Щит и меч. К столетию внешней разведки России | Куликовец

Щит и меч. К столетию внешней разведки России

Совсем не сказка стратегического аналитика советской школы о самом страшном ударе в спину целующегося в засос с западными коллегами Михаилу Горбачеву, который так ничего и не понял. Золотарям разведки посвящается. Shit!

Москва, лето 1990 года, Кремль, кабинет Вадима Загладина.

— Ну, Сергей, вот, собственно, и все. Ты сдал экзамены в Дипакадемии, возвращайся на точку и дорабатывай оставшееся время.

— Какие-то конкретные указания?

— Скорее просьба. В июне 1989 года у нас произошел взрыв на газопроводе Западная Сибирь — Урал -Поволжье. Погибли по официальным данным 575 человек, 181 из них — дети. Но это по официальным данным. Был объемный взрыв, его мощность 13 килотонн. Для сравнения: ядерная бомба в Хиросиме имела 16 килотонн.

— Вадим Валентинович, допустим я смогу понять, что произошло. А что с этим дальше делать?

— Пока — ничего, ибо нас уже нет. Но остается страна, а стратегическая разведка существовала на Руси еще с петровских времен. Сам поймешь, когда настанет время рассказать.

— Ой, дед! А чего ты так задумчиво, мутным взглядом уперся в мамину вышивку на стене, где изображен наш боевой кот Серафим?

— Да как сказать, Марк, говорят, у котов восемь жизней. А вот мне стало интересно: сколько жизней у нашего первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева и его американских подельников. В частности, у уважаемого господина Шульца.

— Что за пульца-мульца?

— Не пульца-мульца, а Шульца. Это бывший госсекретарь США, ему недавно исполнилось 100 лет. Горбачев его очень тепло поздравил в прессе. При этом безбожно ему тыкал, хотя он старше по возрасту, и восхищался совместными с господином Джорджем Шульцем достижениями.

— Деди, как тыкал? В английском языке слово «ты» в принципе не существует и применяется только при обращении к Создателю.

— Знанием иностранных языков товарищ Горбачев не отягощен, а посему свое теплое поздравление он из себя изверг на великом и могучем русском языке. А я тут поскреб по сусекам нашей славной истории, набрал исторической муки и решил испечь в подарок господину Шульцу, Рейгану и Горбачеву небольшой такой каравайчик.

— А что, Деди, есть повод?

— Есть. Я долго разбирался с историей взрыва в июне 1989 года в Башкирии, когда погибло очень много людей и очень много деток.

— Ну и как, Деди, разобрался?

— Ты знаешь, Марк, разобрался я давно. Но тихо молчал в тряпочку, ибо у меня не было официальных подтверждений.

— И теперь ты их получил?

— Ты будешь смеяться, но да. На Западе вышла смешная книжка «Неизвестная история холодной войны и ее опасное наследие».

— И что там, что-то супер-пупер тебе неизвестное?

— Да нет, Марк, все, в принципе, известно. Важно другое: там расписано достаточно подробно, что происходило за кулисами мировой политики в период правления Горбачева на фоне его мощных, не побоюсь этого слова, брежневских поцелуев взасос троекратно с нашим главным противником.

— А что происходило, Деди?

— То, что и должно было происходить. Наш меченый лидер обнимался, обжимался, целовался и с пиндосами, и с британцами. Те его слюнявили в ответ, а одновременно ничтоже сумняшеся проводили спецоперацию, которая и привела к жутким человеческим жертвам в 1989 году.

— Конкретнее, Деди!

— Конкретнее — получай. Как известно, в отношении Советского союза по линии КоКом еще до прихода Горбачева были введены ограничения на поставку в СССР передовых технологических решений, причем как военного, так и гражданского характера. Как мы знаем, научно-техническая разведка существовала всегда и везде. Мы работали по американцам, а американцы активно работали по нам.

— А что им у нас-то надо было?

— Как что, Марк? СССР с военной точки зрения являлся передовой технологической державой. И у нас были уникальные технологические и аппаратно-программные решения, которые американцам удавалось тырить. Самый известный и яркий пример — это наш предатель, который передал американцам уникальные технологии в области ракетостроения.

Мы тоже не дремали. Но нас интересовали даже не столько военные решения, они у нас были у самих, сколько сугубо гражданские.

— Почему так, Деди?

— Потому как в военной сфере мы были впереди планеты всей, а вот по гражданским технологиям у нас были большие провалы. В общем, чтобы не растекаться по древу, нам нужны были элементарные компьютерные гражданские чипы. И совершенно невинные турбины для газопроводов. И вот, поскольку, как говорил в свое время директор СВР генерал армии В.И. Трубников, разведка — это игра без правил, наши американские партнеры стали не просто играть не по правилам, которых нет, а похерили базовые человеческие принципы.

— Что это за такие принципы?

— Эти принципы очень простые. В результате разведопераций рыцарей плаща и кинжала никогда и нигде не должны погибать мирные люди, особенно — дети.

Итак, поехали дальше в пучину истории. Был у нас предатель с характерной фамилией Ветров, он же агент Farewell, который еще в 70-е годы сдал противнику очень много сотрудников «Линии Х» и схемы газопроводов со всеми их уязвимостями.

— А «Х» — это что?

— Х, Маркуша, это научно-техническая разведка. Итак, ушли в небытие 70-е, грянули 80-е, благодать, полное счастье, мир да любовь. Американцы для Горбачева из главных противников превратились в главных союзников, но ограничения КоКом наш главный союзник почему-то не отменил. И активно и настойчиво на фоне вышеупомянутых поцелуев взасос проводил жесткую оперативную игру.

— Что это за такая игра, Деди?

— Знаешь, Марк, это уже не игра. Это чистой воды подлость, мерзость и паскудство. В соответствии с секретным планом, утвержденным Рейганом, который ручкался и целовался с Горбачевым, пиндосы “скармливали” нам технологии, которые были запланированы на самоуничтожение через определенное время.

А дальше, Марк, произошло то, что произошло. Противник поставил нам испорченные компьютерные чипы.

— И что в этом страшного, Деди?

— Страшное в этом, Марк, то, что первое — это был разгар, как я уже сказал, бездумной вселенской любви Советского союза ко всем и вся. И второе — американцы прекрасно знали, что эти чипы мы достаем для использования в нефтяном и газовом оборудовании. Нам тогда были нужны системы управления работой клапанов, компрессоров и хранилищ для нового крупного трубопровода в Европу. Как ты понимаешь, никакого отношения к военной промышленности трубопровод иметь не мог. Мы не собирались по нему запускать в Европу шпионов.

И вот наши милые партнеры, имея полную картину предстоящего использования этих чипов и оборудования, сделали следующее. ЦРУ установило канадскую фирму, через которую мы будем приобретать потребное нам оборудование. И, внимание сюда, Марк, модифицировало программное обеспечение таким образом, чтобы через некоторое время оно пошло вразнос.

— Как это вразнос, Деди?

— Очень грамотно. Сбрасывались настройки скорости клапанов и насосов, создавалось огромное избыточное давление на швы и стыки трубопровода. А итог, Марк, мы все знаем. Жуткий взрыв в Башкирии был такой, что огромная огненная вспышка была прекрасно видна из космоса. И в этой вспышке, Марк, я еще раз хочу повторить, только по официальным данным погиб 181 ребенок.

И вот подумай теперь, внук, кого и с чем недавно поздравил наш «дарахой Михал Сергеич».

— Деди, может быть он просто не знал?

— Ну, Марк, если он, как глава государства, не знал таких вещей, то место ему было не за пультом с батареей правительственных телефонов в Кремле, а за рулем комбайна.

— Так что в итоге, Деди?

— А что в итоге? Поздравим наших уважаемых бойцов невидимого фронта с официальным столетием их организации, помянем всех погибших на этой войне, включая наших детишек, и попросим Господа нашего никогда впредь не напускать на нашу матушку Россию таких командиров, как меченый и его веселая команда общечеловеков в составе Яковлева, Шеварднадзе и далее по списку.

С праздником всех, дорогие друзья! Времена меняются, но ваша служба вечна, пока существует наш бренный мир.

Источник:http://hs-pr.ru/news/society/3966

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × один =