Павел Гортаков. Глобальная мультифейковая война против России и либеральное рабство Ходорковского

Фейк — одно из главных средств Глубинной власти в управлении миром. Использование подставных лиц, организаций, понятий и представлений приобрело эпидемический характер. Фальсификатом стало всё — демократия, свобода, права человека, благотворительность… история, культура… писатель, режиссер, ученый, олигарх, президент… государство. Даже реальность стала виртуальной.

Любого, кто сопротивляется замещению подлинного фальсифицированным, — уничтожают, или делают (пытаются сделать) изгоем — изолируют.

Созданная в США сразу после Второй мировой войны уникальная по разрушительной эффективности система генерации и пропаганды лжи и фальсификаций (ГПЛФ) под руководством ЦРУ переживает масштабную, вероятно трагическую, трансформацию.

Связано это с пределом агрессивного наращивания информационной и идеологической лжи, за которым наступает сумасшествие и которому, в свою очередь, уже сам организм человека (потребителя лжи), его инстинкт самосохранения, оказывает сопротивление вопреки сломанному сознанию.

Впрочем, сумасшествие не является побочным эффектом, скорее — целью. Запад (институциональный базис Глубинной власти) научился его использовать, направляя выброс патологической гиперактивности в виде злобы, ненависти, презрения, т. е. потери контроля над эмоциями, в некую «борьбу» (в хайп «борьбы») для раскачивания неугодных государств.

В этой «борьбе» гибридных сумасшедших за фальшивую свободу и демократию, то, что являлось их неадекватным поведением в границах рациональной общественной морали в нормальной жизни, приобретает мнимую осмысленность и подобие адекватности в жизни виртуальной. Это дает искусственную популярность, раздувающую ложное, и потому опасное, чувство собственной значимости (превосходства), агрессивной посредственности, не понимающей и не знающей ни жизни, ни своего места в ней.

Другая крайность сумасшествия — меланхолия и депрессия, приводит к умножению количества лишних, нищих и бездомных людей.

В результате всего этого Запад и сам страдает от социального банкротства, в том числе и на высшем уровне, — особенно после устранения творца прогрессивных примеров, СССР, у которого так легко было красть и присваивать гуманитарные идеи и практики.

Приоритетное значение в ГПЛФ имеют количество и правдоподобие. Поэтому Глубинной властью были подчинены практически все СМИ мира, образование и культура. И учитывая масштаб и ущерб ГПЛФ — это вполне обоснованно можно назвать отдельным видом войны (внутри Гибридной) — Мультифейковой Войной (МВ).

МВ действует как дискурсивный патоген, который размывает здравомыслие, дезориентирует мировоззрение, примитивизирует целеполагание и отключает бдительность. Словом, разрушает иммунитет общества — его ментальную целостность, способность отличать свое от чужого (полезное от вредного).

А на руинах сознания другие монстры Гибридной войны — колонизаторская политика и экономика — довершают уничтожение государства/народа-жертвы.

Промышленное введение населения планеты в саморазрушительное (аутоагрессивное) заблуждение по любому вопросу отличается от стратегии классического колониализма с пробковыми шлемами и стрелковым оружием тем, что теперь не государства и «короны» физически подчиняют отдельные страны и территории, а Глубинная власть «мягкой силой», управляемой кланово-гендерно-корпоративными группировками (ТНК), втягивает планету в незримое гибридное рабство.

Современное рабство — сложноструктурированный феномен. Даже один его элемент-исполнитель, — как функция — например, журналист, требует большой системной обработки, «огранки». Под эту обработку созданы целые институты, промывающие мозги, выхолащивающие совесть, дрессирующие беспринципность, покупающие лояльность и неволящие преданность будущих гибридных рабов. Немецкий журналист Удо Ульфкотте, описал этот процесс в своей книге — за что и был убит.

Самое страшное в этой изуверской технологии то, что люди теряют способность рационально оценивать действительность и считают материальный избыток свободой, хамство — достоинством, унижение — нормой, вандализм — искусством, преступление — бизнесом, вырождение — революцией…

Избранные рабы (и мечтающие стать таковыми), ослепленные неким достатком и вниманием, верят в исключительность случайно их выбравшей системы, в собственную пропаганду «добрых» намерений своих хозяев, в их загадочное величие и моральную состоятельность, и лишаются способности понимать и принимать негативные последствия своих деяний.

Одним из таких гибридных рабов либерализма является Ходорковский. Он это показал с ошеломляющей очевидностью в большом интервью, данном им на пике своей крамольной славы в конце 90-х или в начале 2000-х. На вопрос журналистки: «Какая у вас цель в жизни?» — он, подумав, ответил: «Зарабатывать деньги для своих акционеров».

Этим сказано всё! Не только о Ходорковском и его хозяевах. В этом — вся мировая несправедливость. Об этом — весь «Капитал» К. Маркса. Против этого — целая Великая октябрьская социалистическая революция (настоящая революция — не фейковая).

Социальная справедливость! Вот, кто главный враг капитализма (псевдодемократии, псевдолиберализма…).

Теперь-то понятно, почему Западу недостаточно трупа СССР и спустя десятилетия он продолжает так яростно уничтожать память о великой стране, великой идеологии, великих свершениях? А все солженицины, сахаровы, ельцин-центры, музеи оккупаций, «империи зла», «кровавые режимы», «аннексии»… — глобальный фейк.

После такого признания Ходорковского становится очевидным спланированным фейком и его посттюремная псевдоборьба:
— за «свободу („Боже мой, какие слова!“) России… без Путина»,
— за «открытое (держи карман шире) общество»,
— за «права (руки по швам) человека»,
— за «свободный (зубы на полку) рынок» и там, еще чего-то…

Чудовищное гламурное лицемерие Запада гипнотизирует, околдовывает агрессивных бездарностей, превращает их в добровольных рабов, вдруг поверивших в свой мессианский прогрессизм и невесть откуда взявшийся талант.

Поверил же Ходорковский в свою гибридную легенду — «сам себя сделал», «капитан бизнеса», «великий, что ли, менеджер»… И даже не смог понять, что наряду с остальными «олигархами» (как и с «лидерами» ОПГ, предуготованными для насильственного компонента колониальной приватизации и пространственной анархизации) он получил от Запада фирму «под ключ». Недаром же М. Хазин говорит, что либералы ничего не создали, не умеют ничего делать, ничем управлять — только воровать.

Ходорковский так и не понял, что принимал и продолжает принимать участие в чужом глобальном спектакле, что он не деятельное, а страдательное начало — марионетка. Старшая марионетка.

Одурённый какой-то незатейливой тайной идеологией, принеся клятву верности узкой группе, он получил обеспеченное безнаказанностью право на беззаконие на огромной территории.

Однако, заплатив рабской преданностью «избранным» и страхом перед возмездием за измену, простому человеку легко впасть в опасную компенсаторной ненасытностью и потерей осторожности эйфорию от безграничной власти.

Ощущение принадлежности к «сильным мира сего» распаляет кичливую вседозволенность и, одновременно, детскую игровую подражательность с представлением себя на месте взрослого (главного, «сильного мира сего»), которому можно «царствовать и всем владеть».

Заигравшись и даже оказавшись в тюрьме, он не смог пересмотреть и отказаться быть рабом ни приобретенной мании собственного величия, ни, тем более, своих хозяев, готовых к физической расправе над ним и его близкими.

Фактически, он сел «за других», как известный литературный персонаж, зицпредседатель Фунт. Одно отличие — Ходорковский не понимал, что придется сидеть.

И не понял, что вышел-то он не столько по причине показной «борьбы» Запада за его освобождение или некоего кулуарного размена, а просто его пожалел добрейший советский человек (ну и православный, конечно, тоже), Владимир Путин. Шутка ли — 10 лет!

Собственно, главная функция (для кого-то — «цель в жизни») зицолигархов — снижать, полностью подавлять экономический рост, одновременно поглощая и перенаправляя доходы и имущество государства наднациональным структурам. Влияние на политику и культуру было составной частью этой задачи.

Понятно, что весь этот объем работы они были не в состоянии задумать и спланировать, и даже — управлять им. Это делалось по колониальным технологиям другими людьми/структурами, находящимися в тени.

Да и «влиять» им позволялось только в целях саморекламы — демонстрации значимости и самостоятельности (декоративных по сути, но опасных по форме), и компенсаторного удовлетворения тщеславия — чванливого бравирования статусом и разрешенными возможностями (отжать, прижать к ногтю…).

Жесткие рамки их фейковой самостоятельности хорошо видны на примере «культуры», «влияние» на которую позволялось только в разлагающем, деструктивном направлении, согласно законам Гибридной войны.

Многие задавались вопросами, почему российская «культура» показывает и фактически делает (воспитывает) нас некрасивыми? Неужели никому не стыдно? И почему какому-нибудь «олигарху», с его-то деньгами, не произвести, например, качественный фильм, по лучшим советским стандартам — ведь еще не до конца ушло то поколение? Заодно получить удовлетворение и уважение, и может быть даже — отпущение грехов.

Не в деньгах дело и не в желании, а в жесточайшей гибридной хватке Запада, строго ограничивающего/пресекающего/запрещающего любое конструктивное и позитивное не только действие, но даже и намерение. Очень показателен пример с демонстративной расправой по укрогибридным лекалам, учиненной над режиссером фильма «Спящие» — разве что, без публичной постановки на колени… пока.

Даже выйдя из тюрьмы, Ходорковский не получил вольную от Запада. Слишком уж «авторитетной» в определенных кругах была у этого раба новая легенда — «жертва режима». Зачем такому добру пропадать! «С паршивой овцы хоть шерсти клок».

Сначала его бросили в народ (разжаловали до немцовского уличного горлопанства), послав в 13-м году в Донецк, или в Харьков, переубеждать митингующих против цветного переворота. Увидев жалкую несостоятельность, нашли местечко попроще — то ли выполнять издалека роль старшего навального, то ли параллельного… то ли заведовать секцией навальных…

А ведь мог быть хорошим человеком (как, например, и Северо-Кавказские террористы, бывшие в СССР трактористами, учителями, актерами Грозненского театра…), не впусти Горбачев Запад с его гибридной стратегией в советское медийное пространство.

Вот и нынешние фейк-революционеры, убежденные кем-то, что борются с «тиранией», на самом деле помогают зарабатывать деньги неким акционерам (инвесторам Гибридной войны). Сорос, например, уже открыто назвал Украину активом.

Таковы они, гибридные технологии, Сноудена на них нет.

Источник: https://rusvesna.su/news/1569180932

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *