А. Каштанова. Система-Контрсистема-Антисистема: диалектика развития противостояния и выхода на новые основания | Куликовец

А. Каштанова. Система-Контрсистема-Антисистема: диалектика развития противостояния и выхода на новые основания

Если непредвзятым взглядом заглянуть в историю и рассмотреть каждую отдельную социальную систему, то можно увидеть, что все они раздваиваются сами в себе по своим экономическим, политическим, этническим, духовным и культурным признакам. Т.е. каждой системе изначально присущи черты ее контрсистемы, обуславливающие ее самодвижение, а значит — возможность развития с выходом на новые основания. Следовательно, в каждой системе таится альтернатива самой себе – внутренняя контрсистема.

Если же начать рассматривать каждую отдельную систему как часть единого целого, т.е. всего множества систем, из которых состоит мир, то можно увидеть, что каждой системе и/или некому  множеству подобных систем в силу исторических, экономических, политических и культурных причин, в качестве альтернативы противостоит иная по своим сущностным признакам система и/или множество подобных ей систем. Такое противостояние определяет развитие всего человечества в целом.

Антисистема как историческая реальность появилась в человеческой практике относительно недавно как результат искусственных попыток определенных сил, направленных на то, чтоб не допустить  разрешения давно назревшего в мире диалектического противоречия. Создание такого искусственного продукта, как Антисистема, стало возможно лишь благодаря стремительному развитию производительных сил, их выхода, по сравнению даже со второй половиной ХХ столетия, на качественно новый технологический уровень. В силу своей искусственной природы Антисистема функционирует отлично от объективных законов развития человеческого общества, аналогично раковой опухоли в человеческом организме или же черной дыре в космосе. Чтобы справиться с Антисистемой, необходимо сначала понять законы ее жизнедеятельности, и затем научиться ими управлять, но этого пока не могут сделать даже ее недальновидные создатели.

Чтобы приблизиться к этому пониманию, попробуем рассмотреть взаимодействие системы, контрсистемы и антисистемы на близких нам исторических примерах.

  1. Советский Союз – внутренняя контрсистема Российской Империи

Социально-экономическая система  Российской Империи в силу своей феодальной доминанты не могла эффективно на всех уровнях противостоять своему естественному геополитическому противнику в лице коллективного Запада, социально-экономическая система которого на тот период времени была более эффективной. Поэтому, будучи духовно-культурной альтернативой Запада, Россия тогда в экономическом, политическом и социальном смысле вынуждена была довольствоваться ролью западной подсистемы по ряду объективных причин, т.е. не могла раскрыться как полная альтернатива западному миру. Такое положение в корне противоречило, как интересам прогрессивной части её политической элиты, так и  духовно-культурному содержанию народов, объединенных в ее границах. Именно это, общее для части прогрессивно мыслящей элиты и всего русского народа, содержание, собственно, и можно считать Русским миром, который в силу тормозящего его свободное развитие социально-экономического общественного устройства, обусловленного сословным эгоизмом большей части политической элиты, был замкнут в сфере нереализованной потенциальности. Что, в свою очередь, уже в первой четверти XIX столетия вызвало непримиримый раскол политической элиты, ознаменовавшийся восстанием Декабристов. На протяжении всего XIX века этот раскол углублялся и ширился, в обществе начала формироваться контрэлита. Смысл её духовно-практических  исканий выхода из сложившегося положения проникал в сознание всех слоев российского общества, оформляя скрытые, не сформулированные чаяния русского народа в конкретные политические и социальные требования. И на рубеже XIX –ХХ веков в недрах Российской Империи эта контрэлита уже полностью оформилась. Именно она сумела повысить субъектность широких народных масс до уровня свободного социального творчества. Это обстоятельство, когда к тому созрели все объективные факторы, сделало возможным победу Великой Октябрьской Социалистической революции, которая, собственно, и раскрыла, являющийся доселе «вещью в себе», огромный потенциал Русского мира, сделав его субъектом всемирного исторического процесса.

Этому послужила трансформация социально-экономического уклада Российской Империи в ходе революции и последовавшей за ней гражданской войны в новый, во многом опережающий, мировой уровень развития производительных сил и соответствующий духовным чаяниям народа, уклад. Организация общественного бытия посредством более совершенной и прогрессивной модели, позволила  за счет высвободившейся творческой энергии  народа совершить невиданный доселе прорыв во всех сферах жизни, что вывело страну в авангард развития всего человечества, превратив Русско-Советский мир в абсолютную Контрсистему Западного общества.

Именно Советская Россия явилась первым в истории человечества государством, объявившим приоритет Общего над частным, социальной справедливости и гуманизма над материальной выгодой и национальным эгоизмом и поставило во главу государственных задач не прибыль, а воспитание Нового, всесторонне развитого, общественно активного человека. Это превратило ее в маяк, освещающий путь всем народам планеты, вынудив, коллективный Запад спешно перейти от мальтузианской к кейнсианской социально-экономической модели и реализации в своих странах некоторых принципов социального государства.

Именно Советский Союз сумел победить фашизм, который, к слову, явился первой попыткой Запада создать Антисистему для уничтожения стремительно расширяющегося Русского мира. Но, не будучи в силах управить созданным монстром, Запад оказался перед лицом исходящей от него угрозы в жалком и беспомощном положении.

Именно русский советский человек первым покорил космическое пространство,  открыв новые горизонты развития для всего человечества. И даже первые ЭВМ, как прообраз качественно нового уровня развития производительных сил, появились именно в Советском Союзе. Другой вопрос, что в силу бюрократизма и недальновидности советской партноменклатуры этому судьбоносному новшеству своевременно не были открыты должные перспективы применения, и Запад успешно перехватил инициативу в этой сфере, что во многом помогло его будущей временной победе.

Подводя итог сказанному, необходимо ещё раз подчеркнуть, что превращение Русского мира из явления регионального в общемировое состоялось именно благодаря трансформации Российской Империи в Советский Союз посредством Октябрьской Социалистической революции. Замена не отвечающей вызовам современности социально-экономической системы на более передовую и эффективную открыла Русскому миру новые горизонты, но при этом максимально обострила жесткое противостояние с Западом во всех сферах общественного бытия. Выход Русского мира на новые, более прогрессивные, основания и обретение им всемирно-исторического значения предполагало и глобальное противостояние с его Контрсистемой за выход на новые основания всей человеческой цивилизации.

  1. Запад – внешняя контрсистема Русского мира

На протяжении всей истории становления Русского мира как субъекта исторического процесса можно наблюдать агрессивные поползновения Запада к захвату его жизненного пространства. Все эти попытки были обречены на поражение, но при этом Западу на своих рубежах удалось поставить жесткий заслон на пути выхода Русского мира из рамок собственного географического пространства, причем при каждом удобном случае Запад пытался эти рамки передвинуть, насколько было возможно, вглубь русской территории. Все, создаваемые цивилизацией Запада в разных веках на рубежах России, государства были заточены на борьбу со своим Восточным соседом и являлись острием противостояния с ним. Такими были и Великое княжество Литовское, и Речь Посполитая, и позже — Австро-Венгрия, и Швеция на севере. В результате страны Балтии, западной и центральной Беларуссии и Малороссии, бывшие когда-то территориями Киевской Руси и населенные славянами, на много веков попали в сферу западного влияния, что не могло не сказаться на менталитете населяющих их народов. Отчасти, возможно, из-за того, что многие века Русский мир был лишен возможности развиваться в своих изначальных границах на западе, он стал активно расширяться на восток.

Эпоха европейских географических открытий на Западе практически совпала по времени с покорением русскими Сибири на Востоке. Однако народы, населяющие огромные пространства, которые «открывали» европейцы и «покоряли» русские, ожидала разная судьба. Агрессивные, алчные и беспощадные европейцы, в лучшем случае, превращали народы открываемых стран в своих рабов, а сами страны – в колонии, в худшем – попросту хладнокровно уничтожали, не видя в них людей, равных себе. Россия же – напротив — вбирала в себя территории вместе с народами, их населяющими, и несла на открываемые земли более совершенный способ производства, культуру, мир и защиту. Единичные эксцессы не в счет – речь о доминирующей тенденции. В результате чего народы, вошедшие в сферу влияния России, через время начинали осознавать себя русскими и становились единым целым с русским народом. Разница западного и русского менталитета уже тогда была очевидна, и по ходу исторических коллизий лишь углублялась. Даже только по этому одному качеству России как ядру Русского мира не подходит слово «империя», предполагающее рабство одних народов и господство над ними других. Именно слово «союз», который предполагает содружество народов, отражает сущность бытия Русского мира.

Общественно-экономическая система в описываемую эпоху на Западе и в России была примерно одинаковой – феодализм. Однако на Западе, который, в отличие от России, возводившей в суровой Сибири затратные новые поселения и тракты, а также открывавшей северные морские пути, ускоренно обогащался посредством ограбления своих колоний в тропических и экваториальных широтах, рабского труда и пиратства, очень быстро возникли предпосылки для перехода к, более эффективной тогда, буржуазной социально-экономической системе. В России таких предпосылок тогда ещё не было. Лишь в начале XVIII столетия  Петр Первый заложил в стране основы крупной промышленности и капитализма. Промышленность прижилась и начала успешно развиваться, а капитализм – нет. С одной стороны, он оказался неприемлем для правящей верхушки, но, с другой – капиталистический способ бытия был чужд русскому народу, привыкшему жить общиной. Да, крепостная зависимость и произвол помещиков несли неисчислимые страдания, но в границах своего мира и сословия каждый чувствовал себя братом среди братьев. А капитализм предполагал войну всех против всех, что было неприемлемо и отторгаемо русской ментальностью.

***

Забегая вперед, отмечу, что и во второй половине XIX столетия, когда капитализм в России был утвержден сверху, русский народ в массе своей не воспринял нового типа бытия. И даже в условиях крупного промышленного производства во многом воспроизводились отношения, характерные для сельской общины или артели. Столыпин, который намеревался провести капиталистическую реформу в деревне в начале ХХ  века, был убит представителем крестьянской партии эсэров. Крестьяне облегченно вздохнули — реформа провалилась. Если проанализировать структуру производства и общества на момент совершения Великой Октябрьской Социалистической революции, то можно убедиться, что капитализм в России носил фрагментарный характер и не являлся основополагающей или даже доминирующей системой общественных отношений. Русский мир отвергал экономическое рабство, как и всякое иное рабство. И происходило это в том числе и потому, что Русский мир в отличие от Западного на пути своего исторического развития обошел стороной эпоху античного рабства. Западная цивилизация выросла на руинах рабовладельческой Римской Империи, и впитала в себя ее логику и ценности. Русская цивилизация шагнула из родового строя в феодализм, а из феодализма – в социализм, минуя эпохи физического и экономического рабства, а, следовательно, и войну всех против всех. Именно потому, а вовсе не из-за экономических трудностей, которых в нашей истории было, хоть отбавляй, после развала СССР, когда на его осколки обрушился капитализм, русский народ начал стремительно вымирать. Это была подсознательная форма отказа жить в капиталистическом обществе. Причем надо особо подчеркнуть, что вымирали и опускались на дно как раз представители Русского мира, тогда как элементы, принадлежащие к Западной цивилизации, начали чувствовать себя после развала СССР, как рыбы в воде, даже если они оказывались на дне общества.

***

Но вернемся на Запад, в эпоху его перехода от феодализма к капитализму.

Этот переход начался в XVI веке Голландской буржуазной революцией и закончился в конце XVIII-го Великой Французской революцией. В промежутке была Английская буржуазная революция, эпоха Реформации и религиозных войн и много чего ещё, от чего волосы на голове встают дыбом. Борьба за переход к новой экономической системе была такой интенсивной, что Европа обезлюдела. Западная беспощадность стремилась уничтожить всех своих политических противников под корень, причем с особой жестокостью, и такое отношение было присуще всем воюющим сторонам. Поэтому, если сравнивать, пусть даже только одну, Французскую революцию с Русской, то разговор о жертвах становится попросту неуместен. Это была естественная плата за переход к системе, выношенной и в муках рожденной народом, впервые ставшим субъектом исторического процесса. Я понимаю, что потомкам тех, кому тогда пришлось уйти или пострадать, обидно. Но есть же объективный исторический подход!

Благодаря этой новой системе произошла трансформация потенциальности Русского мира в поток реализованных возможностей, что вознесло страну на вершину мирового величия и открыло всему человечеству далекие горизонты.

Запад рассчитывал, что революция разрушит ослабленную войной Россию. И он, как следует, поживится. Именно затем и была организована в охваченную пламенем гражданской войны Россию интервенция 14 империалистических держав. Но ничего особенного им тогда не отломилось. После чего Запад на всю оставшуюся жизнь испугался мощи русского духа. И чем больших успехов достигал Советский Союз, тем большим был страх Запада  перед неприемлемой для него альтернативой.

Вспомним 30-е годы. Западные страны накрыл  неуправляемый системный кризис – Великая Депрессия, а экономика Советского Союза развивалась стремительными темпами. Так же и в идейном смысле: Запад был не способен противопоставить что-либо идее социальной справедливости и гуманизма, объединившей все народы СССР в единый советский народ. И тогда Запад поставил на фашизм – идею национальной исключительности и мирового господства одной нации. Он его вскормил и привел к власти, надеясь, что тот окажется «послушным мальчиком», будет внимать своим благодетелям и расправится с ненавистной контрсистемой. Но не успели у фашизма отрасти зубы, как он стал рычать и жестоко кусаться, вознамерившись пожрать не только контрсистему, но и саму систему, его породившую. Запад испугался второй раз, но уже собственного детища, в котором были концентрировано выражены свойственные всей западной цивилизации духовные установки, не выходящие за пределы коллизии РАБ-ГОСПОДИН. Именно потому на протяжении всего периода Второй мировой войны Запад занимал двойственную позицию, точнее всего выраженную, тогда ещё будущим, президентом США Трумэном: «Если будут побеждать немцы, надо помогать русским, если русские – немцам. Главное, чтоб они как можно больше убивали друг друга». Но благодаря раскрывшейся в полную силу мощи Русского мира первая попытка противопоставить России Антимир у Запада провалилась – гитлеровский фашизм был побежден и как явление сметен с лица Земли, но…

Но, стремясь к тотальной власти над миром, гитлеровские фашисты все годы своего пребывания у власти усиленно искали то оружие, при помощи которого можно будет без особых затрат превратить людей в послушных рабов.

Чем занимались в фашистских концлагерях все эти докторы Менгели? Они ставили бесчеловечные опыты над людьми с целью найти психическое оружие, при помощи которого можно будет относительно малыми средствами поработить мир. Куда делись результаты всех этих опытов? После войны они благополучно вместе с многими военными преступниками из Третьего Рейха перекочевали в США под крыло ЦРУ. И там, в секретных лабораториях, эти военные преступники спокойно продолжили свои поиски. Для всех подобного рода исследований под крышей ЦРУ был даже организован институт советологии. В масштабах целого общества все эти наработки и разработки стали применимы в конце 80-х годов прошлого столетия благодаря качественному скачку в развитии производительных сил и электронно-воспроизводящих технологий. На практике впервые они были применены в ходе развала Советского Союза.

Основными тактическими приемами агентов Запада внутри СССР на стадии скрытой подготовки к развалу, тогда явились разработки Троцкого по разрушению страны изнутри, естественно, с учетом современных условий, что максимально обострило присущий любой системе комплекс внутренних противоречий. Основой этой тактики был энтризм  — внедрение в политические и управленческие структуры с целью их дискредитации вовне и внесения раскола внутри; вредительство – сознательные действия по принципу «чем хуже – тем лучше»; максимальная бюрократизация общественной жизни. С началом перестройки стала проводиться информационная политика, основанная на принципе полу правды-полу лжи, с целью запутывания сознания широких слоев населения. «Ударим Ленином по Сталину»  — один из приемов Троцкого! Его умело продолжили дальше: ударим Сталином по Ленину, а затем дискредитируем обоих; ударим войной по революции, а революцией — по войне; Советским Союзом – по Российской империи, а Российской империей – по Советскому Союзу и т.д. Всё это делалось для того, чтоб разорвать причинно-следственные связи в сознании советского народа. Единые в своей сути и целостные в своем течении явления и процессы оказались разорванными, ничем не связанными и логически не обусловленными осколками, наполнившими головы советских людей. Когда это произошло, подключили Геббельса: «Чем страшнее ложь, тем скорее в неё поверят». Задача была раздробить единую общность — советский народ как высшее выражение Русского мира. Но пропагандистско-информационные способы, которые использовались для решения этой задачи, уже тогда являлись лишь вспомогательным вербальным инструментом на фоне применения прямого суггестивного (Кашпировский, Чумак, развитие тоталитарных сект), нейро-лингвистического и технологичного воздействия («25 кадр» и, возможно, что-то ещё в этом духе). Когда было разрушено единство советского народа, развалить экономику и политическую систему уже не составляло большого труда. Окраины отрывали при помощи раздувания в них местного национализма.

Русский мир был раздроблен, а Россия как его естественное ядро опять превращена в подсистему Западного мира, только теперь уже не с менее эффективной социально-экономической моделью, а с западной моделью, которая при пересадке на русскую почву, оказалась инструментом разрушения Русского мира изнутри. Слабые элементы Русского мира стали вымирать, как уже было упомянуто выше, сильные — сопротивляться противоестественной для них системе, кто как мог, и чем мог в меру своих сил и разумения.

Необходимо подчеркнуть, что именно отношение к насаждаемой в границах Русского мира системе, а вовсе не национальная, социальная и религиозная принадлежность стала являться после развала СССР главным критерием при распознавании носителей западных ценностей в Русском мире и носителей русско-советских – выживающих в условиях противоестественной для них общественной системы.

Тезис о том, что Западная контрсистема, разрушая Советский Союз, не хотела уничтожения Русского мира, по меньшей мере, требует уточнения: либо — изначально не хотела, либо — не хотела быстрого и очевидного всему миру уничтожения. Вся историческая практика последних 100 лет доказывает, что Запад всеми силами хотел уничтожения альтернативы своему жизнеустройству, и это его стремление особенно актуализировалось последние четверть века, когда американский империализм открыто устремился к установлению на планете глобального pax Americana. России в этом глобализированном мире была отведена роль сырьевого придатка, но без Русского мира как цивилизации, духовно и культурно противостоящей Западу. Это подтверждается тезисами, как Гарвардского, так и Хьюстонского проектов. Именно потому на всей территории Русского мира еще во времена перестройки были включены процессы ускоренной американизации общества. Так же тогда в стране вовсю начали работать механизмы отрицательного отбора, когда на уровень принятия решений, в культурно-образовательные, научные учреждения и СМИ попадала не действительная элита нации, а ее самые беспринципные и продажные представители. Лучшие элементы вытеснялись в маргинез. А те из них, кто всё же ухитрялся оказаться в культурно-политическом ядре общества, попадали в него либо благодаря случаю, либо глубоко скрывая до определенного часа свою собственную сущность. Так во всех осколках бывшего Советского Союза была сформирована марионеточная прозападная псевдоэлита, которая дальше интересов своего кармана не видела и видеть не стремилась.

На отколовшихся окраинах помимо всего выше перечисленного людям всеми методами внушался тезис, что они не имеют к России никакого отношения: «Прибалтика – не Россия», «Молдавия – не Россия, «Украина – не Россия», «Грузия – не Россия» и т.д.

В Прибалтике, где менталитет местных народностей был по историческим причинам близок к западному, это не требовало особенных усилий. В Грузии и Молдавии, которые хотя и вошли в Русский мир по историческим меркам не так давно, но лишь после вхождения в него получили возможность национального, культурного и экономического развития, внушить подобный тезис было уже намного сложнее. Но самых особых мер внушение этого тезиса потребовало на Украине, где юго-восточные области изначально были освоены Россией и заселены русскими, а центральные вообще являлись истоком русской цивилизации. Потому к Украине и были применены особые меры воздействия.

  1. Создание предпосылок для возникновения на территории Украины Антисистемы Русского мира

Для отрыва Украины от России в качестве тарана Запад избрал Галичину, которая больше пяти веков была под его пятой, вследствие чего ментальность ее народа была в значительной степени западнизирована. При этом Галичина была носительницей искусственно взращенного в бытность Австро-Венгрской империи агрессивного русофобского украинства,  отметившись зачисткой местной русинской интеллигенции ещё во время Талергофской трагедии 1912-1914 годов, и закрепив эту свою национальную особенность в годы Великой Отечественной войны службой Третьему Рейху. Подготовка Галичины к роли идейно-культурного ядра «незалежности» была начата ещё в предперестроечные годы Советской власти, что само по себе говорит о том, что развал страны тщательно готовился изнутри заранее. Именно в 80-е годы галичане вереницей потянулись в Киев, но не для того, чтобы работать на заводах и стройках, а для того, чтобы «осваивать» сферы науки, культуры, образования, искусства, журналистики и занимать высокие государственные и партийные посты. К разгару перестройки на всех значимых постах оказались выходцы из Западной Украины, «Рух», созданный то ли в 1987, то ли в 1989 году, (уже не помню) тоже сплошь состоял из них. Если «Рух», едва создавшись, сразу начал буянить, то обладатели высоких постов до определенного срока вели себя тихо, и лишь в начале 90-х, как по команде, сорвались на лай в адрес Советского Союза и России. После развала страны на Украину был обрушен весь арсенал средств, о котором уже упоминалось выше. Однако, когда в России всё бурлило и клокотало, на Украине было относительно спокойно: большинство было занято исключительно вопросами выживания. УНА-УНСО (прообраз нынешнего «Правого сектора») была малочисленной маргинальной организацией, которую никто не поддерживал, а — напротив. Страсти, если и разгорались, то лишь по поводу запрета Компартии и возникновения на ее месте Социалистической партии.

Хотя обороты антикоммунистической и антироссийской пропаганды нарастали с каждым годом – фабриковались всё новые фальшивки, находились всё новые «свидетельства» «преступлений клятых комунистив и москалив», во второй половине 90-х в народе стала нарастать ностальгия по Советскому Союзу, т.е. стала работать формула «бытие определяет сознание». Хотя, надо отметить, что к тому времени людей-ретрансляторов СМИ стало уже гораздо больше, чем в первые годы после развала страны. Но не они ещё определяли общественные настроения. На первых выборах Кучмы народ проголосовал не за него, а за русский язык как второй государственный. Но Кучма написал книгу «Украина – не Россия» и предвыборных обещаний не исполнил. И на следующих президентских выборах, несмотря на то, что все СМИ вопили о гражданской войне, народ проголосовал за основного соперника Кучмы — Симоненко, который попросту слил свою победу оппоненту. После такого предательства в стране начался обвальный рост проевропейских настроений. Одновременно с этим стала падать поддержка КПУ и расти популярность Юльки и ультраправых партий, которые начали давать о себе знать уже в 2002 году во время акций «Украина без Кучмы». Именно предательство Симоненко, которое было расценено народом, как предательство всех коммунистов в целом, видимо, сломило в массах внутреннее сопротивление психологическому давлению, оказываемому на них через СМИ. Начиная с 1999 года, количество «био-телевизоров», а так же людей, поведенных на Европе, стало нарастать год от года в геометрической прогрессии. Во время акций «Восстань, Украина!» в 2002 году сторонников Юльки в Киеве было уже достаточно много, и все они были поразительно похожи на «адептов» «Белого братства» имени Кривоногова, в котором в начале 90-х технологично свернули крышу 10 тысячам молодых людей. Это полнейшее сходство уже тогда заставляло основательно предполагать, что к людям применяется отнюдь не одна вербальная пропаганда.

***

Сделаю маленькое отступление в психиатрию. В каждом обществе 20% его членов являются группой риска по психическим заболеваниям. А примерно 25% от взрослой части  любого общества обладают слабым типом нервной деятельности, что обуславливает их повышенную внушаемость. К категории населения с повышенной внушаемостью надо приплюсовать детей и молодых людей до 18 лет. В развивающемся и социально защищенном обществе из всех предрасположенных к психическим расстройствам заболевают единицы. Например, в Советском Союзе это был 1% от общего числа всех угрожаемых. Именно потому советский народ считался самой психически здоровой нацией в мире. Также в социально защищенном и психически здоровом обществе для всех легко внушаемых граждан максимально снижен риск попадания  под  мошенническое или преступное влияние. В деградирующем обществе – наоборот. При этом надо учитывать, что если психически заболевают все 20% угрожаемых, то болезнь начинает распространяться и на тех, кто не относится к группе риска — поначалу, конечно, на легко внушаемых, затем  — на менее внушаемых и т.д. Это называется эпидемией шизофрении. В вопросе возникновения и распространения такой эпидемии главным фактором является время, которое люди проживают под шизофренизирующим воздействием: чем промежуток времени дольше, тем выше вероятность возникновения эпидемии, и скорость ее распространения. Около 5% людей поддаются внушению по собственному желанию: захотят — поддадутся, а не захотят — не поддадутся. И ещё около 5% не поддаются внушению совершенно. Но вряд ли они добровольно захотят находиться в многомиллионном дурдоме. Говоря о современной Украине, эти психофизиологические моменты необходимо учитывать.

***

В 2004 году, несмотря на то, что неадекватов в Киеве тогда было уже достаточно много (примерно каждый 8-й), предвыборная кампания проходила рутинно. Соцопросы накануне первого тура выборов не определяли Ющенко как будущего лидера страны. Из всех СМИ лишь 5-й канал, объявивший себя оппозиционным официальным  СМИ, вещал в режиме истерической поддержки Юща. Но, что примечательно, те, кто начинал смотреть этот канал, резко переставали пользоваться другими каналами информации. Однако определить, сколько всего людей было подсажено на 5-й канал, до начала майданных событий было невозможно – они ничем не отличались от остальных избирателей. За день перед вторым туром голосования киевляне проснулись в оранжевом городе: все деревья, заборы, столбы, кусты, остановки были увешены оранжевыми ленточками. Точно так же, как по команде, обвешались ими и сторонники Ющенко. И вот тогда стало очевидно, что их в городе не меньше, а то и больше 2/3 от общего числа населения. Их усилили своевременно подвезенными на майдан жителями западных регионов, и начался первый оранжевый майдан. На нем, на фоне истеричного дурашливого веселья, свойственного маниакальной фазе психоза, впервые стали звучать кровожадные бандеровские песни. Этот майдан ознаменовал начало перехода Украины от государства «не Россия», к государству «антисистема России». Этот переход длился ровно 9 лет (и первый, и второй майдан начались в один день – 21 ноября).

Между государством «НЕ» и государством «АНТИ» качественная разница, можно даже сказать – пропасть. В мире много государств, которые можно назвать «Не-Россия»: Индия – не Россия, Китай – не Россия, Бразилия – не Россия. Но, тем не менее, с ними со всеми возможны отношения плодотворного сотрудничества, взаимопомощи и добрососедства. Государство «АНТИ» — это образование, смысл существования которого — уничтожение системы, по отношению к которой оно несет заряд «АНТИ». В случае Украины – это Россия, Русский мир. В случае ИГИЛ – это Исламский мир, в случае Косово – Сербский мир.

Чем же ознаменовался период перехода Украины как государства из одного качества в другое?

Можно долго говорить о дальнейшей олигархизации и подрыве экономики, хаотизации и криминализации политической жизни, об ускорении процесса утраты страной политической субъектности и суверенитета, но не эти все факторы явились определяющими направление движения Украины от уже сложившегося к тому времени качества «НЕ» к новому качеству «АНТИ» по отношению к России.

Позиции определяющего фактора, на мой взгляд, к тому времени уже прочно заняли СМИ, превратившись из «четвертой власти» в первую.

При Кучме, как бы я к нему не относилась, экономика стабильно росла, и уровень жизни населения тоже поднимался. Но это обстоятельство ему не помогло, когда при помощи СМИ был раздут скандал с убийством Гонгадзе. Януковичу при всем его воровстве удалось стабилизировать и вывести из пике хаотизированную при Ющенко экономику. Это ему помогло? – Нет.  Так же не помогли ни Кучме, ни затем – Януковичу ни админресурс, который раньше всегда был основным инструментом удержания власти, ни всякие предвыборные технологии. Не трудно заметить, что в случаях, когда через СМИ проводилась иная точка зрения, оказывалась бессильной исполнительная и судебная власть. Например, первый майдан был запрещен одним из судов Киева. И что? — Он длился, пока это было нужно силам, стоящим за ним. На втором майдане бессилие всех ветвей государственной власти было уже очевидно и тотально. Примеры можно множить и множить. Безусловно, объективные предпосылки для социального протеста были и при Кучме, и при Януковиче. Но не потому, что при них ситуация в экономике ухудшалась, как это было при Ющенко, а потому, что в стране господствовала либерально-олигархическая модель капитализма, при которой положение простых тружеников всегда оставляет желать лучшего. Однако лишь при помощи СМИ силам, заинтересованным в майдане, удалось представить неважную, однако, объективно имеющую тенденцию к улучшению, ситуацию, как положение, хуже которого уже быть не может в принципе. Поэтому разница между социальной революцией и майданом точно соответствует разнице между: быть и казаться.

Следовательно, по мере превращения СМИ из четвертой власти в первую, экономические и политические причины происходящего — т.е. объективная реальность, другими словами — утрачивали роль основных определяющих общественное движение факторов. Их место занимала вымышленная реальность, которую активно производили СМИ. Если первый майдан был продуктом деятельности единственного 5-го канала, то с приходом к власти Ющенко ситуация изменилась, и по американским технологиям стали работать почти все каналы за исключением Интера. Следовательно, количество народа подвергшегося психогенной обработке качественно увеличилось. Это не замедлило сказаться, и выразилось обвальным увеличением числа неадекватов, биороботов и евроозабоченных в городе-паразите Киеве, а также в аграрных центральных и западных регионах Украины. Тем, кто обращал внимание на стремительный рост количества психически ненормальных людей, уже тогда было ясно, что украинское общество ускоренно сползает в массовую шизофрению. Но, как стало ясно в период второго майдана, после которого Киев и окрестности превратились в очаг эпидемии шизофрении, это был ещё не предел в деле майданизации страны. В период перехода страны из качества «НЕ» в качество «АНТИ» Юго-восток страны держался прочно, потому что в основной своей массе смотрел российские каналы и был занят в промышленном производстве.

Так же наряду с ТВ-обработкой шла активная фрагментация и разложение политического сознания масс, которые приучали к продажности и беспринципности. Акции протеста, митинги, выборы быстро превратились из способа заявить свою политическую позицию в способ неплохо заработать. Это обстоятельство помогло размыть и нейтрализовать политические предпочтения масс, став дополнительным, но очень существенным в условиях материальных трудностей способом успешной манипуляции массами в интересах тех, кто готов был платить за подтанцовку.

Одновременно с этим все украинские школы перешли на новые, разработанные канадской диаспорой при участии Сороса и, бог весть, еще кого, программы обучения. «Новшества» коснулись в основном истории и других гуманитарных наук. Например, центральным историческим событием в новых учебниках истории представлялся «голодомор», который устроили «клятые москали». На уроках рисования детей вынуждали рисовать гробы, трупы, могилы в память о жертвах этого «голодомора». Примеры подобного заражения детской психики, не способной по объективным причинам сопротивляться таким воздействиям, культом смерти, ущербности и страданий, бесчисленны. Майданный молодняк с кастрюлями на головах и коктейлями Молотова в руках – плод среднего школьного образования, полученного при Ющенко. Янукович после прихода к власти вопросами образования и воспитания подрастающего поколения не озаботился, и программы по истории и другим гуманитарным предметам изменить не поспешил. Собственно, как не поспешил он прибрать к рукам все основные СМИ страны, ограничившись одним каналом и самодовольно полагаясь на всесилие админресурса.

Заокеанские кукловоды планировали приурочить второй майдан к очередным президентским выборам, но форсировали развитие событий, с одной стороны, ввиду вызревших, как в низах, так и в политическом классе, к осени 2013 года предпосылок к его совершению, а с другой – потому, что момент подписания или не подписания соглашения о евроассоциации являлся для Украины моментом бифуркации пути. Если бы отказ от подписания соглашения прошёл для Януковича без последствий, Украина, возможно, быстрыми темпами стала бы возвращаться в сферу Русского мира. До второго майдана все общественно-политические процессы, происходящие в Украине, были хоть угрожающи, но еще обратимы.

  1. Евромайдан – зряшное отрицание Украины и превращение её в Антимир

Если первый Майдан был придурковато-весёлым, то второй – с самого начала агрессивно-злобным. И с каждым днем это его качество усиливалось, превратившись, наконец, в крушащий всё на своем пути поток ненависти.

Говоря о технологиях, по которым разыгрывалось это зловещее шоу, необходимо подчеркнуть, что все они основаны на ритуалах так называемой черной мессы, где каждый неофит проходит череду инициаций, снимающих с него одно за другим все этические табу, которые выработало человеческое общество в процессе своего многотысячелетнего развития. Стоит отметить, потому что из-за обилия информации этот факт остался в череде малоизвестных, что сразу после прихода майданщиков к власти, когда обязанности президента взял на себя бывший Юлькин заместитель Турчинов (нормальные люди прозвали его Трупчиновым), в масштабах всей страны была учреждена, легализована и тут же открыта в Киеве церковь сатаны. Сам факт исчерпывающе отвечает на все вопросы и расставляет все точки над «і».

В этой майданной сатанинской мессе изначально, задолго до ее проведения, было продумано всё, даже место, где она состоялась. Это место предательства. Именно там во времена нашествия Батыя было Козье болото, через которое по наущению предателя Батый протащил свои тараны, когда оно в ноябре замерзло. Именно там находились Лядские ворота, через которые он ворвался в Киев. Не зря почти сразу после развала СССР эти Лядские ворота, хотя и не в своем историческом виде, были восстановлены. Лядские ворота и Козье болото – это символы падения Киева и Киевской Руси в целом. Затем на этом месте устраивал свои бессудные расправы Ярема Вишневецкий, потом через несколько веков после него – Петлюра. Правда, один раз в истории на нем произошло справедливое возмездие (будем надеяться, что там в свое время состоится и второе): после Великой Отечественной войны в 1946 году там повесили самых ярых коллаборантов и палачей украинского и других народов. Но, видимо, одного праведного возмездия не хватило, чтобы нейтрализовать черную энергетику места. После развала СССР  майдан в городе стал главным местом проституции и подпольной наркоторговли, и более четверти века вся чернота собиралась именно там. Там заинтересованные силы разыграли и два человеконенавистнических спектакля под названиями: «оранжевый майдан» и «евромайдан». Если  подлинная  революция выводит общество на новые основания, открывая ему новые горизонты развития, то майдан это зряшное отрицание государства и общества, его осуществившего, в ходе которого происходит полное разотождествление всех его классов и слоев с самими собой  и обвал на уровень первичного аттрактора. Попробуем проследить, как это происходило на Украине.

  1. Народ, забывший и поправший свою историю, перестает быть народом и превращается в доисторическую толпу. Потому что попрание собственной истории – это отказ от результатов собственного развития и дальнейшего участия в нем. Именно потому кукловоды Майдана и организовали паскудные ритуалы с вытиранием ног о Советский флаг и футболянием по грязи нынешнего флага России. Все, кто в этом активно или пассивно (через телевизор) участвовал, с того момента, независимо от того, сознавали они это или нет, переставали быть причастны к многотрудной, но славной истории своего народа, и становились безликой частицей толпы. Именно потому сразу же после захвата власти, первое, что сделали бандерлоги – это разрушили и разграбили исторический музей, где хранились уникальные свидетельства о прошлом народа.
  2. Народ и каждый человек в отдельности, глумящийся над могилами и делами своих предков, тем самым навсегда порывает с ними сакральную связь, лишается их благословения на жизнь. Именно потому кукловоды провели и продолжают проводить свое стадо, в особенности, его молодую часть (ибо в ней будущее) через это ритуальное глумление. Все, кто это прошел – уже не принадлежат своему роду, если речь идет об отдельном человеке, и — народу, если речь идет о связанной общими корнями и проживающей на одной территории общности людей. Это уже, образно говоря, оторванные листы, обреченные лететь по ветру и увянуть.
  3. Для каждого нормального человека понятия «отец» и «мать» являются священными. Для народа в качестве отца и матери выступают: основатель государства и та культурная традиция, в рамках которой оно было основано. Для Украины отцом-основателем был именно В.И. Ленин. К этому факту можно относиться по-разному, но это факт. А матерью – русско-советская цивилизация, истоки которой восходят ко временам становления государства Киевская Русь. Кстати, на памятнике Ленину были высечены его слова: «Только в единстве украинских и великорусских пролетариев свободная Украина возможна. Вне этого единства о ней не может быть и речи». Ленин это понимал, понимали вслед за ним и кукловоды Майдана. Именно потому и случилось варварское разрушение памятника Ленину 8 декабря 2013 года (символический акт отцеубийства) с водворением на постамент, где он стоял, золотого унитаза – фетиша, во имя обладания которым и случился Майдан. Вслед за этим актом варварства последовали следующие – везде, где дотянулись лапы уже не людей, а бандерлогов. Именно потому над пепелищами Майдана завывало: «Ми будемо випалювати і винищувати все радянське и російське, ми будемо мити руки в крові своїх ворогів». Это уже не голос народа, это предвоенные камлания доисторического племени тумба-юмба.
  4. Православное христианское мировоззрение господствовало на территориях, вовлеченных в Русскую цивилизацию, целое тысячелетие. Опять-таки, можно по-разному относиться к этому факту, но это факт. Наши пращуры во времена нашествия Батыя шли в свой последний бой не только за Землю Русскую, но и за веру православную. Можно быть тысячу раз неверующим (всё же XXI век на дворе), но основы христианской этики заложены в наше подсознание, и как бы впитаны нами с молоком матери. И мы зачастую их даже не замечаем. Но все почему-то как бы сами по себе знают, что убивать нельзя – это смертный грех, и самоубиваться – тоже, что красть, завидовать, злобствовать, кощунствовать и поклоняться золотому тельцу – не лучше. И даже те, кто нарушают все эти табу, ЗНАЮТ, что поступают не по правде, по совести. Именно потому и тратят они по многу миллионов из своих неправедно добытых богатств на постройку церквей, в силу своей примитивности, думая, что таким образом можно подкупить Божество. Но кукловодам Майдана надо было, чтобы их зомби раз и навсегда ПЕРЕСТАЛИ ВСЁ ЭТО ЗНАТЬ. Именно потому на Майдане звучало: «Геть московських попів з української землі!» Именно потому, греко-католические попы открыто призывали жечь и убивать, мыть руки в крови «ворогов», а попы киевские, да и некоторые православные (часть из них ведь тоже поддержала Майдан) благословляли на это бандерлогов, а потом и помощь начали для АТОшников по селам собирать. Призывы к убийству и его благословение из уст христианского священника любой конфессии – это и есть молебен в черной сатанинской мессе. Такие «молебны» происходили на Майдане каждый день. В гитлеровской Германии в свое время тоже так молились.

А потом кукловоды умело организовали на Майдане несколько ритуальных массовых убийств, соучастниками которых благодаря СМИ стали огромные массы народа, и тем самым не только повязали эти массы кровью, но и взломали многовековое табу. Причем, заметьте, поначалу массы были как бы просто наблюдателями чьих-то преступлений, а потом уж и сами пошли убивать. Беркутовцев фашистские боевики казнили напалмом в твердой уверенности, что это все останется безнаказанным (видно, сама Нуланд пообещала), и оно осталось… Потом типа неизвестные застрелили армянина и белоруса, которых нелегкая занесла на Майдан. Опять все увидели, что за это ничего не бывает. А потом уже толпа начала и сама упражняться в этом черном занятии. Сожгли Дом Профсоюзов… Тот факт, что я приведу ниже, проскочил мало замеченным ввиду обилия информации: но ведь в том Доме Профсоюзов находилось около 300 раненных и просто спящих майдаунов! Своих же! Своих же сожгли! Но и это осталось в области нераскрытых преступлений. Затем толпа стала жестоко расправляться с так называемыми «титушками» — теми, кто в меру своих сил пытался противостоять Майдану. Потом толпа при захвате офиса партии Регионов зверски убила находившегося там инженера по технике безопасности и его двух сотрудниц. И это всё тоже сошло им с рук. Как же – «анижедети»! А потом, когда случилось: «Мы здобулы-ы-ы!», т.е. они прорвались к власти, Киев на неделю был отдан им на разграбление. Понятно, что не весь, видно, по договору со своими кукловодами, центральные районы не трогали, разгуляево устроили только на окраинах. Горели облюбованные майдаунскими боевиками магазины и склады, убивались те, кто им чем-то не понравился. В транспорте в те дни было популярно избиение и ограбление тех, кто не отзывался на слоган «слава Украине». Окончательное стирание этических ценностей, которые дал обществу христианский период его истории, произошло 2 мая 2014 года в Одессе. Нечеловеческое по своей жестокости массовое убийство одесситов в Доме Профсоюзов (заметьте – опять в Доме Профсоюзов) на Куликовом поле под улюлюканье и крики: «Горите, русские, горите!» поставило точку необратимости в процессе расчеловечивания майдаунов. Потом была кровавая оргия в Мариуполе, а затем — и на всей территории Донбасса… Но всё это было для майдаунов уже за чертой невозврата к человеческому облику. С их подсознания к тому времени уже окончательно был стерт сначала советский период, затем – христианский, потом – родовой, а потом, когда они начали убивать друг друга (первое табу, выработанное зарождающимся человечеством) – и первобытнообщинный. Что осталось? Правильно – лишь стадо диких обезьян. Первичный аттрактор, другими словами.

Когда воины Донбасса проводят этих обезьян по местам, которые они разбомбили и сожгли, показывают изувеченные ими трупы, они по-младенчески заявляют: «А мы не знали…» Я долго не могла понять: как так не знали? Ты нажимаешь на спусковой механизм орудия, заряженного смертоносными снарядами, и не знаешь, что там, куда это орудие наведено, произойдут жесточайшие разрушения? А потом поняла: они действительно не знают. Обезьяна тоже бы не знала, если бы ее научили жать на гашетку… И психбольной в припадке безумия не знал бы… Им потому и справки выдают – мол, ответственности за свои деяния не несет.

Тех, кто знал и отказывался стрелять в своих братьев, бандерлоги сразу же расстреливали в спину, а потом потрошили на органы, которые затем по дешевке сбывали нелегальным бригадам западных врачей-трансплантологов, присутствовавших на Донбассе с самого начала военных действий. Некоторые массовые армейские захоронения укров, которые удалось обнаружить на освобожденных территориях Донбасса, отличаются тем, что все останки бывших солдат выпотрошены. Но, думаю, что основные находки подобного рода ещё впереди, потому что массовые отказы стрелять особенно часто случались в первое время – в период обороны Славянска, Краматорска, Северодонецка, Лисичанска, Рубежного и т.д. Те, у кого вместо совести – главчёрт, а вместо мозгов – унитаз, отказаться от таких мероприятий, как стрельба по своим братьям, уже не могут в принципе. У них моральные нормы стерты вплоть до уровня неандертальцев, а, может, и питекантропов. А они не знали, кто такие братья. Правда, тогда у них в лапах были всего лишь палки и камни…

Но вернемся к технологиям, при помощи которых людей окончательно превратили в обезьян или пациентов психушки – как кому больше нравится – суть от этого не меняется.

Коснемся упомянутой выше спайки толпы, которую многие по наивности принимают за солидарность. Любой Майдан занимает определенное время. Украинский вариант, как первый, так и второй, занял около трех месяцев, причем в зимний период. Мало просто собрать людей, надо, чтоб они не разбрелись, кто куда от холода и скуки. Кукловоды это знают. Потому для спайки толпы со сцены, где находятся пастухи, стадо постоянно вынуждают совершать какие-то нехитрые совместные действия, которые к тому же ещё обладают сильным зомбирующим эффектом. Это и выкрикивание лозунгов типа «слава Украине – героям слава», что нормальные люди сразу же переиначили на: «хероям сала», это и печально знаменитые скачки: «Хто не скаче – той москаль», что нормальные люди тут же продолжили: «А хто скаче – той дебіл».

Первое: таким образом в толпе обозначают «своих», тех, кто уже лишился собственной воли и разума, и врагов, тех, кого надо быстро удалить из толпы, чтобы они не успели прояснить кому-то мозги. Во время Майдана было полно случаев, когда тех, кто не  скакал, избивали и выгоняли из толпы. Управляемый хаос всегда очень хорошо организован. Над каждым десятком баранов майдана был смотрящий, у него были свои опознавательные знаки, которые были понятны только таким же смотрящим, как он, и далее по рангу – сотникам, тысячным, кукловодам. Бараны, понятно, даже не предполагали, что их пасут, они считали, да и продолжают считать, что всё получалось, как бы само собой, и они «здобулы». А на самом деле «здобулы» их.

Вывод: напрочь лишая народ реальной субъектности, при помощи майданных технологий и психотронного оружия, кукловоды замещают ее субъектностью иллюзорной, существующей лишь в больном воображении толпы. Точно такое же замещение происходит и в сознании политического класса.

Второе: при помощи таких скачек и подобных им действий (на первом Майдане это были вопли «Ющенко – так!» и пляски под песенку «Разом нас багато, нас не подолати», что нормальные люди тут же переиначили: «Разом нас багато, ми придуркуваті» или: «Разом нас багато, нас треба лікувати») толпа спаивается, скрепляется, людям начинает казаться, что все они — одна семья, занятая одним очень важным делом. Однако стоит умолкнуть голосам пастухов, и толпа очень быстро начинает распадаться и расползаться. Этим она и отличается от солидарности. Спайка – явление искусственное, извне управляемое и основанное на инстинкте. Солидарность – это сознательное действие, не зависящее ни от  голосов кого бы то ни было, ни от места пребывания и основанное на глубоком понимании происходящих событий и на чувстве сопричастности к ним. Когда на воюющий Донбасс едут представители разных народов, чтобы помочь в справедливой борьбе – это солидарность, когда люди вместе скачут (или делают что-то ещё, не менее несуразное) под чью-то дудку – это спайка.

Вывод: под видом объединения для решения общих задач, народ ещё более раздробляют и атомизируют. Точно такой же процесс включается и в отношении правящего класса.

Третье: подобные скачки и пляски под чьи-то лозунги великолепно отключают критическое мышление и зомбируют сознание. Люди весело и бездумно скачут или пляшут, а в это время им по сознанию, как молотом по наковальне: «Хто не скаче – той москаль, хто не скаче – той москаль…» Очень быстро у человека кроме этой формулы в голове не остается ничего, организм срабатывает на нее автоматически – на уровне условного рефлекса.

Вывод: человек-автомат напрочь утрачивает способность к творческой, а значит и к созидательной деятельности. Это касается и представителей политического класса, вынужденных присутствовать рядом со своим электоратом. Однако, актуализированное чувство иллюзорной субъектности требует активной деятельности, которая, раз способность к созиданию выключена, может быть направлена исключительно на разрушение.

Четвертое: зомбирующие воздействие и спайка усиливаются активными химическими средствами. Да — пресловутый наркотический чай! Кукловодам необходимо, чтобы процесс лишения человека воли и разума происходил на фоне эйфорического настроения, тогда достигнутый результат будет прочнее. Понятно, что последующие проблемы индейцев шерифов не волнуют. Наркотики призваны максимально усилить эффект спайки и зомбирования, а так же притупить чувство усталости и уменьшить потребность во сне. Человек думает, что пьет просто чай, а хорошо ему от того, что он защищает правое дело, что он не одинок в этом и т.д. А на самом деле: он не чай пьет, а принимает дозу, защищает не правое дело, а интересы транснациональных корпораций, и любой из его окружения, не задумываясь, убьет его, если того потребуют пастухи, что неоднократно было продемонстрировано в ходе Майдана. Ещё во время майданных беснований, особенно, после одновременного расстрела толпы, и беркутовцев снайперами, некоторые врачи проинформировали общественность, что у  всех раненных майдаунов в крови были найдены следы одного и того же наркотика, который применяется в вооруженных силах США в экстремальных ситуациях. Однако, по понятным причинам эта тема была тут же заговорена и замята. Вскоре, Майдан закончился, и майдауны разошлись по домам. И вот тут-то эта проблема всплыла в другом качестве: у них началась ломка, но поскольку они этого не знали, то пошли по врачам: «Что-то, доктор, мне плохо». После обследования все врачи задавали майдаунам один и тот же вопрос: «Как давно Вы принимаете наркотики?» Об этом можно было услышать в транспорте, на улицах – везде, однако, майдауны сделать из этого какие бы то ни было выводы уже не могли в принципе. Кстати, в украинской армии террористов и отморозков (АТО), бесчинствующей на Донбассе уже 2 года, всем солдатам под видом витаминов дают наркотики. Именно потому каждый день даже  в напрочь брехливые укроСМИ просачивается 5-6 сообщений о самоубийствах возвращающихся с фронта вояк – сбросился с балкона, повесился, утопился, застрелился и т.д. Многие думают, что это на почве прозрения. Но, если у кого-то из них прозрение и имеет место быть, то это — редчайшие случаи. Прозрение требует размышления, а майдауны к этому уже давно не способны. Скорей всего – это банальная ломка без понимания того, что это она. Так же в укроСМИ о возвращающихся «хероях» просачивается и другое: подорвал себя вместе с семьей, расстрелял свою девушку и сам застрелился, зашел в кафе и бросил гранату, изнасиловал собственного ребенка и т.д. и т.п. И это — тоже ломка на фоне прогрессирующей шизофрении.

Вывод: всем жертвам психотронного оружия и майданных технологий свойственен ускоренный распад личности, что неминуемо приводит к самоуничтожению.

А теперь снова вернемся главному зомбатору и шизофренизатору – СМИ, без полного контроля над которыми со стороны кукловодов не был бы возможен ни Майдан ни эпидемия шизофрении. Здесь уместно подчеркнуть, что технологии зомбирования от развала СССР вплоть до евромайдана применялись только на проамериканских каналах. После победы евромайдана страну накрыли информационным куполом, и все СМИ стали проводить нужную кукловодам линию в унисон, потому теперь все они оснащены «передовыми» технологиями по превращению людей в обезьян.

Однако, то, что при помощи телевизора заинтересованные силы творят с психикой людей неладное, было понятно ещё в начале 90-х. Тем не менее, сделавших из этого наблюдения верные выводы и удаливших зомбоящик раз и навсегда из дома – единицы. Это и есть один из главных самостоятельных  выборов людей. Развлечение для них оказалось важнее собственной души. В шизофреников и обезьян они ведь отнюдь не сразу превратились! Это превращение длилось долгие годы. Да, майдан поддержали те, в ком уже сидели близкие майдану идеи, но ведь ещё в начале 2000-х этих идей в головах большинства людей и в помине не было!

Когда при помощи телевизора руками обманутых и запутанных советских людей развалили их Родину, мало, кто подумал: «Этот ящик превратил меня в идиота». Родины не стало, а телевизор продолжил стоять в доме на самом почетном месте. Потом людям втюхали Кучму с его «злагодой», затем Юща с его «голодоморами»… Выводы насчет зомбоящика, как и насчет всего остального, люди в массе так и не сделали, он остался любимым развлечением и времяпровождением. Заметьте, в 90-х за фашистские партии голосовало менее 1% по стране, а по Киеву – менее 0, 5%, во время первого Майдана большинство русскоязычного населения Киева ещё адекватно, в 2012 году адекватна уже только ¼ часть от общего его числа, остальная голосует за Юльку. В ходе второго Майдана в Киеве продолжало оставаться около 30% не поддерживающего этот шабаш населения. Сейчас уже и это количество сократилось примерно втрое и составляет не более 10% от общего числа населения (представьте: каково им жить в многомиллионном дурдоме). Примерно 10% майданулись на Крыме («Путин забрал наш Крым»), и ещё 10% — на Донбассе («Путин оккупировал наш Донбасс»). Всё это — «заслуга» телевидения и радиовещания. Но ведь изначально это были адекватные люди – они видели ЧТО, ПОЧЕМУ и ЗАЧЕМ происходит, они не могли не понимать, что через телевизор идет зомбаж – это было очевидно, особенно, когда хунта отключила все российские каналы и расправилась с журналистами более-менее независимых от Майдана украинских каналов. Почему же и зачем они продолжали смотреть телевизор и впитывать в свои головы майдаунские помои??? Почему они после всего происшедшего не отказались от просмотров телевизора??? В результате они променяли свою душу на очень сомнительное удовольствие вечером сидеть бездумно на диване и потреблять (ключевое слово) информацию, которую кто-то в своих интересах для них приготовил. Киев практически весь компьютеризирован, и правдивую информацию можно добыть через Интернет, чтоб анализировать, сопоставлять, взвешивать… Но это труд. Потреблять легче. Вот они и допотреблялись… Нельзя совершать ошибки до бесконечности и нельзя до бесконечности погрязать в безответственности – есть мера мерзости и черта невозврата.

После майдана Украина объективно лишилась возможности развития и ускоренно стала трансформироваться в Антисистему Русского мира, нацеленную на его уничтожение, но при этом в ней самой стала набирать обороты тенденция к самоуничтожению. При этом надо отметить один важный момент. Если Галичина была духовно-культурным ядром превращения Украины в «Не-Россию», то Киев стал ядром превращения государства «Не-Россия» в государство «АНТИ-Россия». На евромайдане Галичина как бы передала Киеву эстафету на пути от украинства к безумию.

Целенаправленно ли создавала Контрсистема Русского мира эту Антисистему, как острие борьбы с ним? Или это неожиданный для самой Контрсистемы результат вследствие передозировки зомбирующих технологий? Не столь важно. Важно другое – как ликвидировать черную дыру у своих границ, как не дать ей поразить своими античастицами пока еще здоровые части Русского мира и предотвратить ее возможное самовоспроизведение?

Для начала необходимо понять логику существования этого Антимира, законы по которым он функционирует, ответить на вопрос: может ли самоуничтожиться Антисистема, созданная искусственно и подпитываемая извне заинтересованными в ее существовании силами? Какая тактика будет эффективна по отношению к ней? К сожалению, вопросов больше, чем ответов.

  1. Очевидные закономерности функционирования Антисистемы

Даже короткий опыт взаимодействия с этой Антисистемой показывает, что она возникла и существует не благодаря объективным законам развития, а вопреки им, и функционирует по каким-то своим Антизаконам, что, очевидно, обусловлено ее искусственной природой.

Выше было показано, что объективная реальность занимает в этой Антисистеме подчиненное положение и не играет существенной роли в ее жизнедеятельности. Причем по мере укрепления этой Антисистемы  степень значимости объективной реальности все более снижается, вытесняясь производимой СМИ вымышленной реальностью. Следовательно, опорными понятиями в Антисистеме являются, с одной стороны, СМИ – производители вымышленной реальности, а с другой – общественное сознание, порождаемое этой реальностью и функционирующее в ней.  В такой ситуации сакраментальная формула «бытие определяет сознание» перестает работать, заменяясь иной конструкцией: внешнее по отношению к Антисистеме сознание конструирует в своих интересах посредством СМИ общественное сознание таким образом, что оно начинает функционировать вопреки объективным законам бытия, согласно бытию вымышленному, на самом деле не существующему. Это логика шизофрении. В случае Украины, да и любой другой Антисистемы, общество шизофренизировано до степени психической эпидемии искусственно заинтересованным субъектом. Создание таких Антисистем стало возможным лишь благодаря развитию психо-информационных технологий.

При этом любая Антисистема в силу своей ненависти к Системе, против которой направлена, привязана к ней как к смыслу своего существования, словно раковая опухоль к организму, из которого черпает силы для своего роста, при этом уничтожая сам организм. На сегодняшний день можно назвать три Системы, которым за последние 20 лет искусственным путем привита раковая опухоль в виде Антисистемы. Перечислим их в хронологическом порядке: Сербский мир – Косово, Исламский мир – ИГИЛ, Русский мир – Украина. Как мы видим, все эти Системы являются преградой на пути установления глобального мирового порядка во главе с коллективным Западом.

Из всего сказанного следует, что расчет на то, что бытие, в конце концов, определит в Антисистеме сознание, как и на то, что она сама себя уничтожит, в корне ошибочен. Антисистема, как любая раковая опухоль, гибнет только вместе с организмом, в рамках которого существует.

Основное общественное противоречие между производственными отношениями и производительными силами, обуславливающее развитие общества и его выход на новые основания, в применении к Антисистеме разворачивается следующим образом.

Производительные силы раскалываются сами в себе на объект (совокупность средств производства, орудий труда и технологий) и субъект (человеческий фактор). Субъект по мере утраты своей субъектности, в силу архаизации и шизофренизации собственного сознания, утрачивает способность к созидательному труду, т.е. к развитию производительных сил в целом. В результате чего производительные силы начинают ускоренно деградировать до уровня своего так называемого субъекта, приводя к деградации общественных отношений, которые шаг за шагом трансформируются в низшие даже по сравнению с капитализмом формы, которые человечество прошло в процессе своего исторического развития. Причем деградация сознания опережает процесс деградации общественных отношений. Что мы сейчас и наблюдаем на Украине. Буквально, за 2 года после евромайдана производительные силы страны качественно деградировали, обусловив, но при этом намного опередив в этом процессе, деградацию общественных отношений. Если по отношению к внешнему миру в Украине, опять же, внешними силами искусственно поддерживается либеральная модель капитализма с президентско-парламентской формой правления, то по отношению к самому себе украинское общество ускоренно опускается в период феодальной раздробленности с переходом к натуральному хозяйству и дальше вглубь веков – к воспроизведению рабовладельческих отношений. В результате чего остатки производительных сил – высокотехнологичных производств, вооружений и т.д., оставшиеся на территориях этого Антимира от Советского Союза, уже сейчас начинают представлять опасность не только для Русского мира, но и для его западной Контрсистемы, угрожая в равной мере всем техногенными авариями и катастрофами, в первую очередь, ядерными и химическими. При этом  архаизированное до уровня, минимум, раннего средневековья, и шизофренизированное до клинического состояния сознание, как украинского политического класса, так и широких масс украинизированного населения, ни осознать, ни тем более противостоять этой опасности уже не в состоянии.

Следовательно, вопрос о переходе контроля  объектов атомной энергетики и химической промышленности к странам, имеющим возможность их обслуживать, должен решаться в срочном порядке на общемировом уровне всеми, заинтересованными в недопущении техногенных катастроф, сторонами.

Обоюдную опасность так же представляют и современные вооружения, находящиеся в руках психически нездоровых, архаизированных дуболомов.

Но самый серьезный риск для всех представляет собой возрастающая по мере деградации общественного сознания неуправляемость Антисистемы, уже ставшая проблемой даже для ее незадачливых создателей. Утрата субъектности в деле созидания неминуемо компенсируется усилением субъектности в вопросах разрушения и деструкции.

По отношению к Русскому миру система функционирует, как абсолютный вампир, непрерывно и безвозвратно поглощая его духовные, политические и материальные ресурсы и силы. Вампиризм  присутствует и по отношению к его западной Контрсистеме. Однако, высасываемые из неё Антисистемой силы и средства, трансформируясь в ненависть к Русскому миру, служат реализации планов Контрсистемы в отношении Русского мира и его государствообразующего ядра России. Потому вампиризм Антисистемы по отношению к своим создателям является компенсированным – это вампиризм ребенка по отношению к своим родителям, который, по их мнению, когда-то окупится с лихвой.

Сейчас Антисистема ускоренно пожирает Русский мир внутри своих собственных границ и попутно стремиться внедрить в его ядро — Россию как можно больше своих античастиц. Это происходит на наших глазах. Но противопоставить этому процессу ничего серьезного Россия пока не может, тщетно пытаясь разделаться с Антисистемой половинчатыми мерами. Это происходит по ряду объективных и субъективных причин.

  • Россия в данное время является подсистемой Запада. Ей зачастую приходится отдавать приоритет интересам собственных олигархов, а не интересам государства как ядра Русского мира. Потому её попытки преодолеть существующее положение в рамках западной экономической модели в принципе не могут привести к тому, к чему она стремится в силу объективных законов развития. Т.е. — к превращению в полную контрсистему Запада, какой по всем своим параметрам был Советский Союз. Это обстоятельство лишает Россию возможности противостоять Западу в полную меру собственных сил.
  • В отличие от своего Антимира, который в первую очередь объявил войну наследию Советской эпохи, тем самым косвенно признавая в ней высшее выражение Русского мира, Россия по указанным выше политическим и экономическим соображениям не спешит открыто признать в Советском Союзе не просто временную свою ипостась, а именно высшую степень реализации самой себя. Ведь признав этот факт, придется быстро трансформировать всю систему в ее высшее выражение.
  • Россия продолжает относиться к Украине, как к своей, пусть сейчас взбунтовавшейся, но части, а не Антисистеме. В результате серьезно недооцениваются реальные риски всего происходящего.
  • В связи со всем перечисленным выбрана неверная тактика действий, основанная на формуле «бытие определяет сознание». Т.е. расчет сделан на прозрение широких масс и политического класса в процессе ухудшающихся условий бытия. Но поскольку мы имеем дело с Антимиром, такой расчет может привести лишь к уничтожению Русского мира, но не к прозрению психически нездорового, архаизированного общества, живущего в вымышленной реальности, не подчиняющейся объективным законам развития. Так же не учитывается и то, что Антисистема, сконструированная по принципу раковой опухоли, распадаясь, разрушает весь организм в целом и гибнет только вместе с ним. Но ведь такой исход и есть высшей целью и смыслом бытия Антисистемы! Там ведь не зря насаждается культ смерти, поражения и страдания.  Уже упущена уйма времени, а ведь оно, как и прежде, работает не на Россию, а на ее Антимир.

Какие же сценарии противодействия Антимиру существуют в нашем арсенале?

  • Физическое его уничтожение военным путем.

Преимущество этого способа – скорость. К издержкам следует отнести: попутное уничтожение довольно таки широких групп Русского мира, оказавшихся в лапах Антимира, производственной базы и инфраструктуры, расположенных на территории Антимира, имиджевые потери страны на международной арене, международные осложнения вплоть до открытого противостояния с Западом. Применение этого способа было возможно и желательно сразу же после прихода к власти хунты, когда действовать бы приходилось в оперативной пустоте, и Запад в силу своей неготовности вряд ли бы ответил на этот шаг войной. Но тогда этот сценарий реализован не был. А теперь с течением времени его реализация всё более проблематична.

  • Ускоренная трансформация Антимира в часть Русского мира, частью которого является переключение ненависти Антисистемы с Русского мира на Западный. Подобный сценарий может быть осуществим лишь при условии проникновения в секретные ныне кабинеты украинских СМИ, где осуществляется внедрение в материалы разрушающих психику и зомбирующих агентов. В противном случае он вряд ли полностью осуществим.
  • Общемировое признание государства Украина недееспособным и представляющим социальную угрозу человеческому сообществу с последующим оформлением международного опекунства над ним и обозначением зон ответственности между странами, граничащими с ним. Главный недостаток этого способа – время, которое работает не на Россию.

В этом сценарии должна соблюдаться полная аналогия действий в отношении  психического больного, которому сначала ставят неутешительный диагноз, затем выдают заключение о его недееспособности, а затем родственники на основании всего этого оформляют над ним опекунство, со всеми вытекающими из этого статуса  юридическими и правовыми последствиями.

Для того, чтобы поставить Украине диагноз, необходимо привлечь внимание мировых лиг и сообществ  психиатров, к проблеме. Я уверена, что ни один представитель нынешнего украинского «истеблишмента» не прошел бы банальную психиатрическую экспертизу, как, собственно, и 90% населения Киева и центральных регионов Украины. Почему, если в доме появляется психически больной, его госпитализируют, берут на учет, а в советское время и квартиру отдельную предоставляли, дабы обезопасить родственников, а если в мире появилось психически больное государство с шизофрениками во главе, то никаких мер к нему предпринять невозможно, кроме военных? Следовательно, как ЕС сейчас в ускоренном режиме разрабатывает механизм недопущения украинцев в Европу, Россия должна стать инициатором по разработке международного механизма по признанию страны недееспособной, ввиду вспыхнувшей  в ней и поразившей все слои общества, вплоть до самых высших, эпидемии параноидальной шизофрении. Одновременно с разработкой таких механизмов мировые сообщества психиатров должны подтвердить диагноз и дать свое заключение. Понятно, что коллективный Запад будет этому всеми силами противиться. Но в таком случае руками древних укров можно в разных направлениях организовать ему некоторое просветление мозгов, чтоб до него дошла степень опасности, исходящей от психически больного общества.

  • Присоединив Донбасс, организовать показательную эвакуацию с территории Украины представителей Русского мира (многие из них вследствие усиливающейся нищеты попросту не могут выехать самостоятельно), его культурных и материальных ценностей, активов и т.д. А после эвакуации опустить на границе железный занавес, предоставив древних укров самим себе и их породителю Западу. В психически больных людях очень сильна энергия разрушения, проявляющаяся особенно активно весной и осенью – в периоды обострения психического расстройства. Пока у них есть, кого убивать, и что разрушать, они будут удовлетворены своим бытием, невзирая на холод и голод. Если эту возможность у них отнять, то от этого психическая болезнь никуда не денется. И тогда они ускоренно начнут уничтожать самих себя или направят свои усилия на западных соседей, которые долго с ними церемониться не будут. Но этот способ требует недопущения при этом на территорию Украины сил НАТО, значительных материальных затрат государства, защищающего не интересы бизнеса частных лиц, а интересы Русского мира в целом. Потому такой вариант, скорей всего, возможен лишь в случае нового обретения Русским миром своего высшего выражения.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 − два =