Конец знакомого мира. | Куликовец

Конец знакомого мира.

Иммануил   Морис  Валлерстайн  (28.09.1930 – 31.08.2019) – выдающийся  американский  социолог, политолог   и    философ.   Он   является  одним   из основателей  мир — системной  теории  и   ярким   представителем  современной  левой   общественной   мысли.  Родился  в   Нью-​Йорке в  семье  еврейских  эмигрантов  из  Австро-​Венгрии. Закончил Колумбийский  университет, с 1959  по 1971   год  преподавал на  факультете социологии Колумбийского университета,  был самым молодым  профессором.  В начале 1960-х годов был советником в администрации Кеннеди.  С 1971  по 1976  год   был  профессором   социологии  в  университете МакГилл  (Монреаль). С 1976 по  1999 год  почетный  профессор социологии в  университете  Бинхэмтона  (штат Нью-​Йорк, США).  С  2000 года —   ведущий  исследователь  в   Йельском   университете.   С 1994  по  1998 год  занимал пост председателя    Международной   социологической   ассоциации.

Поскольку  сейчас  нам  наиболее   интересны    текущие   прогнозы,   рассмотрим  книгу  «Конец знакомого   мира»,  написанную  в  2003  году,  которую   сам   автор  называл  социологией   XXI века.

В   предисловии  автор  возвращается  к  утверждению   Шпенглера  о  субъективности    любого  исследования  общества, поскольку  оно  производится  людьми  на  основе  сложившегося  мировоззрения. Он   сравнивает  методы  исследования  с  очками, которые   вместо  детального   рассмотрения   предмета   могут   внести  искажения.     Происходящие  внутри   системы  процессы  со  временем  всё   сильнее  выводят  её   из  равновесного   состояния   и    в  конечном  итоге   приводят   к    разрушению. В    периоды   всеобщего   беспорядка   значимым   может  оказаться   даже   очень   слабый    толчок.

Социум   первой  половины  XXI  века   по  своей   сложности,  неустойчивости  и   открытости   намного   превзойдет   происходившее  в  XX веке;

— современная  мир-​система  находится  в  стадии  завершающего  кризиса, переходный  период  будет  временем  грозных  потрясений, в  том  числе   от   незначительных  на  первый  взгляд   воздействий;

— цена  перехода  крайне  высока, перспективы   предельно   неясны;

— очевиден  крах  либерализма  как  геокультурной  системы и  кейнсианства  как  экономической  теории.

В общественных  системах  всегда  идет  борьба  за  построение  лучшего  общества, но прогресс не  является  неизбежностью.

                                                        Коммунистическая  интерлюдия.

После  Французской  революции   в  Европе  получили  распространение  и     признание   две   концепции:

— политические  перемены  являются   нормальным  процессом,

— национальный  суверенитет  принадлежит  не  правителям, а   народу.

Между  1848  и  1917  годом   политические   лидеры   различных  стран    начали  осуществлять   программы   рациональных   реформ, учитывающих   нужды  людей,  наиболее   отдаленных  от   экономических   благ,  для  смягчения   нищеты   и   чувства   отчужденности. Эти   реформы  проводились в    трех    направлениях:

— избирательное  право,

— развитие  трудового  законодательства  и  перераспределение  экономических   благ,

— формирование  национального  самосознания, главным  образом  за    счет   обязательного  начального  образования  и  всеобщей воинской  повинности  для  мужчин.

К   1914  году  эти   три  компонента   превратились   в  паневропейскую норму  и   фактически   определили   понятие   либерального   государства.  С   этого   периода  сформировалось   мощное   движение   социалистических и трудовых партий, большинство  из   которых   называют   себя   «марксистскими»,  хотя  спор   о   смысле   этого   определения  не  утихает  до   сих  пор.  Перед   большинством    партий   вставал   вопрос – должны   ли  они   участвовать   в   парламентских   выборах   и   входить  в   состав   правительства?  Считалось,  что   по   мере   расширения   избирательного   права   и   роста   политической  грамотности  масс,  они   получат   полную    власть   и    законным    путем  положат   конец   капитализму.

Ленин   и   большевики   на   основании   заключения  о  том,  что   Россия  не  является  либеральной   страной,  заявили, что теория  и   практика   европейской  социал – демократии   являются   версией  ревизионизма   и   либерализма,  и  построение  социализма   без    насильственных   действий  невозможно.  Октябрьская   революция    имела    важные   отличия:

​- его возглавила жестко   структурированная   кадровая   партия  с универсалистской  идеологией, приступившая к государственному   строительству   под  своим контролем,

— революция  произошла   на  полупериферии  мир-​системы   в   стране, не   являющейся  ни  самой   богатой, ни  самой  развитой.

Было   принято   четыре    важных   геополитических   решения:

  1. Восстановление  Российской  империи.
  2. Обращение  на   Восток (Конгресс   народов   Востока  в   Баку   в   1921 г.) означал   сдвиг   геополитического   акцента   с   пролетарской   революции   в  развитых  индустриальных странах   на   антиимпериалистичесую  борьбу  в   колониальных    и    полуколониальных   странах.
  3. Интеграция   в   межгосударственную  систему  через   вступление  в  Лигу Наций  в   1933 г.
  4. Роспуск  Коминтерна   в  1943 г.  как   окончательный   отказ   от   плана   осуществить   пролетарские  революции  в   развитых  странах  и   переключение  на   создание  подчиненных  коммунистических  режимов  в   Восточной   и   Центральной   Европе.      В   результате   СССР  обладал   достаточной  силой  для   реализации  Ялтинского  договора   о   разделе   зон   влияния,  который   соблюдался   до  1991  года. Причиной  краха   СССР  были   не   только   трудности   всемирного   экономического   спада   в  70-х-80-х  годах, но   и    недовольство   властью  привилегированной   партноменклатуры,  являвшаяся  насмешкой  над декларируемым   социальным   равенством.  Практика  показала, что   авангардная   партия  навязала  свою  волю   промышленному   пролетариату  и   монополизировала    государственную   власть.

Между  1870  годом  и  Первой  мировой  войной   в   формально   независимых   странах    возникли   освободительные движения   как  борьба   за  национальное   возрождение  и   против   господства   внешних   сил. После  прихода   к   власти   в    ряде   стран   в  1945-1970 годах  эти   движения  быстро  понимали,  что  для   укрепления   государства  и   повышения   уровня  жизни   нужно   идти   на   значительные   уступки  тем,  кто  управляет    мир-​системой. После  1970  года  на   фоне кризиса   всем   стали   предлагать  шоковую   терапию  «чикагских  мальчиков»  и   «магию  рынка»  как   универсальное   средство   решения   проблем.  Это    масштабное    надувательство.   Валлерстайн   приводит  слова   Киссинджера  о  том, что  рецепты  МВФ  приводят   к   параличу  национальной   банковской   системы   в  странах, не   обладающих  системой  социальной  поддержки,  имеют   катастрофические   последствия  для  экономики   и    ведут   к   политическим   кризисам.   Единственным  выходом   в  такой  ситуации   является  сокращение производства. Перемещение   производств  в   страны  с меньшими издержками  не   решает, а   откладывает   проблему, одновременно   вызывая  рост   безработицы   в    ведущих    регионах.  Наибольший  ущерб   от   этого   понесли  США (обратите  внимание,  вывод  сделан   в   2003 году, хотя  после  этого  масштабный   перенос  производств  только   увеличился).

Для    капиталистов,  стремящихся  к  бесконечному  накоплению  капитала,   существует    четыре    крайне   опасных   долгосрочных  тенденции:

  1. Разрушение   сельского   уклада   жизни   ведет   к   увеличению  степени  разделения  труда, что  уменьшает  рынок  низкооплачиваемой   рабочей  силы  в   масштабе   страны  и  ведет  к   уменьшению  прибыли.  Определенный  резерв  дает снижение  издержек    производства, но  оно  не   бесконечно (мы  видим, что  сейчас   по  исчерпании  этих   резервов   основным   путем  снижения  издержек  стало  использование   более   дешевых   материалов   в  ущерб   качеству   продукции  даже  премиальных     брендов   типа   Apple).
  2. Экологический  кризис  накладывает  требование   дополнительных  затрат  по   предотвращению   загрязнения   окружающей   среды.  Капитализм  разрушает    среду  обитания  человека.  Кризис  усилен  постоянной  экспансией  капитализма. Поддержание  окружающей   среды   может   достигаться    двумя    способами:

—  преодоление   негативных   последствий  производственной  деятельности ( использование  более  экологичных  и потому  более  дорогих технологий, сокращение  выбросов, утилизация  отходов)

—  капиталовложения   в   восстановление   ранее   использованных   ресурсов ( посадка   лесов, зарыбление   водоемов).

Как видим,  на этом  направлении отдельные корпорации занимаются экологическим мошенничеством, привлекая под нерентабельные   проекты   значительные  государственные   субсидии,  наращивая  государственный   долг.

3.  Демократизация  приводит  к   расширению  требований   населения  по   увеличению расходов  на  социальные нужды, что также  ограничивает    накопление   капитала.

4.   Растущая  социальная  нагрузка  ставит  развитые страны  на грань   фискального  кризиса, потому  что   ради сбалансированного бюджета  государство   вынуждено   ограничивать  часть  своих  функций  и  тем  самым   снижать   регулирующие   возможности. (Валлерстайн  не  предполагал, что   основным   способом  решения  проблемы   станет    ничем   не   обеспеченная   денежная  эмиссия   и   рост   закредитованности).

        Эти  факторы  приводят  к  тому, что  основные массы  населения  переходят    на   антиэтатистские  позиции,  требуя  привилегий   только  для   своих  групп.  Особенностью   современности  станет   то, что  капиталисты   будут   использовать  эти   движения   (а  не   государственные   структуры)  в    своих   целях. Поэтому  глобальный  хаос  будет   нарастать   и  капитализм  как  цивилизация  будет  распадаться.   Привилегированные   группы  постараются  сохранить   свое   особое   положение.  Хаос   будет  заменен  новым  порядком,   который  не  обязательно  будет  более  совершенным, но    более  устойчивым.

Возвышение  Восточной Азии

Капиталистическая  мир-​система  формировалась с  XVI века. Восточная  Азия стала  последним   крупным   регионом,  инкорпорированным   в   систему. Важнейшими  временными  отрезками   в  системе  выступают 50-60 летние циклы    Кондратьева   и  100-150-​летние  циклы  гегемонии.  Эти  циклы  приводят   к    географическим  сдвигам   центров   капитала   и    власти.

В  50-е  годы  США  были  единственным  центром   накопления  капитала, в   60-е  к  ним добавилась  Западная  Европа, а   в 70-​е-Япония  и  Восточная  Азия. Нисходящая  фаза   кондратьевского цикла  характеризовалась    снижением  прибыли  и   привела:

—  к  переносу   производств  в   области  с  наименьшими  издержками  (по заработной   плате),

—   переносу   активности  крупного  капитала  в  область  финансовых   спекуляций,

—  жесткой   конкуренции  между    странами-​ центрами  накопления   капитала, что   приводит   к   неустойчивости   валютных   курсов.​

Исторически    образовались   три   основных  идеологии:  

— консерватизм, отвергающий   популистские  ценности  и  необходимость  широких  демократических  перемен,

— либерализм, призывающий  к  структурированию  и   реализации   популистских   запросов,

— радикализм (под  флагом   социализма), требующий  резкой   трансформации  и усилению  общественного  контроля.

В  реальности   все  идеологии  стремились   к  государственной   власти, хотя   две   последние   на   словах   отрицают   роль   государства.  Наиболее  долго   господствующей   идеологией   был   либерализм. Поражение   России  в   русско-​японской   войне   и   Китайская  революция  1911  года   дали   толчок   к   откату   европейской  экспансии.  Отсюда  начался  перелом   европейского   триумфа    в   мироустройстве.

В 1945-1970 году  «старые   левые»  пришли  к  власти  в  различных  регионах   планеты  на  базе  либеральных  политических  программ.  Они   провели    значительные  преобразования  по  развитию  национальных  экономик, но   не   разрушили   систему   и   не   построили  демократический   мир.  Они   поверили   в    окончательный   успех,  не  понимая, что   его  невозможно достигнуть  в   рамках   капиталистической    модели. Расслоение  и поляризация  общества  усилились. Проблема  состояла  в   том, что   все   оппозиционные   партии   превратились   в   подобие   либералов,  ратуя   за   постепенность реформ. Нисходящая  фаза   кондратьевского   цикла   сильнее   ударила  по  странам  Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока  и Восточной Европы. В  большей  части    мир-​системы  господство   США  стало    серьезной   проблемой, вызывающей массовое    недовольство.

Крах  СССР  и  социалистического   содружества  поставили крест на  радикализме. Коммунистические и социал-​демократические партии, а также   ряд  национально-​освободительных  движений  были   дискредитированы  и   начали   смещение в   сторону  либо  либерального  центризма, либо в сторону фундаментализма и  неофашизма. Усилился   антигосударственный   подход   к   уровню  налогообложения,  состоянию  органов  правопорядка, государственной   функции   перераспределения  благ, недоверии  к   чиновникам. Это  привело  к  росту  криминализации  как  стремлению  наведения    порядка   собственными  силами. К  началу  XXI века  результатом   стало    снижение   роли  либерально-​центристских    государств. Единственным   регионом,  не   охваченным   ростом   антигосударственных настроений,  является   Восточная   Азия.  Наступившая   восходящая  фаза    кондратьевского  цикла   приведет  к   её   усилению.

—   Возникнет  жесткая  конкуренция  между  Японией, ЕС и США  за  лидерство (Валлерстайн  ошибся  в   отношении   Японии, её   место  занимает  Китай)

— на  фоне  ослабевания   США  усилится  конкуренция  за  роль страны-​гегемона,

— поскольку  наиболее устойчива  биполярная  конструкция, наиболее вероятным  станет  образование  союзов  противостояния  вокруг   США и ЕС,

— каждый  член  триады  будет  укреплять  связи  со  своими   регионами: США – со  странами   Северной  и  Южной  Америки, ЕС – со   странами  Воcточной  Европы  и  бывшего СССР,  Япония —  с Восточной  и  Юго-​Восточной Азией.  (как видим,  США  руками  евробюрократов  вбили   клин  между   ЕС  и Россией, и  пытаются  противодействовать  Китаю, который  отнял доминирующую  роль  в   ЮВА   у  Японии). Повышение   покупательной способности   будет   сконцентрировано  в    ЮВА.

— экологические   проблемы   потребуют   существенного   повышения   налогов  для   сохранения   биологического   равновесия.

— возрастут  претензии  населения  к  государству  в  части   минимального   размера  доходов,  здравоохранению и  образованию.

— маргинализированный   «Юг»   станет  более  нестабильным  и   усилит   мировую    дезорганизацию.

  Результатом   станет   череда   долгих  гражданских   войн  с   риском  их разрастания  до   уровня   региональных. (что  и  происходит  на  Ближнем Востоке).

                                                           Геополитика   в    исторической    перспективе 

Сегодняшний   мир   является   миром    господства    паники. При  негативных новостях   каждый   инвестор   стремится  вывести свои   средства   раньше   остальных.

— доступ    частных  инвесторов  к   краткосрочным  займам  является  инструментом спекуляций, а  не  развития.

— США  являются  не  надежным  глобальным  кредитором, а  крупнейшим  в  мире  заёмщиком.

—  производство   превышает   глобальный  эффективный  спрос, что   ведет   к    сокращению   прибыли.

—  сокращение   экспорта   и   удорожание    импорта   привели   к   дефициту  платежного   баланса  многих   стран,  который   в  свою    очередь  привел   к   долговому   кризису.

—   стремление   к   сокращению   издержек   ведет  к  миграции  производств. Сначала  они   мигрировали   в  Сингапур  и  Гонконг, затем   в   Южную  Корею, на   материковый   Китай  и  Тайвань, теперь –  во  Вьетнам  и  Индию, Филиппины,   Индонезию,  Таиланд.

ЮВА  извлекла  максимальную  выгоду  от   переноса   производств,   но   при   кризисе  мирового   масштаба   это    может   стать  толчком  к   мировой  дефляции.

                                                   Дилеммы   капиталистов   переходной   эпохи

Глобальное  разделение   труда  в   рамках ТНК   дает  возможность  избежать   контроля  со   стороны   государства,    скрыть     диспропорцию    в    распределении  прибыли   и    нарастание   поляризации   общества. (очень   важный  аспект,  который  редко   упоминают,   акцентируя   внимание   на   снижении   издержек).

 Суверенитет   государства   предполагает,  что  в  рамках  своих   границ   оно   вправе  проводить   любую  политику, принимать  любые  законы, от  исполнения  которых   никто  не   вправе  отказаться.  Внешний   суверенитет   предполагает, что   никто  не  имеет   права   покушаться   на   полномочия   государства   в   пределах   его  границ.

Ни   одно  государство  современного мира  не  является  полностью  суверенным  даже  в   пределах  своих   границ.  В   то  же   время  внешний   суверенитет  реализуется  за  счет   влияния  в   межгосударственных   институтах. Ограничение  власти  государств  отвечает   интересам   капиталистов, поскольку  позволяет им  действовать в свих интересах на   глобальном   рынке  (обратите   внимание,   автор  делает  этот   вывод раньше, чем   появились   концепции   мироустройства   в   версии   глобалистов). Государство  выступает  в   роли  «ночного  сторожа»  и  основной  его    функцией  становится    защита    прав    собственности, то   есть  сохранения   капитала.  С  этой    целью   проводились   национализация  с   выплатой  компенсаций   и  последующей  денационализацией. Налогообложение  для  капиталистов  является  покупкой    услуг   государства.  В   то    же  время  государство   служит    интересам  капитала   как   основной   инструмент   защиты   от   свободного   рынка.  Реально    существующий   рынок  отнюдь   не   свободен, поскольку  в  противном  случае   он подрывал   бы    интересы  монополий.

Для    регулирования  рынка  государство     использует:

— юридические   нормы, особенно   в  части квот,  экспортно-​импортных    операций   и   патентного   права.

— государственные  субсидии, в  которых  государство  принимает  на  себя  часть    издержек   предпринимателя (что   стало  одной  из  причин   жесточайшего    лоббирования   и  коррупции   в   условиях  падающего   спроса, а  для   некоторых – едва ли   не  единственным  источником  прибыли. Ни  о  каком  капитализме  в  данном  случае   речи  быть   не   может. Помощь  выделяется  отнюдь  не   самым  эффективным, а   тем, кто   больше   поделился).  Таким   образом   происходит  перенос   издержек   капиталиста    на   общество, поскольку  государственные   инвестиции  и   субсидии   оплачиваются   за   счет  налогов.

-​государства   являются  прямыми   покупателями  на   внутренних   рынках, контролируя  значительную  часть  спроса, поэтому    позволяют   монополистам   взвинчивать цены  в таких   областях   как   оружие   или   компьютеры.

Валлерстайн   прогнозировал,  что   нас  ожидает   снижение   эффективности   государств. По  мере   снижения   эффективности   государства   будет   нарастать   диктат  мировых  ТНК.  В   обществе   это   приведет  к    усилению   влияния   замкнутых   групп  и    росту   межгруппового     насилия. 

Автор считает, что  между  либерализмом  и  демократией   существуют   серьезные   разногласия.  Демократы  ориентированы  на   результат, либералы — на процесс.  Либерализм  полагает,  что  мир   состоит  из   индивидов, которые   ради   общего  блага   пришли  к   ограниченному  соглашению.  Они  понимают, что   величина   государственных   образований   и  сложность  специализированных   вопросов   требуют     возрастающего   профессионализма, то  есть  компетентности.   Либералы  верят  в  потенциальную   рациональность   всех  людей, но  она  является  достигаемой. В  современном   обществе   компетентность   связана   с   вопросом   профессии,  требующей  специального   образования. Поэтому  они предлагают систему  управления,  основанную  на   мнении   просвещенных  специалистов, выдвигаемых  из своей среды.  Либералы    боятся   большинства, полагая  его  властью «нецивилизованных»,   и    всегда   выражают    интересы   меньшинства,  тем   самым противореча    декларируемой   демократии   и   равенству.  Демократия  же  предполагает  участие   в  выработке  коллективных решений  людей  равных возможностей. 

Мультикультурализм  стал  проблемой  потому,  что  ему  чуждо   самоограничение.  Количество   групп    может  бесконечно  расти,  порождая    неразрешимые   споры  об иерархии   исторической   несправедливости   и   дискриминации. Кроме  того, их  сложно  перенести   на   последующие  поколения  или  учесть  в   распределении  редких  ресурсов.   (неужели  BLM  читали Валлерстайна?)

      Вместо   инкорпорирования   различных  групп  в  социум   происходит его дробление.  Мультикультурализм   рухнет   вместе  с   капитализмом.

                                                               Интеграция   и   отмежевание

Большинство  суверенных государств  состоят  из  «демоса», то  есть  граждан, а  не  этноса, поэтому  являются   юридическим  и географическим, а   не   культурологическим   образованием.   В  то  же   время  возникла  категория  неграждан   и  порядок  предоставления  гражданства.  Если гражданство  является  категорией  юридической, то  интеграция – культурологической,  она  требует  значительно  большего  времени.   Зачастую  деление  на   граждан  и  неграждан   способствует    как    образованию  маргинализированных  групп,  так   и  росту  националистических  настроений.    Кроме того,  это  серьезно  подрывает  национальную   ориентированность  политической  борьбы  в   государстве  и  сам институт  гражданства   как   стабилизирующий   фактор   государства. Дополнительным  и усложняющим  элементом  становится   система   квот  во  всех  институтах (образование,  трудовая   деятельность, государственная  служба).  Вместо   консолидации  общество  занято   поиском  групповой  идентичности. Вместо   интеграции  групп   в  более  крупные  сообщества  идет  размежевание групп   на  более   мелкие  (женщины делятся  на  белых, черных, азиатов, латинос). Как  мы  видим  сегодня, в  США  это  успешно  доведено  до   абсурда   даже   в   кинематографе.

Сегодня  миру  угрожает    пришествие  тех, кто  не  хочет  ни  инкорпорированности,  ни   компетентности.   Очень  серьезное   противоречие   нынешней  ситуации – государства  мешают  капиталу   действовать  по  своему  усмотрению, но   без   поддержания  порядка  силами   государства    капитализм   разрушится.  Капиталистическое  мирохозяйство не может существовать  без поддержки   государств,   связанных  межгосударственной  структурой. Государства  принимают  на  себя  часть издержек    производства,  смягчают   классовую   борьбу  за  счет  полицейских  функций  и  перераспределения   части   доходов  и   гарантируют  защиту  собственности.

Многочисленные   социальные   изменения  общества  практически  не  изменяют  его  социальную  иерархию. Основной  принцип  капитализма – приоритет  бесконечного  накопления   капитала.  Для  этого  созданы   институты, поощряющие  и  защищающие  тех, кто   главной   задачей  считает  накопление  капитала. Все  социальные  процессы  носят   колебательный  характер  в   циклическом  ритме. Ослабление  государства  порождает  неуверенность  предпринимателей  и  создание  все  большего   числа   частных  охранных   структур.

      Главной  проблемой  планеты  является  несоответствие  материально-​технического   прогресса  чудовищному расслоению   и    поляризации   населения.

На    протяжении   следующих  50   лет  мир   будет  более  жестоким.

—  США  больше  не   располагают  тремя  компонентами  военной  мощи – денежными  средствами, готовностью   населения   нести  военные издержки   и   политическим  контролем  над   миром.

—  в  течение  следующих 25  лет расширится  круг   стран, обладающих ядерным  и   биологическим   оружием.

—   растущая   миграция   с   Юга   на   Север.

Это вызовет:

— рост  правых  движений  в  богатых странах   за   ограничение   притока  мигрантов  на   фоне   роста   легальной   и   нелегальной   миграции,

— формирование  сосредоточенного   в   городах  низшего  класса  по  этническому   принципу  с    огромной   претензией   к    обществу.

 Мир   потерял   оптимизм   в   отношении   будущего   даже   для   своих   детей.   Это   уничтожает   терпимость   к    либеральному  государству   и    его   приемлемость   в   качестве   политической   структуры. Этот   поворот   против   государства   является  мощной   дестабилизирующей   силой.

Демократизация   усиливает  беспорядок,  так   как   сведена   к   требованию    равного   доступа    к   трем    основным   благам:  приемлемый  доход (пенсия),  доступ   к  образованию   для  детей  и  адекватное   медицинское   обслуживание.  Это  очень    дорого  даже   для   богатых  стран  и  требует  новой   системы  распределения   мировых    ресурсов.

Общественные  науки   и   современное   общество

         Правильное   понимание   современного   мира   формирует  лучшие  условия  для    управления    обществом   и   полного   раскрытия   человеческого  потенциала.  Вера  в  то, что  общество   и   мир   могут   стать    лучше  для   всех   и   для   каждого, служила   краеугольным  камнем   модернизации  общества.  При этом   часто игнорировался   такой  важный  вопрос, что  кроме   изменения  правовых норм,  люди  должны  стать более   нравственными.  Индивидуальное  преодоление  греховности оставалось  дискурсом  религии, а   не    реального   мира.  Существует  серьезное  противоречие   между  декларируемой   центральной   ролью   индивида   и   коллективистской  геокультурой.

      Общество  длительное  время  нацелено   на   экономические   материальные  выгоды   и   ориентиры.  Заявление  о  достижении   равного  доступа  к  материальным  благам  и  отсутствии  привилегий   при  капитализме  недостижимо, поскольку  перераспределение   материальных   благ  в   виде  изъятия  у  большинства  и  присвоения   меньшинством   не является  справедливым. Если  в   области  естественных наук  капитализм  рационален  и  способствует  техническому  прогрессу, то  в  области общественных  наук  и  общественных   движений   он   использует    достижения  для   подавления   классовой   борьбы   и  управления  переменами.

Существует  три  основных  идеологии   как  программы  управления  переменами:  правая, центристская  и  левая   или   консерватизм,   либерализм   и   радикализм (социализм).  (сравнение  социализма и   радикализма  с  моей точки зрения  некорректно, поскольку  радикализм   может   присутствовать  в  любой  идеологии).   

       Консерваторы  обращаются  к  традиционным ценностям — семья, религия, монархия, община   и   утверждают, что   изменения  должны   быть   одобрены  большинством    традиционных   структур.

       Радикалы  полагают,  что  изменения  должны  проводиться  оперативно  на основании   «всеобщей»  воли   народного   суверенитета.

     Либералы  предлагают  принятие   постепенных   рациональных  решений  на  основании  экспертных оценок, отрицая  как    неизменность  традиционных   ценностей, так  и  «прихоти»  большинства.

Основной   доктриной  либерализма  является   уверенность  в   способности  человека  к  совершенствованию. На  практике  это   совершенствование  ограничено  и необязательно    и   во  многом  формируется  обществом. Это  противоречит  самой   либеральной  концепции   первичности   индивида  и  ограниченного  круга  вопросов  взаимодействия   с   обществом.

Валлерстайн  ссылается  на  важную   работу  Фрейда  « Недовольство  культурой», в   которой   описывается  главная  проблема  нынешней  жизни  с  точки зрения  психоанализа  — она  приносит много  боли,   разочарований   и   неразрешимых  проблем.  Фрейд  выделяет три источника  страдания:  всесилие природы,  бренность  тела  и   недостатки   учреждений, регулирующих  взаимоотношения  людей  в  обществе.

Два   первых  мы   признаем  объективными  и, принимая  их  во внимание,      подчиняемся,   стараясь   только   смягчить   последствия. Третий  мы  пытаемся   устранить, поскольку   не  понимаем  — как   созданные   нами   институты  могут  быть  не   защитой,  а   бедой.  Поэтому  либерализм  длительное   время  пользовался  широкой  народной   поддержкой.

Для  компенсации  неудовлетворенности   нужны     средства   облегчения:

сильное   отвлечение;     — заменители удовлетворения, частично его замещающие;  —наркотики, делающие  несчастья  неощутимыми.

Рост  употребления  наркотиков    является  одним  из  признаков  роста  неудовлетворенности   устройством   общества.

На  протяжении  всей   истории   противостояние   между народом  и  властью  принимало  разрушительные  формы:  забастовки,  бунты,  восстания. Их опыт показал, что   для  изменения    общества   оппозиция   должна   быть   организована, а  системная трансформация — спланирована.  Это  приводит  к   бюрократизации  революции. В качестве  основы   организации   лежат   три   постулата:

— власть   уступает   оппозиции   только   если  считает  предлагаемые  изменения  наименьшим  злом,

—  слабые  группы  могут  стать  сильными  только  в   рамках  организации,

—  изменения  во   власти   начинаются   с   изменения  государственных структур.

На самом  деле  за  многие  десятилетия  при  формальном допуске  к  власти большинства   населения, оно  не  обладает  реальной  властью. Вносимая  либералами идея  о   светлом   будущем   являлась   своего   рода   наркотиком. Бюрократизация  оппозиции  привела  к   ограничению  народного  протеста, и косвенной  защите  существующих   привилегий, переводя  протест   в   бесконечные   дискуссии.  В результате  в   народных  массах  в   90-е годы  сформировалось  разочарование  в государстве. Это  привело   к   разрушению   либерального   индивидуализма   и  формированию   большинства,  объединившегося  против каждого индивида в отдельности.  Сущность  его   состоит  в   том, что   члены   общества   ограничивают  себя  в   свободах   в   общих   интересах  вопреки   требованию  индивида   об  отсутствии    ограничений.  Требование   справедливости   заключается  в   гарантиях правопорядка  и   отсутствии   их   нарушений  индивидом.  Свобода   ограничивается   с   развитием  культуры.

В    настоящее   время   все   гарантии,   предлагавшиеся  властью   как  для   своих, так и для угнетаемых,  в   капиталистическом  мире  исчезли.  Социальный   оптимизм   сменен   социальным  пессимизмом. Современный  мир  имеет  высокую  степень  дифференцированности.  Это обуславливает   более   узкую   специализацию  субъектов  и  открывает  путь  для  индивидуации. Раздробленность  существует  даже  в  науке  и выражена  в   существовании  десятков  исследовательских  организаций, работающих  по  одним  и   тем  же  проблемам  при  минимальной  координации  действий. Каждый  исследователь  стремится  быть  оригинальным  и  стать  членом  меньшей   группы.  Сквозные   темы   не  уменьшают многообразие  специализаций, а   приводят  к  созданию  новых  специализаций.  Это  неэффективно   и   иррационально  по  отношению  к   интересам общества.   В настоящее   время    на  первый  план  должны  выдвигаться  проблемы, интересующие всех ученых. Современные  технологии   обеспечивают   масштабный    контроль  за   индивидом   и   реализуют  описанную  Маркузе   репрессивную  толерантность.

Сложность  проблем   требует  общего  понимания  и единого   подхода   к   их   решению.  Таким  образом,     в   развитии  общества   существуют  два противоположных   направления.

Серьезной   проблемой   является   евроцентричность    общественных    наук, выраженная   скорее   в   культурном, а    не   географическом  значении.  Большинство центров   общественных   наук   зародилось  в  период господства  Европы  в  мир-​системе и   было   сконцентрировано   в   пяти   странах:  Франции, Германии,  США,  Великобритании  и   Италии.   Евроцентричность    выражена  в   возвеличивании западной  цивилизации  и навязывании  своей  теории прогресса.  Процесс  деколонизации   Азии   и   Африки   привел  к   серьезной  критике  евроцентричной  системы   в первую  очередь    с   точки  зрения   ограниченности   её   применения  ко  всему  миру   и   значимости   европейских   успехов.   Не   оспаривая   богатство   и  технологические  успехи  европейских  стран,  не следует  игнорировать  достижение  богатства  за  счет колониального   ограбления   мира, в   том   числе   далеко  не  гуманными   методами.  Универсализм  европейской  теории  в   отношении   применения  по   всему миру   подвергается  сомнению, поскольку  европейская  цивилизация  не  является  единственной   и   имеет  серьезные  отличия  от   иных, начиная  от  базовых  понятий:  государства,   семьи,   религиозных    институтов,  общества.  Однако европейская  цивилизация  полагает  допустимым   вмешательство  в политическую  и   экономическую   ситуацию  в   различных   регионах   планеты  под  предлогом  цивилизационных  ценностей, возводя   их   в   абсолют.   Набор  базовых  ценностей, выдвинутых Европой    в  эпоху  господства  над   миром, принижает системы  ценностей, господствующие  в  других   частях   мира. Кроме  того,  не  все  европейские достижения   являются   позитивным, в   том   числе   и  капиталистический   путь  развития. Буржуазии  не удалось навязать свои устои  и стиль  жизни  всем институциональным  группам, в   том   числе   в   самой  Европе.  Капитализм  в  Европе   не   был   неизбежен,  желателен   и   прогрессивен  в   полном   смысле  этих слов.  Негативные  последствия  капиталистической  трансформации в  Европе  ощущаются   до  сих   пор.

Для   преобразования  общества   общественные  науки   должны   перейти  к  пониманию   социальной   реальности   и  преодолеть раскол  между  философией  и естествознанием.  Секуляризация  (снижение  роли   религии)   в   жизни   общества   требует  от   философии  объединения   с   наукой   ради   познания  не   только  истины, но    и   блага.  Политика      должна    быть   неизбежно   совмещена  с   моралью   и   применять   общечеловеческий   разум  для   решения   проблем.

С   конца  XIX  века  ряд   ученых   утверждает,  что   происходящие  в  материальном мире  процессы   развиваются  по  неравновесным  траекториям  и  равновесие  является исключением.     Исследователи   подчеркивают, что   социальные  системы  являются  самыми    сложными   из   исследуемых   и  социальная  реальность  крайне неоднородна.   

Со  времени  Французской  революции  обществоведение  пытается  соединить   поиски    истины  и   блага.   Не  имея  возможности  опровергнуть   способность   естествознания    описать   материальный   мир,  философия  выделила    область человеческого    и    нравственного  в   особую  сферу,  минимизировав  в    исследованиях   принципы   естествознания.  Именно   поэтому   в   рамках   английской  терминологии    они   называли   себя   гуманитариями.  Валлерстайн  придает  большое значение  теории  Леопольда   фон   Ранке, который   утверждал,  что  социальная  реальность   познаваема   и  это   знание   может   быть      объективным  на  основе  фактологии. Но  этому  препятствовало  сокрытие   властями   архивных   документов, особенно   в   отношении   близких  или   текущих   событий. Поэтому  анализ проводился   на  основании  неточных, неполных   или   устаревших   данных.  Это принижает   ценность   результатов   и   затрудняет  выбор   траектории  движения.  При этом   вопросы   блага   всегда   крайне   политизированы   и   могут  быть  чужды  традиционной   культуре.   Анализ   продуктов  культуры  зачастую   проводится   с  точки    зрения     политэкономических,  а   не    общеэстетических   норм.   В таких условиях  реальность   зачастую  оказывается   сконструированной   с  помощью  ученых, а  не   традиционной     нормой.

 По  мнению  Валлерстайна  состояние  «мировой   войны»  делает    функционирование   капитализма    неэффективным,  так   как   увеличивает   дезорганизованность  и  издержки.  Либерализм  показал   свою   несостоятельность   после  1968 года, поскольку  реальное   состояние  экономики  и  конечность   периода  легкоизвлекаемых   ресурсов    показали,  что   жизнь следующего  поколения  будет   сложнее.    По   мнению   автора, капиталистической  мир-​системе  в   нынешнем  виде  осталось  не   более  50  лет   (книга  написана  в  2003 году).

 

Комментарий автора:

   Мне  кажется,  что   простой  и доступный  язык  Валлерстайна  без  сложных  исторических  экскурсов и обилия  философских терминов   дает   возможность   охватить   складывающуюся   картину   мир-​системы   и   причин  её  противоречий.   Единственная   его   ошибка  состояла  в     предположении,  что     центром     Юго-​Восточной   Азии   должна   была   стать  Япония.

Источник:  https://aftershock.news/?q=node/960029

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − 4 =