Игорь Немодрук. Поле Куликово.

 ……….Снаружи было страшно. Дом профсоюзов в плане был похож на букву «П». Дворик был внутри этой «буквы», окно находилось в левой «подпорке», а снизу «буквы П», от одной «подпорки» к другой шёл невысокий забор. За этим забором, за закрытыми воротами, плотная толпа орала и колыхалась,  словно какое- то густое грязное море. А во дворе сновали человек восемь-десять, не больше. «Странно,- подумал Игорь.- Почему толпа не хлынула во двор?! Что ей этот забор?!» Додумать эту мысль он не успел —  из окон, находящихся напротив центральной, парадной лестницы, но выходящих во двор, дым, и до этого не слабый, вдруг повалил особенно густо. Из него, с третьего или из четвёртого этажа, Игорю с его места это было не определить, вдруг вывалилось что-то тёмное и длинное и, быстро пролетев вниз, шмякнулось об асфальт. «Человек!» — мысленно ахнув, перехватил дыхание Игорь. За первым быстро-быстро западали ещё тела. Человек семь-восемь выбросились, пока дым не сменился огромными языками пламени. Кто-то летел ногами вперёд, кто-то плашмя падал на асфальт.  К ним тут же метнулись сновавшие по дворику правосеки и, с криками «Слава Украине!», принялись проламывать им головы. Игорь увидел как из-под обрезка то ли металлической трубы, то ли арматуры брызнуло кровавым всплеском.  Всё произошло так быстро, и было настолько неправильным и противоестественным, что ужас и осознание произошедшего, мысль: «Вот сейчас, прямо на твоих глазах произошло убийство! И не одно убийство, а групповое! И не просто убийство, а ритуальное убийство!»,- всё это пришло к Игорю спустя секунд десять.

Игорь оглядел куликовцев. Одни, которым было виден этот ужас, стояли, бледные и поражённые. Другие, которым было не видно, продолжали свои дела. Валера крестился и шевелил губами. Игорь, неожиданно даже для себя, вспомнил молитву и громко, что бы перекрыть этот непрекращающийся и всепроникающий гул, стал молиться: «Господь просвещение моё и Спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего, от кого устрашуся…»  Поймав на себе удивлённые взгляды, он ещё сильнее возвысил голос и почти кричал:  «…Аще ополчится на мя полк, не убоится сердце моё. Аще восстанет на мя брань, на Него аз уповаю!».  Дальше как обрубило, забыл. Он три раза тихо произнёс, крестясь: «Господи, прости мне грехи мои. На тебя уповаю».

   А потом пришла другая мысль, на удивление ясная и спокойная: «Ну вот, Игорь, пришло и твоё время умирать. Все когда-то умирают, вот и тебе время пришло. До полтинника дотянул, другие и до этого не доживают, так что не ропщи, тебе ещё повезло. Да и умираешь не зазря, не в кровати, не от болячки какой нибудь, а в каком никаком, но бою. Господи, прими душу мою и, если найдётся в рядах воинства Твоего и для меня место, наградой это для меня будет». И так легко  ему стало после этого, страх ушёл, пришло спокойствие.  Стал, словно скала на пути лавины – остановить, может и не остановит, но и лавина ему ничего не сделает. Нет, пульс не вернулся к нормальным шестидесяти в минуту, и адреналин продолжал выбрасываться  в кровь надпочечниками (или кто там, внутри, отвечает за его производство?)  литрами, но ушёл животный ужас. Остался только страх боли. Примерно как при визите к стоматологу – надо немного потерпеть, и потом станет легче.  А ещё пришло понимание, что надо срочно, пока есть возможность сделать очень важное дело.

Читать книгу И.Немодрука «Поле Куликово», а так же произведения  других авторов можно на нашем сайте на страничке «ЛИТЕРАТУРА»  https://kulikovets.ru/page_literature/  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *