Таксист. Уроки истории… Фашистский концлагерь в Пролетарском районе города Донецка… | Куликовец

Таксист. Уроки истории… Фашистский концлагерь в Пролетарском районе города Донецка…

На территории города Донецка, фашисты устроили пять концентрационных лагерей.

Ценой почти 30 млн. жизней наши отцы и матери, деды и бабушки, прадеды и прабабушки спасли от фашизма, от полного уничтожения не только свою Родину, но и всю Европу. Кровью наших солдат обильно полита и донецкая земля.

На территории нашей области захоронено не менее 60–80 тыс. воинов, погибших в боях при обороне и освобождении Донбасса, и примерно 70–80 тыс. умерших советских военнопленных. С учетом умерших в госпиталях (до 12–15 тыс. человек) всего в донецкой земле может лежать 160–180 тыс. бойцов Красной Армии.

В поселке шахты 1218 им. газеты Правды в Пролетарском районе Донецка, тоже был концентрационный лагерь.

Вот там за памятником есть длинная полоса, ограниченная двумя тумбами. Вот там и сбрасывали наших солдат:

По свидетельствам очевидцев, среди погибших были и журналисты, редакторы газет Донбасса.

«Наших солдат бросали в братскую могилу раздетыми и присыпали снегом»

На окраине Донецка, на улице Ленской, 13 в поселке шахты 12/18 им. газеты «Правда» в Пролетарском районе стоит памятник погибшим воинам Красной Армии. По имеющейся официальной информации, здесь захоронены в братской могиле 800 советских солдат. А совсем рядом сохранилось здание школы, в которой располагался лагерь для военнопленных.

О трагических событиях, происходивших здесь в период с ноября 1941 года по август 1943 года, корреспонденту «ДН» рассказала коренная жительница этого шахтерского поселка Нина Михайловна Ишкова (в девичестве Бурлакова) в 2011 году — наверное, на сегодня единственная живая свидетельница. «Привели пленных со стороны станции Мушкетово или Буденовки по старой грунтовой дороге ближе к зиме 1941 года. Тогда еще снег не выпал, было не очень холодно (напомним, город Сталино фашисты захватили 20 октября 1941 года. — Прим. автора). Они шли человек по десять в одном ряду, а по сторонам — немецкие конвоиры на расстоянии около пяти метров друг от друга. Собак, как часто показывали в фильмах, я не видела. Все пленные были такие худые и изможденные… Жители поселка, в том числе и дети, пытались передать им еду, но охрана не допускала к ним и отгоняла нас. Там было примерно 2 тыс. наших солдат», — делится она своими детскими воспоминаниями (осенью 1941 года ей было всего 10 лет). По ее словам, других партий военнопленных ,больше не было.

Лагерь располагался в школе — трехэтажном кирпичном здании постройки 1938 года, которое во время своего отхода в 1943 году фашисты взорвали, и двух зданиях, сохранившихся до наших дней. Вся территория была огорожена колючей проволокой, которую местные жители поселка под руководством немцев натянули за несколько дней до прибытия пленных. Все здания были заполнены нашими солдатами. Спали военнопленные на лежаках, которые они делали себе из соломы. Вооруженная охрана лагеря осуществлялась немцами и полицейскими. «Но полицаи были не из нашего поселка. Они пришли с пленными», — уточняет Нина Михайловна.

Всех военнопленных под охраной гоняли на работу в шахту. Обычно это происходило часов в 7 утра, а вечером их гнали назад. «На шахтном дворе немцы огородили досками для них специальное место. Когда их вели, то мы, детвора, через щели в заборе протягивали нашим солдатам что-то покушать. Но часто они не имели возможности взять еду», — вспоминает Нина Ишкова.

Самое ужасное было то, что военнопленные умирали. «Бывало, до десяти человек в день. Однажды мы видели, как пленные волокли своего товарища. Нам казалось, что он еще живой, при смерти, но живой… Специально выкопанная огромная глубокая яма, ставшая братской могилой, зимой была открытой. Умерших солдат бросали в братскую могилу раздетыми и присыпали снегом. Весной и летом трупы засыпали землей», — рассказала Нина Михайловна. Эти воспоминания врезались в ее память на всю жизнь.

Лагерь для военнопленных просуществовал до середины августа 1943 года. Примерно за неделю до освобождения Сталино советскими войсками оставшихся в живых заключенных куда-то угнали.

Как рассказала Нина Михайловна, не все пленные солдаты погибли. Были и те, кого спасли местные жители. В 1942 году многие местные женщины подходили к немцам из лагеря и говорили, что среди заключенных есть их родственники, или заявляли, что берут пленных себе в мужья. Их выпускали из лагеря, но все они должны были продолжать работать на шахте. Таким образом некоторых из красноармейцев удалось спасти.

Отцу Нины Михайловны Михаилу Павловичу Бурлакову, работавшему на шахте как до оккупации, так и после прихода немцев и после освобождения Донбасса советскими войсками, тоже удалось выручить одного из заключенных лагеря для военнопленных. Несмотря на огромный риск лично для себя и своей семьи (ведь если бы солдат попытался сбежать, то фашисты обязательно наказали бы Михаила Павловича), шахтер поручился за назвавшегося рядовым Николая Бережкова из Шахтерска (до 1953 года это был поселок городского типа Катык). Уже после освобождения Сталино советскими войсками Бережков признался своему спасителю, что он был командиром и коммунистом. После войны долгие годы семьи Бурлаковых и Бережковых дружили…

За годы независимости Украины, памятники Великой Отечественной войны стали не нужны власти. И только благодаря инициативным людям они остались целы. Надеюсь. что и этот памятник не только сохранит историю, но и будет местом, где наши дети будут всегда чтить память о героях войны…

Ваш Таксист…

Источник: https://cont.ws/@Taksist1964/1063556

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + один =