In the vicinity of ground zero или ядерная отрыжка Горбачева | Куликовец

In the vicinity of ground zero или ядерная отрыжка Горбачева

«Любое человеческое деяние всегда влечет для него последствия. Самое страшное — это наказание долгой жизнью и полным одиночеством».

Из курса восточной философии МГИМО МИД СССР

Сказка дипломата советской школы Сергея Аксенова о том, как хорошо обманываться, когда так хочется обмануться, о путешествиях комбайнера на запад и громких словах без нужных дел, о происках иного и иных последствиях ядерного взрыва. Пиндоским корректорам истории посвящается.

Дед сидел в кресле и уставившись на иконы у рабочего стола тихо но злобно бормотал:

— Ты старый враг, я простил тебя за то, что в конце 80-х ты поставил мою семью на грань физического уничтожения, а мне сотворил инфаркт, который я радостно перенес за рулем автомобиля. Но я никогда тебя не прощу за то, что ты сделал с нашей страной и нашим миром.

— Дед, ты в порядке?

— Конечно в порядке, спасибо зарядке!

— Ты же зарядку не делаешь, ты в бассейне плаваешь.

— Это даже лучше.

— А кого ты там прощаешь — не прощаешь, Деди? И чего это вдруг прямо сегодня, здесь и сейчас?

— Прощаю-не прощаю я, внук, некого М.Горбачева.

— Деди, вопрос первый: почему ты к нему обращаешься на ты?

— Объясняю. Мне сегодня 65, то есть мне больше лет, чем было нашему генсеку, когда он взгромоздился на свой пост. Он, в отличие от Бориса Ельцина, тыкал всем. Даже людям, которые были старше него. А дальше пойдет чистая софистика: коль скоро я сегодняшний старше Горбачева тогдашнего, имею право обратиться к нему на ты.

— Хорошо, с семантикой разобрались. А что по существу-то, Деди, случилось? Как он подставил нашу семью в Стокгольме, я знаю. Но ведь ты тогда вывернулся, и мы все живы остались.

— Вывернулся я не сам, Марк. А вывернул меня или, вернее, всех нас, включая твою маму, и если бы не вывернул, тебя бы не было, Вадим Загладин.

— Да помню я, Деди. Он тогда тебе, извернувшись на пупе, в течение 24 часов прислал оригинал шифровки Горбачева. Ведь так?

— Так. Я сумел представить нашим очень серьезным партнерам безусловное и документальное доказательство того, что их унизил и подставил не твой дед, а наш меченый лидер. Но это дела прошедших дней, Марк.

Меня долго и упорно учили на работе ставить высокие горизонты, что я и делал. А посему событие, которое произошло совсем недавно, я конечно, давно просчитал и ждал. Но очень надеялся, что оно все-таки не произойдет.

— Дед, не тяни ты за хвост нашего славного и мудрого кота Серафима. Давай-ка, разъясняй, чего случилось. Земля наткнулась на небесную ось?

— Марк, почти так. А именно, как стало официально известно 9 декабря, спецпредставитель Президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли так скромненько, но четко заявил следующее: «США отказываются подтвердить совместное заявление Михаила Горбачева и Рональда Рейгана от 1985 года о том, что в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна быть развязана». Далее сей джентльмен незамысловато так заявил: «Ни один будущий президент США не должен такое подписывать. А если сделает такое, то должен понести наказание».

— Да, Деди, ярко, со вкусом и прямо так дубиной по голове. А чем он это мотивировал?

— Мотивировал он просто и незамысловато, брякнув, как пукнув, что «ядерная доктрина РФ носит провокационный характер».

— А что он перед этим пил и чем закусывал?

— Я думаю, как всегда, Марк. Лопал свои гамбургеры, запивая их «Сока-Солой». А это очень плохо для обмена веществ и мыслительных процессов. Но беда не в этом, внук.

— А в чем?

— В том, что мы это прогнозировали и пытались объяснить меченому.

— А конкретнее?

— Куда уж конкретнее — нельзя сдавать, класть на землю и топтать ногами наш ядерный щит под голые и пустые обещания и уверения Америки в вечной любви и дружбе. Надо подписывать юридически обязывающий международный документ и вырабатывать четкие механизмы контроля над его выполнением. Однако в безумном пароксизме общечеловеческой любви всех и вся в разные места, меченый и его ближайшие клевреты творили такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

— Примеры, Деди, примеры!

— У меня их целое лукошко. Самые яркие и режущие глаза — линия Бейкер-Шеварднадзе в дальневосточных водах, советско-норвежские переговоры о разграничении континентального шельфа и вод в акватории прилегающих морей. Зачем-то сдали все, причем с норвегами переговоры шли больше 20 лет и медленно, но неуклонно двигались к компромиссу.

Далее. Одностороннее уничтожение легендарной ракеты SS-18, последнего, что было создано гением великого конструктора Королева. Эта ракета тогда не имела аналогов и пробивала любую систему ПРО.Сворачивание поездных мобильных ядерных пусковых комплексов. Допуск на наши ядерные объекты пиндосских инструкторов-конструкторов, а по сути чистопородных шпионов, с целью контроля, как мы там будем все уничтожать. Уничтожение объектов по производству химического и бактериологического оружия, опять же под контролем американцев.

— Деди, но ведь американцы там тоже что-то уничтожали, и вроде мы за этим следили.

— Ну, во-первых, Марк, следить нам не очень-то давали. А, во-вторых, смотри на разницу в подходах. Ракеты SS-18 были шахтного базирования. Мы их изымали из шахт, физически уничтожали, разрезая на куски, а шахты — взрывали. Американцы поступали умнее. Они свои стратегические ракеты просто разбирали на составные части и тихонечко закладывали на хранение.

— А куда же смотрели комсомол и школа, Деди?

— Ну а куда они могли смотреть? Горбачев был генсеком, главой партии. Партия сказала «надо» — комсомол ответил «есть!». Это ведь были уже горбачевские комсомольцы, которые потом как-то быстренько и очень непринужденно стали олигархами. Наиболее яркий пример — широко известный в узких кругах Михаил Ходорковский. Но это так, Марк, мелкие мелочи. А меченый наш играл по-крупному.

— По-крупному — это как, Деди?

— По-крупному — это так, что он стал орать на весь мир, что платы с полетными заданиями из наших ракет изъяты, а стало быть, они нацелены в никуда.

— Деди, а такое вообще технически возможно?

— Технически, Марк, возможно все. Вопрос в другом: почему американцы не сделали ничего подобного? И зачем Шеварднадзе, сугубо штатский человек, не прослуживший в армии ни одного дня, ввел в дипломатическую практику термин «мы изменили полетное задание наших ракет».

— Дед, а что у них всех с головой тогда случилось?

— Да с головой у всех, кроме Горбачева, все было нормально. Коммунист-интернационалист Шеварднадзе получил то, к чему стремился. Стал царем хоть маленького, но своего государства. Но мы с тобой, Марк, как-то увязли в истории. Давай-ка к нашей бренной реальности.

— А что с ней не так?

— С ней все очень плохо, Марк. Я думаю, что выдающееся заявление американского джентльмена сделано не с дикого бодуна и тяжелого похмелья. Нам четко и ясно угрожают ядерным ударом. Заметим попутно, что ядерное оружие в нашем мире было применено один только раз в Хиросиме и Нагасаки, и сделала это Америка. Теперь внук, давай посмотрим, что это за оружие, и что оно творит.

Все основные мировые религии предполагают «жизнь после смерти».

— А это реально, Деди?

— С точки зрения науки это абсолютно реально. Квантовая механика доказала, что то, что уходит из бренного умершего тела — душа — это фактически блок информации, если говорить примитивно, на радиоэлектронных носителях в виде волн определенной частоты, которые вырабатывают нейроны нашего мозга. Каждый нейрон, а их число запредельно и не поддается точному подсчету, это, фактически суперкомпьютер.

Итак, душа вечна, ибо это форма материи, обреченная в некий электромагнитный импульс. Собственно поэтому верующие люди страха смерти не имут, ибо понимают, что впереди жизнь вечная, хоть и в другом антропоморфном состоянии. Однако мы отвлеклись, мой друг. Давай вернемся к ядерному взрыву.

Что происходит в эпицентре? А их в случае ядерного конфликта будет очень много и туда попадет огромное количество живых людей. Есть несколько факторов ядерного взрыва. Ударная волна и радиация нас в данном случае не интересуют. Нас интересуют запредельная температура, которая уничтожает все живое в доли секунды и мощный электромагнитный импульс.

— А что не так с этим импульсом?

— Вот с импульсом, Марк, надо разбираться. Итак, мы согласны с тем, что наша душа — это материя, облеченная в некую электромагнитную форму. А сила соответствующего импульса при ядерном взрыве такова, что она или разрушит этот вид материи, или, если не разрушит, то трансформирует до такой степени, что это уже не будет носитель информации. И вот здесь, Марк, внимание, давай немножко пофилософствуем.

— Как, Деди?

— Очень просто. Что такое ядерное оружие и откуда оно вообще появилось на нашей Земле? Люди верующие считают это проделками Мессира, он же Лукавый, он же Падший Ангел и один из сыновей нашего Создателя. Но что-то здесь с точки зрения теологии и философии у меня не складывается.

— Почему?

— Задача Лукавого — не уничтожить человеческую душу, а забрать ее себе. И вот здесь Марк, внимание, я не сошел с ума, просто долго живу, я вообще отказываюсь понимать, кто водит шаловливыми ручонками охреневших в конец пиндосов. Что это за такая неведомая нам сила, которая выше Создателя и Лукавого?

— А сам-то что думаешь, Деди?

— Нет у меня ответа, Марк. Но я так полагаю, что это некое абсолютное зло, которое неподвластно создателям нашей Вселенной. Но это мы с тобой уже углубились в такие дебри, где можно руки-ноги поломать и шею свернуть.

— Хорошо. Давай вернемся к фигуре нашего великого политического деятеля. И объясни мне, дитю неразумному, за что ты там его простил-не простил.

— Все просто и логично, Марк. Повторюсь, я простил его за то, что пережила наша семья, и не только наша. За реки крови на территории бывшего Советского союза. За поломанные, как карандаши, судьбы моих коллег и еще миллионов неизвестных мне людей. За русских, убитых в Азербайджане, Таджикистане, Узбекистане и брошенных там на произвол судьбы.

— А почему простил, дед?

— Потому что я полагаю, что его уже наказал Создатель.

— Как?

— Вот так: он сейчас сидит на своей даче в Подмосковье, его семья (дочь и внучки) достойно, богато и комфортно пребывают в Германии, и к нему не являются. Много лет назад он потерял жену, которую действительно любил. И я так полагаю, что его весьма долгая жизнь, причем заметь, не в маразме, а лишь в физической немощи, жизнь в одиночестве среди портретов горячо любимой и давно ушедшей супруги, это и есть самая страшная кара.

— Кара чем, Деди?

— Кара одиночеством. А вот за то, что он натворил, и что может привести, не дай Бог, если конечно, это в его силах, к уничтожению планеты или, как минимум, нашей матушки Руси, прощения ему нет и не будет.

Источник:http://hs-pr.ru/index.php/news/society/3964

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × два =