнить задание Родины и доставить полосатого дятла на наш объект. Нам будет о чем с ним поговорить.

Источник:http://hs-pr.ru/index.php/news/society/3955

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × три =