Александр Коц.Что творится в Донбассе по ту сторону фронта: «Переодевались в вышиванки и сдавали друзей»

Ровно 7 лет назад ДНР приняла Декларацию о суверенитете. Но Мариуполь, Славянск и Краматорск оказались за пределами республики — под контролем Украины. Каково им там живется и что они думают о приготовлениях Киева к новой войне?

«Народ Донецкой народной республики имеет исключительное право собственности на землю, ее недра, воздушное пространство, водные и другие природные ресурсы…» Это строчки из Декларации о суверенитете ДНР, которая была принята 7 апреля 2014 года. Тогда этот акт казался наивным и «игрушечным» — о каком суверенитете можно было говорить, если на тот момент народный съезд в Донецке контролировал только здание обладминистрации, в городе еще действовала украинская власть, включая милицию.

Все изменилось, когда 12 апреля в Славянск вошли ополченцы Игоря Стрелкова, а на следующий день и. о. президента Украины Александр Турчинов объявил о карательной операции (или, как он ее назвал, антитеррористической — АТО). А фактически — Киев с тех пор ведет войну против своего народа.

В 2014 году ополчение покинуло Славянск. Были оставлены и Мариуполь, Краматорск. Как изменилась их жизнь за эти 7 лет? И что они думают о нынешней украинской власти? О России? И о подготовке новой войны?

Эти вопросы я задал своей знакомой из Краматорска Марине Торской*, с которой много лет не общались.

Что творится в Донбассе по ту сторону фронта: «Переодевались в вышиванки и сдавали друзей»

Украинские войска идут на штурм Славянска. Фото: Александр КОЦ

«СОСТОЯНИЕ БЕГА ВО СНЕ»

— Семь лет — огромный срок, дети уже вырастают и идут в школу.

— Это жизнь взрослых разделилась на до и после, — говорит Марина. — А у детей 2013 — 2014 годов рождения другой и не было. У них в Краматорске уже нет права выбрать для обучения родной русский язык или похвастаться подвигами предков. Герои теперь другие — «киборги», которые воевали тут с народом семь лет назад. Они везде — в новейшей истории Украины, на выпускных экзаменах, в книгах и даже в игрушках. Искусственно меняется генетический код. У многих срабатывает защита — наступает отстраненность от происходящего. И таких все больше. До — было гораздо легче, свободней. А сейчас нас подгоняют под статус «свидомого» украинца — братоубийственную войну не вижу, голос разума не слышу, как на самом деле было — не скажу.

— Ты помнишь, как начиналась война, как появился первый страх?

— Сперва все казалось понарошку. Будто кто-то с кем-то поссорился, идет драка, а ты только наблюдатель, тебе ничего не угрожает, ведь ты ни в чем не виноват. Страх появился с первыми взрывами и гибелью людей в майские дни 2014-го. С СМС от ребенка, что над домом дедушки летят пули и нужно лежать лицом вниз в огороде. Морально доканывала безысходность, вяжущее состояние бега во сне. До сих пор «бежим».

Что творится в Донбассе по ту сторону фронта: «Переодевались в вышиванки и сдавали друзей»

Жители Славянска у памятника Ленину. Фото: Александр КОЦ

— Что происходило в городе сразу после возвращения украинской власти? Говорят, были люди, которые сдавали даже своих родственников-ополченцев?

— Тут многие переодевались в вышиванки в полете. Как грибы после дождя возникали подвальные Швондеры и стукачи. Почетного гражданина Краматорска Иосифа Кобзона (он провел в этом городе школьные годы. — Ред.) горсовет практически единогласно лишил этого звания и уничижительно называл «Йося-падлюка». В городе — ура-патриотизм: от покраски всего в жовто-блакитные цвета до сдачи друзей и родни «туда куда надо». На допросы в СБУ ходили и близкие ополченцев, и простые адекватные граждане, которые где-то посмели высказаться против. А за тех, кто участвовал в организации референдума о суверенитете ДНР, принялись уже сейчас, при Зеленском. Идут суды…

Что творится в Донбассе по ту сторону фронта: «Переодевались в вышиванки и сдавали друзей»

В Славянске празднуют День Победы 9 мая 2014 года. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

«САМОЕ ТЯЖЕЛОЕ — ИСКОРЕНЕНИЕ ВСЕГО РУССКОГО»

— По логике Киев должен бы вкладываться в подконтрольный Донбасс, чтобы создать витрину для тех, кто остался по ту сторону.

— Ну, это как губки подкрасить на безрадостном лице. Большие надежды возлагали на то, что Краматорск стал считаться областным центром Донецкой области (той части, что осталась под контролем Украины. — Ред.). Наивно думали — заживем! Но чуда не произошло. На фоне добротно сделанных дорог (убитых до этого украинскими танками) и обновленных на скорую руку парков пошел стремительный рост «коммуналки» и падение доходов людей. Краматорск славился как центр тяжелого машиностроения Украины. На одном только градообразующем НКМЗ (Новокраматорский машиностроительный завод. — Ред.) когда-то трудились 30 000 человек. Сейчас осталось 8000 и грядут новые сокращения. Остальные предприятия рушатся и закрываются. На СКМЗ (Старокраматорском машиностроительном заводе. — Ред.), знаменитом на весь мир, теперь в пустых цехах (все оборудование вывезли) будут делать покрытие для футбольных полей. Вдумайтесь! Это заводы с космической историей. Молодежь стремится город покинуть из-за низкого уровня жизни, культуры и образования. Витрина для той стороны? Не думаю.

Что творится в Донбассе по ту сторону фронта: «Переодевались в вышиванки и сдавали друзей»

2014 год, Снежное. Пленные украинские бойцы разбирают завалы после артобстрела. Фото: Александр КОЦ

— А в идеологическом смысле Украины не стало слишком много, если сравнить с довоенными временами?

— Цензурно об этом говорить не получится! Ситуация такая: организованное меньшинство пытается диктовать растерянному большинству свои правила, загоняя людей в угол. Факельным шествиям и воспеваниям Бандеры предаются сладострастно одни и те же. С этим похабным «патриотизмом» приходится мириться, сцепив зубы и сжав кулаки. Ведь их даже сопровождает и охраняет полиция. А несогласные с этим — вне закона. Но самое тяжелое — искоренение русского языка. Не только на государственном уровне, теперь это и в быту. Больше всего страдают дети, потому что из русскоговорящей семьи утром они выходят в день, полный «чудес». Чего стоят их запуганные учителя, на которых за разъяснения на русском на уроке могут пожаловаться родители-активисты. Большим облегчением для продавцов в магазине служит фраза: «Вы можете говорить со мной на русском». Пока еще можно. Так всем хоть на миг становится легче.

Что творится в Донбассе по ту сторону фронта: «Переодевались в вышиванки и сдавали друзей»

Бои на улицах Славянска. Фото: Александр КОЦ

«ШУТ НЕ МОЖЕТ СТАТЬ КОРОЛЕМ»

— Как в Донбассе воспринимают Зеленского, который обещал мир?

— Слышали, что в Киеве уже предложили отказаться от слова «Донбасс», как от «российского названия»? Как до такого можно было додуматься? Это как в сказке «Чиполлино» — возможно, запретят слова на определенные буквы, красный цвет и сирень «Огни Донбасса». Стоит невыполнимая пока задача — перерезать нашему региону пуповину с Россией, выкорчевать все и перепахать. А сажать-то нечего, дурьи головы!

Я хорошо помню приезд Зеленского с концертом «Квартала 95» в августе 2014-го на аэродром, где базировалось ВСУ и его «низкий поклон» мужикам, которые защищают Украину «от всяких мразей». В это время у меня по подвалам в Донецке неделями пряталась родня, потеряв в итоге все, что было накоплено в жизни. Шут не может стать королем.

Что творится в Донбассе по ту сторону фронта: «Переодевались в вышиванки и сдавали друзей»

Ополченцы Славянска отражают атаку украинских сил. Фото: Александр КОЦ

— А если сравнить с предыдущим президентом?

— В Донецкой и Луганской областях голосование на выборах 2014 года было ограничено — Краматорск, Славянск и близлежащие села не голосовали совсем. Порошенко мы себе в президенты не выбирали. В первые же месяцы за ним плотно прикрепился титул «Кровавый». И если его на тот момент проклинал в основном юго-восток Украины, то Зеленский добился того, что его проклинает вся страна. И за такой короткий срок! Зеленский, который обещал стать «приговором» для Порошенко, сам превратился в Порошенко-2. Безвольная игрушка в руках США и спущенных им же с цепи националистов, которых он боится до одури.

А Зеленского у нас активно поддержали на выборах по трем причинам — против Порошенко, за обещанный мир и просто потому, что устали. От ненависти, потерь, блокпостов, обысков, посадок, пыток и неизвестности. Но вопреки его обещаниям, люди продолжают гибнуть, а народ — страдать. Остановите любого на улице и спросите — чего больше всего хочешь? Ответят — мира любой ценой! Ведь не было и слабых попыток его вернуть. А люди здесь, в Донбассе, понимают — никакое процветание Украины невозможно без восстановления добрых связей с Россией.

Что творится в Донбассе по ту сторону фронта: «Переодевались в вышиванки и сдавали друзей»

Украинский вертолет разбрасывает листовки над Славянском. Фото: Александр КОЦ

«ПРИВЫКНУТЬ К ВОЙНЕ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ»

— На днях в Верховной раде подсмотрели переписку в телефоне депутата из правящей партии «Слуга народа». Она писала: «Надо валить из этой страны». Не было такого желания за эти семь лет?

— Тут главное слово — «этой». Власти сами, своими руками «народных слуг» и сделали нашу страну «этой». Непригодной для нормальной жизни. Планета Шелезяка, которой управляет «ржавый фельдмаршал», если по Булычеву. «Україна, в яку повертаються» — тезис Зеленского, который треплет мусорный ветер на забытом билборде по дороге на КПП «Марьинка» в сторону Донецка.

Министр Украины по реинтеграции Алексей Резников скромно подсчитал, что на разминирование Донбасса уйдет 30 лет. А сколько надо десятилетий, чтобы разминировать души и сердца?

Желание уехать было, не скрою. И выезжали — в минуты отчаяния и острой опасности. В основном в Крым, материковую Россию, Белоруссию или в Европу, если позволяли средства. Но когда ты где-то там, а тебе отсюда из погреба под обстрелом пишут СМС родители с просьбой не беспокоиться, но ты знаешь, что при этом твой, казалось бы, мужественный отец беззвучно плачет, — опускаются руки, и ты возвращаешься. Ведь кто-то же должен тут остаться. Все это не про вышеупомянутую даму, им таких чувств не понять.

— За эти семь лет, наверное, привыкли к постоянному ожиданию войны. Сейчас ее дыхание ощутимо? В Донецке некоторые говорят: «Да поскорей бы, чтобы уже погнать украинцев до самого Киева». Что об этом думают на подконтрольной Украине территориях?

— Привыкнуть не получилось. Краматорск в 70 километрах от фронта. Предчувствие войны поселилось в каждом доме Донбасса, что по ту, что по другую сторону. Коснулось каждого. Да, по-разному. Но никто к этому не был готов. Восьмой год ни войны, ни мира. При Зеленском все только усугубилось. И даже это обострение похоже на его наполеоновские планы. Танки к фронту везут эшелонами — это же никаким хоть мало-мальским соблюдением Минских соглашений не пахнет! Нет диалога. И, судя по всему, не будет…

А к действиям России в подконтрольной Украине части Донбасса относятся неоднозначно. От любви до ненависти, от поддержки до полного неодобрения. Но можно сказать одно — люди тут продолжают видеть в России большого брата, самого сильного в семье. Семья развалилась, но чувство плеча осталось. Всем хотелось бы увидеть замирение братьев, увидеть собственными глазами. Люди устали.

 

*Настоящая фамилия жительницы Краматорска изменена ради ее безопасности.

 

 

Источник: https://www.kp.ru/daily/27261/4394039/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *