Александр Роджерс: Предавшие Родину теряют талант | Куликовец

Александр Роджерс: Предавшие Родину теряют талант

Вместо вступления:

«Я, например, ненавижу Великую Отечественную войну, я не могу ей гордиться. Для меня это боль, кровь и страдание не только русского народа, но и немецкого, солдат и мирного населения других стран. Я в принципе ненавижу войны и ни одну из них никогда не поддержу. А если она всё-таки случится, то мне будет жалко все стороны конфликта».

Чулпан Хаматова

Киноомпания «Ррррррусское» сняла сериал «Зулейха расправляет плечи вешает на уши открывает глаза», рассказывающий об ужасах советского тоталитаризьма.

По одноимённому роману Гузель Яхиной.

Сами посудите: кому верить, если не Яхиной, тудыть её в Гузель.

В главной роли Чума Лохматая Чулпан Хаматова, известная правозащитница. От этого уровень неполживости фильма возрастает ещё в разы.

И всё это обязательно с заунывными подвываниями, чтобы тоска и безысходность. Всё как мы любим.

Начинается с кадров, рассказывающих, что жили себе богатые татары, были у них и коровы, и куры, и лошади, и куча мешков с пшеницей. И тут «новая власть» (с чего она «новая», если уже больше десяти лет действует?) хочет это всё отобрать.

Известно же, что при царе-батюшке все богатыми были. А голодные бунты устраивали исключительно потому что с жиру бесились.

А вот страшные большевики-коммунисты решили довести всех до нищеты. И даже, извините, «баб» (сразу чувствуется традиционное уважительное отношение татар к женщинам). Потому что, цитирую, «комиссарам топтать некого».То есть страшных комиссаров ещё в кадре нет, но уже понимаешь, что ничего хорошего от них (небось, ещё и русских, что вдвойне ужасно) ждать нечего.

«Рабское сознание, которое нам так долго насаждала советская власть, – это такой посттравматический синдром, который нужно вылечить и забыть».

Чулпан Хаматова

Насаждали, видимо, в том числе песнями типа «От Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей, человек проходит как хозяин необъятной Родины своей».

И словами Максима Горького «Человек – это звучит гордо».

Зато в роли Зулейхи Хаматова демонстрирует нам поведение гордой и своевольной татарской женщины – молчаливо терпит оскорбления и упрёки матери своего мужа, заглядывает в рот самому мужу, нормально воспринимает его уничижительные фразы «Да кому ты нужна» (а зачем тогда женился, если не нужна?) и так далее.

Я вот всё жду, когда он начнёт её бить. Ведь обязательно должен. Если фильм не только про злобных большевиков-коммунистов, но ещё и про «все мужики – злобные похотливые животные», то это уже комбо! Шедевр и серьёзная заявка на Оскар.

Если же ещё и главная героиня в какой-то момент осознает себя лесбиянкой… Хотя это я уже подсказываю режиссёру.

Кстати, тем, что сегодня Чулпан Хаматова может

а) быть актрисой

б) заниматься тем, чем хочет

в) нести ахинею, и за это её никто не бьёт со словами «Заткнись, дура! Лучше курей покорми!»

она также обязана ненавистной советской власти, которая уравняла права мужчин и женщин уже в первые годы существования СССР.

Но об этом лживые пропагандисты и люди со светлыми приспособленческими лицами стараются не вспоминать.

Муженёк Зулейхи, добрый человек, готовит отравленный сахар, чтобы дать его лошади и корове, если придут из колхоза. Зерно прячет в тайнике, а в амбаре оставляет мешки, где немного зерна смешивает с опилками.

А потом передумывает, и с криком «Не отдам!» убивает корову топором. Затем хочет убить и лошадей, а также замахивается на жену. Я чёртов пророк! Или это просто у автора данного, кхм, произведения плохо с фантазией?

И снова заунывные песни, много их.Нет, я точно пророк! Потому что на пятнадцатой минуте муж таки избивает Хаматову ремнём. Чтобы не говорила плохого про СССР. Это серьёзная заявка на Оскар!

Потом, когда Зулейха моет пол, он её ещё и гвалтует насилует. Сцена «секса» занимает примерно десять секунд, и лучшее описание этого «плачущая свинья верхом на перепуганной овце».

Татары козлы, мужики козлы, комиссары козлы. Весь мир дерьмо, и посредине Гузель Солженицына в белом.

Мне сложно оценить актёрское мастерство Хаматовой, потому что всю первую серию она ходит с одним и тем же перепугано-придурковатым выражением лица, которое не меняется ни на секунду (и не сильно отличается от её выражения в обычной жизни).

Если Гафт когда-то написал эпиграмму «Всегда играет одинаково актриса Лия Ахеджакова», то что бы он сказал про Хаматову? Она же биоробот! Причём насчёт «био» серьёзные сомнения.

После изнасилования Зулейха деловито потирает руку об руку, накрывает засыпающего мужа одеялом и невозмутимо продолжает мыть пол. Б – безысходность и тлен.

Эту сцену сменяет очередная занудная песня. Вот серьёзно – за 20 минут повествования это уже третий или четвёртый заход на завывания. Индийское кино наоборот. Анти-индийское кино.

Дальше внезапно наступает зима и они с мужем едут на телеге в лес, чтобы зарыть там ещё зерна (да сколько его у них?!). В лесу, театрально оглядываясь по сторонам (это лес зимой, там даже медведь спит!), они сгружают мешки на кладбище.

Серьёзно?! Вокруг километры леса, копай – не хочу, но им обязательно нужно разрыть могилу, чтобы спрятать там свои мешки?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + 7 =