Эти странные смерти или война на пороге — 3

Сказка дипломата ленинской школы Сергея Аксенова о странной цепи смертей, накрывших Россию в последнее время. Аналогия с иранцами очень уместна. Пытчивым до чужих голов вирусологам пиндостранных государств.

Начало 80-х годов, спецобъект ЦК в Волынском. В комнате двое, между ними штора.

Преподаватель: Есть одна аксиома, которую вы должны запомнить навсегда и исходить из нее в вашей работе, как абсолютной данности: Генеральный штаб — это мозг армии, а стратегическая разведка — это мозг державы. В канун Великой отечественной войны по стратегической разведке нашим противником был нанесен ряд мощных ударов. Были ликвидированы известные всему миру блестящие исполнители, их список известен — от Серебрянского, Агранова до Трилиссера и т.д. Но! Не опубликованы, и никогда не будут опубликованы имена тех сотрудников стратегической разведки, которых мы уничтожили своими руками. Единственный пример, который получил широкую огласку — это судьба Зорге.

Слушатель: Так ведь Зорге по официальным данным вообще относился к военной разведке.

Преподаватель : Это по официальным данным. Его хотели ликвидировать и вызвали в СССР. Он отказался приехать и продолжал давать ценную информацию. Но главная его заслуга не в том, что он предупредил о грядущем нападении Германии на СССР, а в том, что он предоставил неопровержимые документальные данные, доказывающие, что Япония воевать с СССР не будет.

Итак, подводя итог. Наш противник всегда и во все времена старался нанести удар по тем людям, которые являются мозгом нашего разведсообщества. И в применяемых средствах враг не стеснялся никогда и впредь миндальничать с нами не будет.

— Ой, Деди, что это ты такой мрачный, как два одесских подвала?

— Неверное сравнение, Марк. Я мрачен, как тот бункер системы ПВО страны, в котором работала моя бабушка, ходившая на службу в гимнастерке и с оружием. Где она на самом деле работала и что делала, мы узнали через много-много лет, естественно, без подробностей.

А что касается моего настроения, Марк, настало время сесть и проанализировать целую череду очень странных смертей моих добрых знакомых, которые составляли интеллектуальную элиту нашей державы.

— Каким образом?

— На самом деле, внук, началось все много лет назад, когда нам впервые стало абсолютно ясно, что грядет кардинальный разлом, демонтаж всей сложившейся финансово-экономической архитектуры планеты Земля. И вот здесь начали происходить очень странные вещи: неожиданно, играя в пинг-понг, умер мой младший товарищ, тогда еще совсем молодой человек, ведущий в стране специалист по Германии. Настолько сильный и мощный специалист, что он не просто работал переводчиком Президента, а имел очень теплые личные отношения с верхушкой немецкого руководства. И как-то так странно получилось, внук, что после его ухода  отношения с Германией вдруг скатились к точке ниже плинтуса.

— Как, Деди?

— Вот так, просто и незамысловато. Что характерно, и это не только мое мнение, формальный повод вхождения Крыма в состав России — это действительно то, что просто лежит на поверхности.

— Почему, Деди?

— Сложно сказать. Но я четко знаю другое. Не признавая официально вхождение полуострова в состав нашей страны, наши немецкие партнеры были готовы к неофициальным поездкам на эту территорию. Двигаемся дальше по печальному списку. Умирает легенда советской разведки — генерал-лейтенант Лысенко.

— А откуда ты его-то знал?

— Я имел высокую честь видеть его в нашей скромной конторе в качестве Первого заместителя. И мог по достоинству оценить его уникальный глубокий аналитический ум.

Затем уходит человек-легенда Евгений Примаков. Ему можно не давать никаких характеристик, ибо имя говорит само за себя.

Мы, склонив головы на фоне почетного караула, прощаемся с генерал-полковником Особенковым. Он — доктор наук, профессор, был заместителем директора ФСБ, вел весь аналитический блок. И когда он там был, таких проколов на внутренних и внешних фронтах, как сейчас, у нас не наблюдалось.

— Деди, это весь печальный список?

— Увы, нет. Далее уходит генерал-лейтенант Шарай, тоже «лесной», тоже изначально германист, человек, который (это не секрет) долгое время возглавлял экономическую разведку.

И совсем недавние события. Бывший заместитель директора ФСО,генерал-лейтенант Собкин. В свое время он был начальником штаба, отвечал за организацию международных визитов руководителей нашего государства.

В прошлое воскресенье утром раздается телефонный звонок, на мою голову падает дубина, ибо мне сообщают, что ушел мой друг академик Фортов. Тут я отказываюсь понимать вообще что-либо: возраст у него не запредельный, он огромный русский мужик, ручищи — что твои лопаты, яхтсмен, альпинист — это что касается физического здоровья, внук. Но главное в другом. Он — ведущий в державе не просто физик-теоретик, а специалист-взрывник и ядерщик.

Не успел я толком отдышаться, как вчера вечером мне сообщают, что 29 ноября неожиданно, в одночасье, умер генерал-майор Луценко. В свое время, и внимание сюда, Марк, он — начальник оперативной группы КГБ СССР в Карабахе.

Это наши внутренние печальные дела. А вот одно очень занимательное внешнее событие. Тут намедни ликвидирован ведущий иранский ученый-ядерщик.

— Деди, но какая связь между всеми этими печальными событиями и тем, что нам готовит Господь?

— Как меня учили, Марк, связь здесь прямая, ибо ничто в нашей жизни не происходит просто так на столь высоких этажах и уровнях, где определяется ход стратегического развития с достаточно далекими для нас горизонтами — 30-50 лет.

— И что, Деди?

— Да сел я, Марк, за рабочий стол, взял лист бумаги, ручку, стал схемы рисовать.

— Ну и?

— Какая-то странная картина получается. Давай, чтобы нас не обвинили в предвзятости, изучать только факты. От страшной, жуткой и действительно опасной болезни, поразившей всю планету, и очень сильно — Америку, этот свет не покинул НИ ОДИН из тех известных мне достойнейших людей, которые определяют в значительной степени ход мирового развития.

— А точнее, Деди?

— Точнее — никто из кланов Рокфеллеров, Ротшильдов,Оппенгеймеров. Никто из лично знакомых мне личностей, которые никогда не высовывались на сцену, а тихо дергали за ниточки, находясь за занавесом. Еще раз повторяю, Марк, дай им всем, Всевышний, здоровья, но из них не умер никто. А посему начинают возникать какие-то нехорошие мысли.

— Какие и почему?

— Во-первых, дед твой разума пока не лишился, все чему его учили помнит, и стратегию от тактики пока отличает. Итак, то, что вирус существует, это наша данность. Но у меня, в силу моей профессии, возникает один простой вопрос: он к нам из космоса прилетел? Или добрые люди в пиндосских спецлабораториях его тихонько сваяли? Нам ведь хорошо известно, что американские ученые в штатском активно работали с вирусами, которые вполне могут иметь боевое применение. А по существующей в мире незыблемой практике, одновременно с биологическим оружием обязательно создается антидот.

— Деди, но это ведь чудовищное обвинение.

— Нет, Марк, я никого не обвиняю. Я сопоставляю факты и складываю один плюс один, плюс один и плюс бесконечность.

— И что в итоге?

— Нехорошая картина и совсем не маслом. Кто-то великий и могучийвышибает нашей державе мозги. Примеров я тебе привел достаточно и, увы, список очень странно умерших огромен. Мы в него не включили еще ряд видных деятелей нашей оборонки. А если вышибают мозги, Марк, что происходит?

— Ну, как ты мне рассказывал, что-то похожее на 41-й, когда усатый Сталин знал о том, что грядет, но НЕ ВЕРИЛ. Я прав?

— Ты прав, малыш. И мне бы очень не хотелось, чтобы мои дети и внуки пережили то, чего по полной программе хлебнули мои родители и дедушки с бабушками.

— Дед, но ведь ты сам себе противоречишь.

— В чем, Марк?

— Ты же говоришь, что в современном мире, напичканном ядерным оружием, глобальный всемирный конфликт по определению невозможен.

— Не скрою, я это говорил, Марк. Но хитросделанные противники нашей страны сохранили у себя стратегическое планирование.

— И что, Деди?

— Я смотрю на новые системы вооружений, включая сверхточное гиперзвуковое оружие, и начинают у меня закрадываться, заползать в мозг всякие нехорошие мысли.

— Какие, Деди?

— Как мы знаем, наша последняя надежда, которая сдерживает супостата, это система «Периметр», по западной терминологии «Мертвая рука» или «Оружие судного дня». Параметров системы я, конечно, не знаю и не могу знать, но четко осознаю, что она была создана еще при старом технологическом укладе. А мы сегодня стоим на пороге нового. И вот что за этим порогом и какие средства уничтожения будут созданы, я не ведаю. Какое-то у меня нехорошее предчувствие, что пришедшее на наше место поколение тоже не шибко понимает, что происходит.

— А что так жестко, Деди?

— По одной простой причине. Та аналитическая служба, которая несколько раз спасала наше государство, канула в лету вместе с империей. И, насколько я знаю, на ее месте одна большая зияющая черная дыра. Очень бы не хотелось, чтобы в эту темную антиматерию засосало наш прекрасный и восхитительный мир.

Источник:http://hs-pr.ru/index.php/news/society/3960

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *