E=MC2 или на пороге войны | Куликовец

E=MC2 или на пороге войны

Сказка дипломата ленинской школы Сергея Аксенова о разведпризнаках начинающейся глобальной войны, которая стоит на пороге с косой COVID-19. Пытчивым слушателям внутреннего голоса.

Москва, начало 80-х годов, спецобъект «Волынское». Лекция на тему о задачах стратегической разведки по предупреждению войны. В комнате двое, между ними штора.

Лектор: История имеет обыкновение повторяться. А посему нам нужно четко уяснить, как СССР оказался в запредельно критической ситуации 22 июня 1941 года. Сталин знал, что война на пороге. Знал, но не верил.

Слушатель: А почему?

Лектор: У нас тогда эффективно работали три вида разведки: наша стратегическая при ЦК партии, военная разведка и «лубянская». Все давали объективную информацию о подготовке Германии к нападению на Советский союз.

Стратегическая разведка положила на стол Сталину план «Барбаросса». Сталин, человек с могучей железной логикой, не мог поверить, что этот документ подлинный. Ибо план «Барбаросса» предполагал завершение войны с выходом немецкой армии на линию Архангельск-Астрахань. Кроме того, этот план не учитывал и детально не расписывал действия Японии, стратегического союзника Германии. Сталин просто не мог понять, как Гитлер намеревается победоносно завершить войну, оставив под контролем противника более чем 2/3 территории Советского союза. И в этом была его ошибка. Несмотря на свою мудрость и величие, он не понимал, что противник может быть просто клиническим идиотом и фанатиком.

Наша задача в ходе практической работы — тщательно анализировать совокупность всех разведпризнаков, говорящих о возможном нападении на Советский союз, не экстраполировать свою логику мышления на врага. Мы уже имеем положительный опыт в виде Карибского кризиса, когда Хрущев сыграл на опережение и не допустил нападения США и их союзников на СССР. Жизнь сложна и многогранна и история имеет обыкновение на новом витке своей спирали повторять уже известный нам опыт.

«Хочешь мира — готовься к войне…»

Плакат «Родина-мать зовет!» появился на улицах советских городов уже 23-24 июня 1941 года.

— Дед, а дед!

— Что тебе, неугомонное дитя?

— А чего это у тебя вид нынче какой-то задумчиво-отрицательный?

— Не отрицательный Марк, а мыслительный.

— Ну и какую ты умную мысль думаешь?

— Да почти как дедушка Эйнштейн. То, что энергия равняется массе, умноженной на скорость света в квадрате — это он, безусловно, доказал. А вот по теории относительности у меня к нему вопросы.

— Это какие, Деди?

— Как показал мой опыт работы в филантропической организации глубокого бурения знаний в СССР, понятие времени, увы, в том виде, как мы его представляем, существует только в нашем сознании. А посему твой Деди и его коллеги, заметь, тогда еще все живые и ни разу не калеки, пришли к следующему смешному выводу: наше нынешнее — это одновременно и прошлое, и нынешнее и грядущее, не имеющее пределов вообще. Это первое. И второе: понятие времени условно может работать только в нашей Солнечной системе.

— А дальше, Деди, в космическом, вселенском масштабе?

— В космическом, вселенском масштабе, Марк, его просто нет.

— Дед, а дед!

— Что?

— А ты что с утра пил-то?

— Пил я, Марк, как обычно, чай и медовую настойку на редьке, она, друг мой, безалкогольная. Но дернул меня Мессир, понимаешь ли, еще и информсводочки посмотреть за выходные. А вот этого, Марк, не надо было делать совсем.

— Это что, Деди, так резко и безальтернативно?

— Понимаешь, дорогой внучок, смешная профессия «дипломата ленинской школы», видимо уже заместила в моем бренном теле все то обычное человеческое, радостное, чистое, что еще оставалось.

— Как это?

— Так, что читаю я веселые сводочки и уже на уровне подсознания начинаю действовать как хреновый вычислитель.

— Хреновый, это который хрен на терке трет, чтобы потом на нем водочку настаивать?

— Хреновый, Марк, это который дает такие прогнозы, от которых сам потом тихо припухает и очень сильно удивляется,  чего это радостный народ вообще по нашей пандемической планете шастает туда-сюда, вместо того, чтобы копать себе бомбоубежища.

— Дед, хватит пустой философии, давай конкретику.

— Легко и непринужденно, как сказала та мышь, которая потянулась за куском сыра в мышеловке. Эх, ведь один раз живем, а посему поехали. Вот тебе имена, фамилии, явки. А ты, мой юный друг, уже сам, как продолжатель нашего семейного благородного дела, доложишь Деди свои, не побоюсь этого слова, стратегические выкладки.

— Дед, стоп! Кого, куда и зачем я должен выложить?

— А вот возьми листочек бумаги, я буду тебе сказку сказывать, а ты будешь картинку ваять. Потом мне покажешь, что получилось.

Итак, как там сказал Гагарин? Поехали? Поехали! И…

— Что, Деди и?

— И махнул рукой. Айн…

— Так, стоп, дед, а чего это вдруг по-немецки?

— Как это чего? Мы же пляшем от событий июня 1941 года. Итак, фактор Карабах.

— А что там такое бах-бах-бах? Уже в зубах навязло.

— Да я совсем коротенько, Марк. Была такая веселая песня у молодежи лет 20 назад: «Все только начинается, начинается…». А посему ввод нашего миротворческого контингента и нынешнее прекращение огня, на мой взгляд, это только начало. Дальше наиболее вероятный сценарий — это то, что нашим ребятам будут стрелять в спину, а также сверху и снизу со всех сторон.

— А обосновать сможешь, Деди?

— И не подумаю. Ибо даже наш кот-философ Серафим, и тот понимает, что проблема ни одной секунды не решена. Статус местности не определен. Есть масса людей, недовольных тем, что бойня там остановилась. И, поверь уж на слово, самое неприятное у нас там еще впереди.

Цвай. Совсем казалось бы мелкий, но очень неприятный и могучий разведпризнак.

— А насколько могучий, Деди?

— Как струя молодого большого Обамы, когда он вышел в Нью-Йорке в молодости на Брайтон-Бич, нацелился в сторону Лиссабона и…понеслась моча через Атлантику.

— А если поконкретнее?

— Куда уж конкретнее! Летел тут давеча спецборт с двумя нашими очень достойными министрами: министром обороны, генералом армии Шойгу и министром иностранных дел, послом, а стало быть маршалом, Лавровым. Летели они с визитом в два государства, втянутые в карабахский конфликт. Коль скоро там министр обороны, то, как я помню из своей практики, борт должны сопровождать истребители. И вот здесь вконец охреневшие неустановленные НАТОвцы осиным роем, в который затесался даже здоровенный дятел в виде американского стратегического бомбардировщика, круги стали наворачивать вокруг нашего спецборта. Мы почему-то скромно глазки потупили и этому инциденту не придали большого значения, а многомудрые политкомментаторы, заметь, Марк, российские, политкомментаторы непонятной этимологии и профессии стали дружно вопить «А чего тут, блин, такого вообще?! Это же абсолютно нормально: ну поднялись НАТОвские истребители посмотреть и сопроводить, это же обычная практика». Да, ребята-демократы, я шляпу снимаю перед вашим высоким интеллектом. Пойти на перехват самолета с министром обороны — обычная практика. Сбить российский вертолет над территорией суверенного государства Армения — ну что поделать, «ошибочка» вышла. Эх, какие же вы красавцы!

— Деди, это все?

— А вот ни хрена, Бог троицу любит. Итак, драй. Цитирую совсем сжато выступление нашего Президента на виртуальном саммите G20. Цитата краткая, но очень сильная и абсолютно правильная: «Пандемия запустила экономический кризис, какого мир не знал с Великой депрессии».

— Это все?

— Нет, не все, Марк. Будут еще две цитаты. Путин назвал массовую безработицу и рост бедности главными рисками для мира. И еще: он четко и ясно заявил, что  в ближайшее время весьма вероятна девальвация всех ведущих мировых валют.

— Ну что, Деди, теперь-то все?

— Да, вот теперь действительно все. Давай, показывай, что ты наваял, рисуя двумя руками, и объясняй, на что это похоже. Да, Марк, как бы это сказать помягче…несчастный Босх нервно курит…

— Где, Деди?

— Только не в облаках, а там, внизу, сидя задом на раскаленной сковородке.

— За что ж его так, Деди?

— Да вот за такие веселые картинки. Дорогой внук, не растекаясь по древу и коротенько твои выводы из всего, что ты услышал.

— Вывод у меня, Деди, будет, увы, не очень радостный. Исходя из всего, что творится на Земле, я вижу, что у правителей, а все правители, по сути, короли, остался их последний довод.

— Это какой, Марк?

— Как какой? Война, Деди!

— Обоснуй.

— Я тут детским взглядом окинул-мазнул-проехал по всей планете и пусть на меня не обижаются правители, увидел только трех адекватных дядей.

— Это кого, Марк?

— Дядю Си, дядю Путина и нашего индийского брата.

— А остальные, Маркуша?

— Ну, я ведь беру только лидеров ядерных держав. Я же дите, мне все позволено. Сужу-то я ведь по их поведению и ни одной секунды понять не могу: чего они там постоянно пьют или нюхают.

— Это как, Маркуша?

— Деди, да все очень просто. Их действия говорят только об одном: они решили не развязывать эти сложные экономические и политические узелки, которые душат планету, затягивая весь мир в металлическую сеть, так что ни вдохнуть, ни выдохнуть. А решили они, Деди, как я понимаю, взять большой самурайский меч, и этот гордиев узел рубануть нахрен со всей дури. Для начала, конечно, не ядерными средствами, а всяким там высокоточным гиперзвуковым оружием, ну а дальше, Деди…

— Да, Марк, ты прав, любой неядерный конфликт с участием «ядерных» стран неизбежно приведет к тому, что Россия поимела ранним утром 22 июня 1941 года.

Ну и что, Маркуша, мы с тобой скажем широкой мировой общественности?

— Что тут скажешь, Деди? Ты же сам говорил, что история никого, никогда и ничему не учит. Посему что, Деди, будем делать?

— А что нам, Марк, остается? Сказочки будем рассказывать, ибо имеющие уши да услышат.

Источник:http://hs-pr.ru/news/society/3957

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать + 12 =