Заметки про Одессу: что сделал для города Франц де Воллан и почему одесситы об этом не помнят

Голландский инженер,  участник последней русско-турецкой кампании и первый архитектор Одессы Франц де Воллан сделал для нее не меньше чем Ришелье или Дерибас, но мы помним его только потому что его именем названа самая известная канава в городе — Деволановский спуск. Сегодня мы поговорим о человеке, которому должны быть благодарны и узнаем, что же такого он сделала для Южной Пальмиры.


До Одессы


Франц де-Волан. План Гаджибейского залива 1792-93 года

Франц де-Воллан. План Хаджибейского залива 1792-93 года

По происхождению де Воллан брабантский дворянин, родился 20 сентября 1752 года в  бельгийском Антверпене. С 17-ти лет находился на военной службе. Молодые годы провел в голландских селениях в Северной Америке, где впервые ознакомился с военно-инженерным делом. Он сражался против англичан в годы войны североамериканских штатов за независимость и участвовал в составлении атласа юго-восточной части Голландии.

В 1978 перешел на русскую службу. В конце 1788 года, по надобности в инженерах, он был отправлен был в Таврический край к армии Потемкина.  Принимал участие в кампании против турок,  находился при осаде и взятии Каушан, Паланки, Аккермана и Бендер, был при осаде Килии, штурме Измаила и других крепостей на Дунае, а также в сражениях при Бабадаге, Браилове и Мачине. Имел множество наград.

Занимался укреплением городов и крепостей на побережьях Азовского и Черного морей и составлял планы большей части строившихся городов, в том числе и Николаева, Новочеркасска, и Каменска-Шахтинского. Но Одесса все-таки была главным делом жизни де Воллана.


Выгодное место


Некоторые могущественные при дворе люди продвигали проект строительстве Одессы на месте Очакова. Хорошо, что в годы рождения Одессы рядом с адмиралом Иосифом де Рибасом оказался Франц де Воллан. Именно он разработал план Одессы и отправил в Сенат две докладные записки “о выгоде Хаджибея”.

«Доброта рейда, а особенно грунт дна, известна нашим мореходам и довольно испытана употреблением оной прежними ее владельцами. Осталось только доставить убежище и потребные выгоды для судов. А потому и не осталось выгоднейшего места для передовой гавани, как только залив Хаджибейский…» — говорилось в нем.

Планы первого архитектора Одессы указывали на то, что город станет не только военной гаванью и крупным торговым центром, но и сосредоточием общественной жизни и государственной власти в регионе. В итоге в 1794 году Екатерина основала Одессу.

— Все офицеры получили благодарности орденами, званиями или деньгами; мне было направлено очень лестное благодарственное письмо с некоторой суммой денег, из которой, впрочем я не получил и половины, — вот такую запись о событии он делает в своем дневнике Франц.

Именно де Воллан создал первый Атлас Одесского края и его гидрографическое и топографическое описания


Город солнца


Официальную дату основания Одессы Франц де Воллан определил исходя из конкретных астрономических расчетов. Дело в том, что именно 2 сентября Одесса становилась «небесным полюсом» и солярным (солнечным) центром. А солнечные символы, между прочим, очень любят массоны.

План Одессы составлялся де Волланом на местности зимой 1794 года. Именно в это время солнце над Одессой восходит с отклонением к юго-востоку. На плане города, разработанном де Волланом,  ряды улиц, параллельные нынешней Ланжероновской, направлены к точке восхода солнца в январе.


Идеальный порт


 

Де Рибас и де Воллан вскоре после взятия Хаджибея провели специальные работы по измерению Хаджибейского рейда. Поэтому город и его порт оказались расположенными в идеальном месте. Франц де Воллан при их планировании использовал весь строительный и архитектурный опыт античной цивилизации, который описан трактате “Об архитектуре” великого римского архитектора Витрувия.

В итоге Одесса оказывалась уязвимой для вражеского флота лишь со стороны мыса Ланжерон. Именно на нем де Воллан и расположил основную крепость, которая должна была препятствовать прохождению вражеских кораблей в залив.


Проектирование улиц


Еще в предварительном плане города Франц создал сетку улиц, вписавшуюся в очертания дуги Одесского залива и напоминающую, к слову, масонский треугольник. Он наметил основные градообразующие узлы будущего города, в том числе Приморский бульвар и Екатерининскую площадь и улицу.

Изначальное деление Одессы на кварталы и участки основано на древне-римских сельскохозяйственных нормативах распределения земли. Площади должны были находиться примерно на равных расстояниях друг от друга и составлять очаги административной и духовной жизни, городской культуры. Таких узловых зон было запланировано восемь, самой важной из которых должна была стать площадь с главной церковью города на Соборке, где в 1795 году заложили церковь святого НиколаяДругие узловые площади — Северная (Греческая), Херсонская (Новобазарная), Вольный Рынок (Старобазарная), Немецкая. Градостроительный план 1814 года дополнял именно деволановский.

Три из запланированных площадей оказались за чертой порто-франко, где деволановские планы не соблюдались, поэтому их не построили. Одна из площадей — Немецкая — в 1820-30-х годах была застроена кирхой и учебными заведениями вюртембергских немцев.

Фактически, город был разделен на несколько равных зон и развивался по принципу мегаполиса, застраиваясь в промежутках между центрами определившихся зон. Ближе к площадям селились «сливки общества», а в улочках и переулках рядовые жители.  Де Воллан запустил механизм цепной реакции, в которую включились первые зодчие Одессы — братья Фраполли и Торичелли.

Многие критиковали инженера в том, что его планы не показывают основных магистралей будущего города. Но на самом деле планом Де Воллана предусматривалась магистраль, идущая через весь город из порта по Военной балке, Александровскому проспекту в направлении современного «Привоза». Эта магистраль, отчетливо выраженная на плане, более трех десятилетий разделяла город на две части — Северный и Южный форштаты (секторы). Столь же четко планировочными средствами выражена и магистраль, совпадающая с самой длинной тогда Преображенской улицей, где стыкуются под углом в 45 градусов две основные сетки улиц. Магистральными фактически были и поперечные: Херсонская-Ланжероновская и Тираспольская-Почтовая, по которым шли хлебные обозы.

По сути, мы видим город таким каким видел его Де-Воллан. Планировка, до сих пор, дает возможность ветрам, дующим с моря, очищать улицы города от пыли и дыма. С тех пор сохранилась и нумерация домов в городе, которая обязательно ведется от моря.


Торговля


Большая часть проектов Деволлана носили ярко выраженный экономический характер. Например,  вывоз зерна через Одессу, мероприятия по оживлению экономики.

По плану Де Воллана в Хаджибее, для оживления торговли, были устроены огромные соляные магазины. Соль меняли на хлеб у чумаков. И уже к середине 1810-х годов Одесса сделалась главным поставщиком хлеба в Европе.


Прочный город


Все мы знаем, что лавовый камень привозился из Неаполя в Одессу как балласт для порожних судов. Де Воллан, следуя советам Витрувия, специально позаботился о том, чтобы вынужденным балластом оказался именно такой камень – самый прочный для строительства и мощения одесских улиц. Этим он обеспечивал вековечность всех сооружений порта и города.


Де Воллан спас Одессу от оккупации


Вспоминая бомбандировку Одессы во время Крымской войны, снова нельзя не упомянуть о де Воллане. Ведь именно он разместил Одессу на юго-западной стороне бухты и оградил ее порт с востока Платоновским молом, который защищал единственный возможный проход в порт со стороны Ланжероновского мыса. В этом узком проходе корабли не могли развернуться в боевой порядок, чтобы использовать мощь всех своих орудий. Батарея Щеголева была установлена на Платоновском молу, у самого уреза воды, где смогла защитить самый уязвимый участок входа в гавань и не позволила вражескому флоту приблизиться к городу, чтобы высадить десант. На всех остальных участках Одесского залива и прилегающего побережья флот при приближении к берегу неминуемо бы садился на мель. Этим закончилась такая попытка английского фрегата “Тигр” у Малого Фонтана.


 После Одессы


Как и де Рибас, де Воллан вскоре после смерти императрицы был отстранен от всех должностей, а на все его имущество наложили арест. Когда в 1797 году строительство порта и города Одессы были временно заморожены, генерал-майор  демонстративно подал в отставку. Впоследствии строительство продолжилось, а де Воллана помиловали. Но в Одессу он не вернулся, лишь посетил ее однажды в 1800 году. Он приезжал для образования комитета, которому поручено было закончить строительство.

О его личной жизни известно крайне мало. Он женился на девушке, моложе его на 30 лет — с Марие Элизабет де-Витте. У них было двое детей, сын Александр 1807 года рождения и Генрих, умерший в шестилетнем возрасте. Последней прямой родственницей прославленного инженера была его внучка, Ольга Александровна Кршивитская, умершая в забвении и нищете в 1930-е годы возле Санкт-Петербурга.

Франц де Воллан скончался 30 ноября 1818 года в Санкт-Петербурге, где похоронен на Волковом кладбище.


Память об основателе города


 Фото: Vikont

Фото: Vikont

То, что сделал за 30 с лишним лет своей службы де Воллан, хватило бы на десятки проектных и строительных организаций. Но он был очень спокойным и тихим человеком, поэтому его биография кажется скучнее чем у де Рибаса. Со временем его имя «стерли» из истории благодаря советской власти и до сих пор не восстановили как следует.

Именем де Воллана назван музей Одесского морского порта. К самому порту ведет Деволановский спуск, а на Таможенной площади, по обе стороны входа в порт, находятся бюсты Иосифа Де-Рибаса и Франца де-Воллана. В честь де Воллана названа и Деволановая улица в порту, за Карантинной гаванью. Правда об этом мало кто знает.

Также скульптура де Воллана является частью памятника «Основателям Одессы» на Екатерининской площади.


Деволановский спуск


Мертвый квартал в городе, в 15-ти минутах от Дерибасовской, всегда был не самым приятным местом. Его неофициальное название — Канава. Сто лет назад тут обитали портовые работяги, воры, шулеры и другой «цвет нации». Есть также легенда, что эти трущобы запечатлел в рассказе «Челкаш» Максим Горький, якобы бывавший на Канаве.

В дореволюционное время он назывался – Левашовский спуск, в советский период — спуск Вакуленчука. В честь Де Волна его назвали в 1995 году.

Но стоит заметить, что по своему ландшафту квартал ведь весьма интересен, единственный в Одессе такого рода. Дома и дорога, окруженные склонами, лестницами и тремя мостами создают интересный урбанистический пейзаж. А рядом городской центр, парк Шевченко, пляжи, море. А сколько фильмов снято в этом микрорайоне! «Волны Черного моря», «За власть Советов», «Белеет парус одинокий» и многие другие.

В общем, Деволановский спуск стоит привести в порядок хотя бы потому, что он носит имя основателя города или просто переименовать его чтобы не позорить имя великого архитектора.

 

Источник:  https://od.vgorode.ua/news/obzory/391019-zametky-pro-odessu-chto-sdelal-dlia-horoda-frants-de-vollan-y-pochemu-odessyty-ob-etom-ne-pomniat

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *