Алексей Белов. Хлебом и солью. В ожидании российского «вторжения» на Украину | Куликовец

Алексей Белов. Хлебом и солью. В ожидании российского «вторжения» на Украину

На волне развёрнутой в последние несколько недель истерии о якобы готовящемся вторжении российских войск на Украину неожиданно возник вопрос: а что, собственно, делать простым украинцам, если русские всё-таки придут?

Оговорюсь сразу, я убеждён, что у руководства России нет никакого желания на самом деле вводить войска для усмирения не в меру разбушевавшегося зверя современного укронацизма. Но отсутствие желания не говорит об отсутствии необходимости пойти на подобный шаг или о вероятности возникновения ситуации, при которой иного выхода просто не будет. А раз так, то планы, настоящие военные планы на уровне Генштаба, у России, конечно же, есть. И если бы таковых не было, то генералитет ВС РФ следовало бы уволить к чёртовой матери за профнепригодность.

Стало быть, не будем наводить тень на плетень и признаемся: сценарий, при котором Россия будет вынуждена силой оружия у(с)покоить киевский режим, абсолютно реален. Единственное, чего я сделать не готов, это оценить его вероятность. Во-первых, в этом деле слишком много переменных и различных мелких нюансов, а во-вторых, фактор внезапной глупости никто не отменял и, пользуясь лишь обычной логикой, предугадать действия украинской стороны не получится.

Итак, разобравшись с этим, вернёмся по таймлайну немного назад, в 1992 год, когда после объявленной годом ранее независимости (подтверждённой впоследствии на декабрьском референдуме 1991 года) «незалэжна Украина» начала обрастать признаками собственной государственности, граждан СССР, волею судеб оказавшихся на её территории, никто особо не спрашивал, хотят ли они обменять советское подданство на гражданство нового украинского государства.

Делалось это фактически явочным порядком, иногда даже без уточнения желания самого человека. Просто если по какой-либо надобности ты попадал в паспортный стол, милицию или прочие госучреждения, то для оформления любых документов или обычного подтверждения твоей личности внезапно возникала необходимость проставить в старом паспорте (новых тогда не было) маленький и неказистый синий штампик «гражданин Украины». И всё, с этого момента ты лишался любых прав на территории других четырнадцати бывших советских республик.

Не хочу сказать, что у них там было как-то иначе. Просто потому, что не знаю. Но так как свой личный болезненный опыт я пережил как раз на Украине, считаю нужным рассказывать именно о нём, а не выдумывать или передавать информацию с чьих-то слов. Ах, если бы я тогда только знал, насколько этот синий штамп окажется устойчивым к внешнему воздействию! Настолько, что вымарать его из своей жизни будет практически нереально.

По факту каждый в то время был поставлен перед весьма незамысловатым выбором: либо позволить себя «украинизировать», либо покинуть пределы ставшей самостийной республики и отправиться в любую другую по своему желанию и уже там обрести новое гражданство. Хорошо, если тебе было куда уехать. А если нет? Или если, как и большинство, ты просто боялся сорваться с насиженного места и отправиться в неизвестность, в которой (положа руку на сердце) тебя никто и не ждал? Что тогда? А ничего — становись украинцем и помалкивай.

Был, конечно, и третий вариант — превратится в апатрида, то есть человека без страны, что на практике означало отсутствие у тебя любых гражданских прав. Так себе перспективка, согласитесь. Да и повторять судьбу героя фильма «Терминал» с Томом Хэнксом (пусть и снятого только через 12 лет после описываемых мною событий) как-то совершенно не улыбалось.

Итак, оказавшись, как и все прочие жители УССР, гражданином Украины (никакой радости с моей стороны этот факт не вызывал и не вызывает до сих пор), я кое-как смирился с реальностью, надеясь, что «родное» государство по возможности оставит меня в покое и даст мне прожить мою жизнь без необходимости становиться тем, кем я не являюсь. Но, как оказалось, у Украины были совсем другие планы.

Понятно, что моя личная история не может претендовать на объективность хотя бы потому, что я не украинец — ни по национальности, ни по месту рождения. Я, в общем-то, всегда был там чужим, и это нормально. Но ужас ситуации состоит в том, что за тридцать лет своей независимости украинское государство сумело создать условия, при которых чужими в нём начали себя чувствовать даже те, кто прожил там всю жизнь и является коренным жителем в нескольких поколениях, уходящих временами даже в глубь веков. Не говоря уже о том, что современная Украина вообще представляет собой многонациональное государство, искусственно (но совершенно безыскусно) сшитое в одно весьма лоскутное одеяло, а значит, априори не может быть ни моноэтничным, ни моноконфессиональным, ни монокультурным.

И вот сегодня, в 2021 году, приходится констатировать, что жители незалэжной снова оказались перед выбором, до боли напоминающим тот, что был им навязан в далёком 1992-м: либо ты становишься свидомым украинцем со всеми вытекающими (русофобия, пресмыкание перед Западом, признание героями нацистских коллаборационистов и много чего ещё), либо — чемодан, вокзал, любое направление. И это уже не частный случай 11-летнего русского мальчика, которого нелёгкая занесла в украинский Чернигов в 1984 году, а судьба миллионов людей, вынуждаемых отказаться от собственной идентичности.

И потому, когда я и мои единомышленники весной 2014 года с завистью смотрели на жителей Крыма, то с надеждой ждали прихода российской армии и к нам. Чтобы она освободила нас от нацистско-бандеровской чумы. А поэтому на полном серьёзе готовились встречать русских солдат, как это помнили по кадрам советской кинохроники времён Великой Отечественной — с цветами и слезами счастья на глазах как освободителей. Это могло со стороны патриотов Украины (реальных и мнимых) расцениваться как предательство (всё же мы были гражданами той страны, пусть и не желая этого), но то, что приходится переживать людям сейчас, восемь лет спустя, уже так просто и безапелляционно заклеймить не получится.

Сегодня мы вынуждены признать, что Украине нет смысла бояться иноземного вторжения и оккупации. Поздно, она уже давно оккупирована и даже, по сути, не пытается этому сопротивляться. Такую страну невозможно «реоккупировать», её можно только освободить. И никак иначе к вероятному силовому вмешательству Российской Федерации в украинский вопрос относиться не получается.

На днях появилось сообщение, что Зеленский и Кº хотят провести через Раду законопроект об уголовной ответственности за отрицание «российской агрессии». Такая вот нынче у них там свобода слова. Впрочем, на мой взгляд, это совсем не страшно, поскольку (если верить ежедневным сводкам с Донбасса и информации о количестве украинских войск, уже сосредоточенных на линии разграничения) дело идёт к тому, что отрицать её просто будет не нужно.

Понятно, что предвоенная истерика, охватившая западные и украинские СМИ накануне прошедшего саммита Россия ― США, была в первую очередь нужна команде Джо Байдена, дабы изобразить некие успехи в переговорах с Путиным даже там, где их нет и быть не может. Но ведь это именно Киев планомерно готовится к силовому сценарию против ДНР и ЛНР. Зачем это Украине (точнее, нынешнему украинскому режиму), говорилось уже не раз: с одной стороны, возможность узурпации власти через введение военного положения и ограничение всех гражданских прав и свобод, с другой — удобный вариант скрытного отхода из полыхающей страны с дальнейшим получением где-нибудь за бугром тёпленького местечка и статуса «правительства в изгнании». Для них эта ситуация со всех сторон выигрышная, как ни крути.

В то же время реальные проблемы украинского государства, годами нерешаемые и от того только усугубившиеся, грозят обрушением всей этой и без того довольно шаткой конструкции, которую наспех, просто-таки тяп-ляп, соорудили в начале девяностых на обломках УССР. И разрушаясь, она вполне способна похоронить под собой всех без разбора: правых и виноватых, малороссов и «украинцев», простой народ и политическую элиту.

Но если вот эту самую «элиту» и тех, кто 30 лет «верой и правдой», точнее ложью и подлостью, её обслуживал, всех этих продажных журналистов, политологов и прочих экспертов, мне совершенно не жаль, то «маленьким украинцам» я бы всё же осмелился дать небольшой совет.

Если до вас дойдут слухи о приближении российских танков, то не пугайтесь и не прячьтесь в подвалах, а последуйте примеру жителей порабощённой нацистами Европы, встречавших в 1944–1945 годах на улицах своих городов воинов Красной Армии, пришедших освободить их от фашистской тирании и принесших на их землю долгожданный мир.

Так уж случилось, что своими собственными силами вы не смогли (остановимся на этой версии) свергнуть и изгнать националистов, пришедших к власти зимой 2014 года. Вы не смогли предотвратить братоубийственную войну в Донбассе, одесскую Хатынь и множество других совершённых ими преступлений. Вы не смогли даже отстоять своё право на родной русский язык. Так проявите хотя бы своё знаменитое гостеприимство и кулинарные способности. Приготовьте пышные караваи, наполните солью фарфоровые солонки и сами приготовьтесь встречать своих освободителей. Ибо, судя по всему, ждать осталось недолго.

 

 

Источник: http://alternatio.org/articles/articles/item/97631-hlebom-i-solyu-v-ozhidanii-rossiyskogo-vtorzheniya-na-ukrainu