Вячеслав Кондратьев.Великая Парагвайская война 1864-1870.Штыки и копья Гуарани | Куликовец

Вячеслав Кондратьев.Великая Парагвайская война 1864-1870.Штыки и копья Гуарани

Параллельно с идеологической подготовкой к войне Лопес принял меры по усилению и
модернизации армии. При Франсии вооруженные силы Парагвая были довольно слабыми, их
общая численность не превышала пяти тысяч человек, вооруженных устаревшими
кремневыми ружьями и холодным оружием. При его преемнике картина радикально
изменилась. Армии стало уделяться первоочередное внимание, а ее финансирование резко
увеличилось благодаря доходам от внешней торговли.
В 1845 году в Парагвае появилось очередное прогрессивное нововведение – всеобщая
воинская повинность, позволившая создать крупный подготовленный резерв и при
необходимости ставить под ружье значительную часть мужского населения.
Постоянный состав армии также возрос. К началу 1860-х годов она включала в себя восемь
пехотных батальонов общей численностью 4084 человека, пять кавалерийских полков
численностью 2522 человека и два артиллерийских полка, в которых служило 907 человек.
Штатный состав пехотного батальона насчитывал 800 солдат и офицеров, кавалерийского
полка – 500 и артиллерийского – 450. Таким образом, пехотные части в мирный период были
укомплектованы по неполному штату.
Пехотный батальон состоял из семи рот: пяти линейных, одной гренадерской и одной
стрелковой, вооруженной нарезными ружьями и ведущей бой рассыпным строем.
Кавалерийский полк делился на три эскадрона. Особняком стояли два элитных эскадрона:
драгунский «Ака Вера» (Aca Vera) и кирасирский «Ака Карайя» (Aca Caraya) численностью
по 250 человек, составлявшие личную гвардию президента.Самым старшим воинским званием в Парагвае был коронель – полковник. Вплоть до начала
Великой войны парагвайская армия обходилась без генералов, что вполне логично, учитывая
ее численность.
Из расчета на мобилизационное развертывание в стране были созданы значительные запасы
оружия. В 1852 году по личному приказу Лопеса в Великобритании закупили 20 тысяч
капсюльных пехотных мушкетов «Энфильд Тауэр» образца 1842 года и несколько тысяч
кавалерийских карабинов той же марки. Эти карабины и мушкеты, заменившие старые
кремневые ружья, стали основой стрелкового вооружения парагвайских войск.
Кроме того, во второй половине 1850-х годов для кавалерии и стрелковых рот приобрели
3000 нарезных карабинов системы Минье, выпущенных английской фирмой «Уиттон энд
Доу» (Witton & Dow). Эскадроны президентской гвардии, помимо сабель и пик, имели на
вооружении британские нарезные карабины Тернера, отличавшиеся высоким качеством
изготовления. Их было куплено, по разным данным, от 300 до 400 штук.
Артиллерийский парк парагвайской армии состоял из примерно 400 пушек, гаубиц и мортир
различных калибров. Артиллерия делилась на легкую – полевую и тяжелую – крепостную.
Все орудия были дульнозарядными и гладкоствольными. Среди них встречались как
относительно современные, отлитые в XIX веке, так и совсем древние, еще времен Конкисты.
Также у парагвайцев имелось несколько батарей боевых и сигнальных ракет системы
Конгрева.
Почти вся долговременная фортификация Парагвая при Карлосе Антонио Лопесе была сконцентрирована в одном месте. Чтобы обезопасить столицу и глубинные районы страны от
вторжения по реке Парагвай, в 1854 году вокруг прибрежного поселка Умаита началось
строительство одноименной крепости с мощными береговыми батареями. Крепость
располагалась примерно в 200 километрах к югу от Асунсьона и в 25 километрах к северу от
слияния рек Парана и Парагвай, по которым проходили южная и западная границы
Парагвая.Второй президент Парагвая Франсиско Солао ЛопесВ районе Умаиты река Парагвай делала крутой изгиб, одновременно сужаясь до 200–300
метров. На внешней стороне этого изгиба по проекту австрийского военного инженера
Франца Визнера де Моргенштерна парагвайские рабочие возвели восемь батарей. Их
секторы обстрела полностью перекрывали реку на протяжении трех километров.
Большинство батарей были полуоткрытыми, барбетного типа, часть из них – с кирпичной
облицовкой брустверов.
Однако наиболее сильная и хорошо защищенная батарея «Лондрес» представляла собой
полностью закрытый кирпичный каземат, в котором стояли две 68-фунтовые, две 56-
фунтовые и 12 32-фунтовых пушек. Передняя стенка каземата толщиной более двух метров с
расширяющимися наподобие воронок амбразурами выдерживала попадания снарядов
корабельных орудий любых калибров. Свое название (Лондрес по-испански – Лондон)
батарея получила за то, что ее спроектировал, а позже – возглавил английский наемник
Джордж Томпсон, получивший в парагвайской армии звание полковника.ВысВысшее руководство Парагвая в 1864 году. Слева направо:казначейства Мариано Гонсалес, вице-президент Доминго Франсиско Санчес,президент Лопес, министр иностранных дел Хосе Бергес и брат президента
Венансио Лопес глава государственногоказначейства Мариано Гонсалес, вице-президент Доминго Франсиско Санчес,
президент Лопес, министр иностранных дел Хосе Бергес и брат президента
Венансио Лопес
.

Приведем список береговых батарей Умаиты (слева – название, справа – количество орудий):Обмундирование парагвайских пехотинцев и кавалеристов середины 1860-х годов.
Солдаты всех родов войск носили красные рубахи навыпуск и штаны из беленого
полотна. Зачастую вместо штанов либо в дополнение к ним надевали традиционные
набедренные повязки индейцев-гуарани из плотной полосатой ткани, иногда – с
бахромой. В качестве головных уборов применялись черные кожаные кивера-шако,
опоясанные лентой цветов национального флага, реже – матерчатые кепи. Обувь в
тогдашней парагвайской армии полагалась только офицерам.

«Лондрес» – 16;
«Октавия» – 11;
«Командансия» – 5;
«Коимбра» – 3;
«Такуари» – 6;
«Маэстранца» – 11;
«Умаита» – 2;
«Кадена» – 18;
Кроме них, вдоль берега, за земляными обваловками стояли по отдельности еще 12 пушек,
так что общее количество стволов, стерегущих фарватер, достигало восьмидесяти четырех.
Но артиллерией дело не ограничивалось. Моргенштерн предусмотрел возможность       блокирования реки цепными заграждениями. По его проекту между берегами были уложены
на дно три массивные железные цепи. В мирное время они не мешали судоходству, но при
необходимости их можно было натянуть, вращая кабестаны, установленные в крепости.
Тогда цепи поднимались до уровня воды, полностью перекрывая фарватер.
Противоположные концы цепей крепились к трем толстым деревянным сваям, вкопанным вСтрелковое оружие парагвайских солдат времен Великой войны. Сверху вниз:
кремневый мушкет «Браун Бесс», капсюльный кавалерийский карабин «Энфильд»
и капсюльное пехотное ружье той же фирмы.

Конечно, вражеские боевые корабли могли из пушек перебить цепи, однако для этого им
пришлось бы на время остановиться под перекрестным огнем береговых батарей. Шансов
уцелеть в такой ситуации у них не было, поэтому Умаита считалась почти неприступной
речной крепостью.
От наземных атак ее защищал пятикилометровый земляной вал с реданами и люнетами, на
которых стояли артбатареи. У подножия вала вплотную к нему прилегало несколько
естественных водоемов и наполненный водой трехметровый ров. На отдельных участках
наружный скат вала, переходящий во внутреннюю стенку рва, имел кирпичную облицовку.
Дополнительную защиту обеспечивали завалы из деревьев и окружавшая Умаиту топкая
болотистая местность с многочисленными лагунами, озерами и буераками.
Артиллерия оборонительного периметра подразделялась на четыре батареи и два дивизиона:Батарея «Карбон» – 12 орудий;
Батарея «Конча» – 11;
Батарея «Амборо» – 10;
Батарея «Омбу» – 11;
Дивизион «Юг» – 36;
Дивизион «Восток» – 44;
Итого – 124 пушки, а общее количество орудий составляло 208 стволов.
Таким образом, в Умаите было сосредоточено более половины всей парагвайской
артиллерии.
С начала 1860-х годов она являлась главной базой парагвайских войск. Там располагался
генеральный штаб, связанный телеграфной линией с Асунсьоном, а также – одна из
резиденций главы государства. Символом и «визитной карточкой» Умаиты стал торжественно освященный 1 января 1861 года величественный трехглавый храм Сан Карлос
Борромео, названный в честь святого покровителя Карлоса Антонио Лопеса. Показательно,
что этот крупнейший в стране храм диктатор приказал возвести не в столице, а в Умаите, как
бы демонстрируя, сколь большое значение ей придавалось.Наконечник парагвайского копья, найденный на месте одного из боев.Помимо Умаиты парагвайцы до начала войны успели построить всего два капитальных
оборонительных сооружения. В Асунсьоне, возле порта и здания центральной таможни, они
возвели четырехорудийную казематную береговую батарею, по конструкции аналогичную
«Лондресу», но в три раза меньше.
А на реке Парана, неподалеку от места ее слияния с рекой Парагвай, соорудили форт
«Итапиру». Впрочем, по сути, это был не форт, а относительно небольшой равелин с
толстыми кирпичными стенами, встроенный в высокий мыс. Вооружение Итапиру состояло
из шести орудий, смотревших в амбразуры, обращенные к реке.
Казематная батарея «Лондрес» крепости Умаита
Разумеется, этого было явно недостаточно, чтобы серьезно помешать корабельному
движению по Паране, тем более что в районе форта она гораздо шире, чем Парагвай у
Умаиты. Возможно, парагвайцы планировали соорудить там еще несколько фортов, но если
такие планы и существовали, война не позволила их воплотить.В сентябре 1862 года Карлос Антонио Лопес скончался, не дожив до осуществления своих
замыслов. Однако дело Карлоса с энтузиазмом продолжил его сын, Франсиско Солано Лопес,
ставший после смерти отца пожизненным президентом, а фактически – некоронованным
монархом. Кстати, это «престолонаследие» наглядно демонстрирует, насколько формальным
был в Парагвае республиканский строй.
С момента «воцарения» Лопеса-младшего подготовка к войне ускорилась, а в дополнение к
армии началось создание флота. К началу 1860-х годов Парагвай мог похвастать всего одним
боевым кораблем – парусно-паровым корветом «Такуари» (Tacuari), построенным на
лондонской судоверфи «Вест Индиа Докс» и купленным в 1854 году за 29 850 фунтов
стерлингов. В следующем году корвет прибыл в Парагвай, попутно доставив 10 корабельных
паровых машин и нескольких специалистов по судостроению.
«Такуари» представлял собой железный двухтрубный колесный пароход водоизмещением
488 тонн с парусной оснасткой класса «баркентина» (одна мачта с прямыми и две – с косыми
парусами). Силовая установка – две вертикальные паровые машины мощностью по 90
лошадиных сил. Каждая машина работала на одно колесо, а вместе они позволяли развивать
весьма приличную по тем временам скорость – 12 (а по некоторым источникам – даже 15)
узлов. Вооружение составляли две 68-фунтовые и четыре 32-фунтовые пушки.Резиденция Лопеса в Умаите.

Помимо «Такуари», в стране имелось несколько гражданских парусно-паровых судов и
полтора десятка парусников. Большинство из них годилось для установки орудий и
использования в качестве канонерок.
Аргентинский флот в те годы был не намного сильнее и в основном состоял из устаревших
парусных судов, однако Бразилия могла ввести в бой до 40 вооруженных пароходов во главе
с паровым фрегатом «Амазонас», который значительно превосходил «Такуари» по размерам,
водоизмещению и огневой мощи.
В начале 1864 года Лопес решил кардинально изменить ситуацию, усилив парагвайский
флот броненосцами, причем новейшего типа – башенными мониторами. Это была очень
амбициозная программа, тем более что в тот момент кораблями данного класса не обладала
ни одна страна западного полушария, кроме охваченных гражданской войной США.
Парагвай не мог строить их собственными силами, так как завод в Ибикуи не имел
оборудования и специалистов для изготовления броневых плит. Поэтому Лопес-младший по
примеру отца прибегнул к зарубежным закупкам.Общий вид береговых батарей Умаиты со стороны реки.Отправленная в Европу парагвайская делегация заказала на судоверфи «Лэйрд энд Бразерс»
в английском городе Биркенхэд два монитора – однобашенный «Минерва» и двухбашенный
«Беллона». Через несколько месяцев на французском судостроительном заводе «Осеан»
в Бордо был заказан еще один двухбашенник, которому дали грозное имя «Немезида».
Передача заказчику «Минервы» и «Беллоны» намечалась уже в 1865 году, а «Немезиды» – в
1866-м.
Воплощение в жизнь этих планов превратило бы чисто сухопутный и далекий от морей
Парагвай в сильнейшую военно-морскую державу Латинской Америки. Вчерашняя отсталая
автаркия сделала серьезную заявку на роль регионального гегемона. Но чуда не
произошло…Источник:Книга

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шесть − один =