Как Костя-одессит показал немцам интересное кино. Взрыв в кинотеатре: одна из самых крутых диверсий Второй мировой

13 ноября 1943 года кинотеатр в оккупированном немцами городе Порхове превратился в пылающий ад. 64 килограмма тротила разнесли несущие балки и стены здания, крыша обрушилась прямо в разгорающееся пекло. Больше 700 (хотя данные сильно разняться) немецких солдат, 40 офицеров и 2 генерала Вермахта, которые минуту назад смотрели комедийный фильм, отправились на тот свет.

Да — совсем как в «Бесславных ублюдках», только без Гитлера и тарантиновского китча. И не благодаря еврейской девушке, а силами советского партизана Константина Чеховича — почти забытого героя войны!

Константин Александрович Чехович родился в 1919 году в Одессе, где окончил Индустриальный институт. Это довольно важный факт — он как минимум говорит о том, что Чехович был неплохим технарем. В 1939-м его призвали в армию.  С сентября 1939 года служил в 94-м Отдельном стрелковом батальоне 10-й стрелковой дивизии в местечке Годутишки в Западной Белоруссии, с ноября 1940 года — в 62-м стрелковом полку 10-й стрелковой дивизии в должности командира взвода сапёров, который дислоцировался в г. Кретинга Литовской ССР.

Через полтора месяца после начала войны Чеховича и еще четырех его сослуживцев отправили через линию фронта в сторону Ленинграда. Они должны были уйти в тыл к немцам, чтобы вести диверсионные операции и наладить связь с партизанами.

Но солдатам не повезло. 11 августа 1941 они то ли нарвались на патруль, то ли попали в засаду. Товарищей Чеховича убили, сам он попал в плен с серьезной контузией. К счастью, через пару недель он сумел сбежать, а еще через неделю связаться с партизанами 7-й Ленинградской бригады. Те, в свою очередь, дали ему задание: проникнуть в город Порхов, что в 88 километрах от Пскова, и слиться там с местным населением. Проще говоря, стать «спящим агентом».

Следующие два года он провел, втираясь в доверие к немцам, и проявил себя как мастер конспирации. Чехович избавился от своего одесского говора и едва ли не сразу же женился на девушке по имени Евдокия Васильева, у которой снимал жилье. Непонятно, была ли она изначально как-то связана с партизанами (что возможно), но жизнь с партизаном в любом случае вынудила ее к этому — дом ее матери в селе Радилово стал убежищем, где Чехович встречался с руководством операции.

Константин устроился часовщиком, а затем — на местную электростанцию. По задумке лидера местных партизан Михаила Малахова Чехович должен был взорвать ее, но от этой затеи пришлось отказаться: вместо местных коллаборантов ее начали охранять немецкие войска. Тогда Чехович попытался пробиться в местный кинотеатр — и у него получилось. По иронии немцы, которые с таким рвением охраняли объекты инфраструктуры, чертовски недооценили важность охраны мест скоплений собственных офицеров.

Здание кинотеатра располагалось в бывшем доме купца Зацкого. Построено оно было на совесть, да еще и было самым большим в городе. Помимо кинозала тут располагалась Служба безопасности СС, а прямо под крышей была резиденция военной разведки — подразделения Абвер-Норд. Так что для партизана просто устроиться сюда — все-равно что сорвать куш. На новом месте Чехович смог дослужиться до администратора кинотеатра. Однако действовать быстро было нельзя. Просто так занести 64 килограмма тротила было невозможно: потребовались долгие недели, если не месяцы, подготовки.

Тротилом Чеховича снабжали партизаны. Была разработана пугающе рискованная схема: Константин вместе с женой якобы отправлялись в лес за клюквой, или же к ее родственникам за яблоками; возвращался он с тюками, где под яблоками и ягодами была запрятана взрывчатка. Сохранилась даже такая байка: немецкие патрульные однажды решили проверить телегу с этими яблоками, попробовали их на вкус и тут же потеряли интерес — якобы они пропитались толом и стали горькими.

Схема для проноса взрывчатки в здание кинотеатра была еще более опасной и сумасбродной. Чехович чуть ли не каждый день проносил небольшое количество, приходя на работу. В этом ему помогала 15-летняя уборщица Евгения Михайлова, которая переносила тротил по зданию в ведре с грязной водой. Естественно, пригодились и саперные навыки Константина. Во-первых, тол (он же тротил, он же TNT) плавится в горячей воде, так что при должном умении ему можно придать нужную форму. Во-вторых, Чехович сумел установить заряды на несущих колоннах и стенах так, чтобы здание обвалилось, как карточный домик. Собственно говоря, так и вышло.

В «Бесславных ублюдках» кинотеатр сгорел под выдуманный фильм «Гордость нации» с выдуманным же «героем» Третьего Рейха Фредериком Цоллером. В истории Чеховича фоном стал немецкий фильм «Артисты цирка».  Черно-белая немецкая кинолента рассказывает о закулисном мире цирка, где молодой и способный циркач-канатоходец удачно копирует уже знаменитого своего коллегу по профессии — канатоходца Труксу. Но он не имеет известного имени и вынужден выступать в захудалых цирках.

Желающих насладиться искусством собирается много, в проходах ставят дополнительные стулья…. В тот вечер был аншлаг. Кинотеатр рассчитан на 600 зрителей, однако в зал набилось 764 человека. Двое генералов, больше сорока офицеров, множество солдат абвера и СС, даже начальник здешнего концлагеря «Заполянье» Холомек — каждый десятый военнослужащий порховского гарнизона оказался под этой крышей.

Немецкий кинотеатр в г. Порхове (здание из темного кирпича)

Нижним чинам полагалось размещаться в зрительном зале, вход в который был со стороны Шелони; места на балконе, который простирался едва ли не до середины партера, резервировались за господами офицерами, и они попадали туда через вход в здание с противоположной стороны.

Неплохо, что немцы доверяли примелькавшемуся за год администратору. Иначе затруднительно было бы незаметно проносить каждодневно по две толовые шашки — ведь и вход в кинобудку позади балкона был возможен только через усиленно охраняемый подъезд СД.

Хорошо и то, что Чехович, поразмыслив, отказался от огневого способа взрыва, с использованием запасенного бикфордова шнура. Шнур должен был быть, естественно, длинным, и запах при его горении, распространяясь на все помещение, мог привлечь внимание и тем погубить задуманное. Чехович остановился на электрическом способе. Для этого годилась внутренняя электропроводка. А замыкателем послужат обыкновенные часы-ходики, принесенные из дому. Собственно, их принесли мастеру-умельцу в починку. Чехович отремонтировал их добросовестно, пусть же теперь сослужат последнюю свою службу.

Тол был надежно спрятан под дощатым настилом на балконе. Пришлось поломать голову над тем, как лучше расположить заряд, чтобы эффект от взрыва оказался наибольшим.

В бдительности немцам, однако, не откажешь. С некоторых пор после каждого киносеанса дежурный по штабу СД офицер проверял, нет ли чего подозрительного на сцене, в зале и на балконе. Правда, поднимать крышку люка на настиле он считал ниже своего достоинства, предоставляя это право самому администратору. Чехович поднимал крышку, а офицер ограничивался тем, что высвечивал люк карманным фонариком, обращая особенное внимание на сохранность заплетавшей углы паутины с набросанными поверх сигаретными окурками, которые офицеры-кинозрители повадились просовывать в щели рассохшегося настила. Туда же, под настил взяли обыкновение отправлять и использованные билеты…

…Проводка еще раз проверена. Замыкатель электрической цепи должен сработать при заданном положении стрелок. Чехович рассчитал так, чтобы взрыв произошел не в самом начале демонстрации фильма, а ближе к ее завершению. Тогда — он знал это по опыту — в зале дополнительно появляются маскирующиеся самовольщики: находятся среди немецких солдат и фельдфебелей и такие, что отпрашиваются якобы в кино, а сами норовят улизнуть на сторону. К концу сеанса проберутся в зрительный зал, а выйдут вместе со всеми как ни в чем не бывало. Пускай же и такое пополнение получит свое!

Ровно в 20 часов, 13 ноября 1943 года, кинотеатр, где Константин Чехович работал администратором, превратился в прах вместе со всеми, кто был внутри.

                                                                                 Кинотеатр после взрыва

…Как рассказывали потом очевидцы, взрыв произошел в восемь часов вечера. Практически была уничтожена вся правая часть здания, в которой размещался кинотеатр. Взрывом разрушило три наружные стены. Третий этаж рухнул на зрительный зал, похоронив или перекалечив всех, кто в нем находился. Повреждения получила и левая часть здания, в которой помещалось СД. Но в глубоком сводчатом подвале — тюрьме при СД — жертв среди русских заключенных не было.

Из семисот нацистов выжили буквально единицы. Еще больше поражает тот факт, что невинные люди не пострадали: несмотря на риск срыва операции Чехович предупредил о диверсии не только уборщицу Евгению Михайлову, но и киномеханика Сергея Шелковникова — оба они бежали к партизанам. Сам Константин на момент взрыва уже вовсю гнал на велосипеде в леса, где его в безопасности ждали жена и сын.

Скрыть последствия такой катастрофы у немецкого руководства не получилось. О ней, естественно, узнал Гитлер, назвавший устроившего этот взрыв своим личным врагом. Новость быстро разлетелась по миру: о ней на всю страну сообщило советское Информбюро. Командование Вермахта попыталось скрыть масштаб последствий: сотни погибших в кинотеатре похоронили в 192 могилах — по несколько человек под каждым надгробием.

Точное число ликвидированных в результате нее гитлеровцев неизвестно до сих пор. Некоторые историки говорят о более 700 погибших.

                                                             После взрыва

После этой операции Константин Чехович был назначен начальником штаба 2-го отряда 7-й Ленинградской партизанской бригады. Под его руководством партизаны пустили под откос 49 эшелонов, взорвали 4 железнодорожных и 9 шоссейных мостов, уничтожили 40 километров связи противника и около 3500 солдат Вермахта.

Но даже несмотря на все это Чехович так и не был награжден по достоинству. Его должны были представить к званию Героя Советского Союза, однако церемония так и не состоялась. Судя по всему, у руководства возникли сомнения в его лояльности. Одно время в советских СМИ даже появлялись версии о том, что взрыв — это просто несчастный случай, или даже способ выгородить немецкого информатора. Эти версии не только абсурдны, но и были опровергнуты в начале 60-х, когда КГБ провело собственное расследование. Контрразведчик Евгений Голубев, (впоследствии дослужившийся до полковника) сумел доказать, что версия Чеховича правдива, и он действительно практически в одиночку провернул одну из величайших диверсий Второй мировой.

Сам Чехович после войны прожил довольно скромную и спокойную жизнь: работал на партийных постах, а также, по иронии, занимался восстановлением железных дорог, которые в свое время сам же и подрывал. Впоследствии он переехал обратно на родину, в Одессу, где работал заместителем председателя Ильичёвского райисполкома, секретарём партии Велико-Михайловского райкома и начальником цеха Одесского механического завода

 

 

 

Был награжден Орденом Отечественной Войны 2й степени, а в 2013 году ему была посвящена мемориальная доска в Прохотове.

 

Источники:  https://cont.ws/@Kotlova/1718516

http://velikieberega.blogspot.com/2018/11/blog-post_13.html

 

P.S/  Заглавное фото из другой истории…..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *