Роман Барский.Позор Европы.Евгеническая стерилизация «непригодных» | Куликовец

Роман Барский.Позор Европы.Евгеническая стерилизация «непригодных»

Летом 1997 г. имя 72-летней Марии Нордин из Швеции внезапно стало известно всей Европе. Евгенические идеи были распространены в большей части Европы в течение 1920-х
и 1930-х гг. с насильственной стерилизацией «непригодных».
Мария Нордин родом из бедной семьи. В детстве была близорукой, в школе — медлительной, именно это послужило причиной того, что она была насильно доставлена в закрытое лечебное учреждение и в конце концов отпущена в подростковом возрасте, но только после стерили- зации.Дело Марии Нордин отнюдь неуникально.
Она была одной из примерно бО тыс. человек, подвергшихся стерилизации в Швеции в период между 1935 и 1976 ГГ. Большинство ИЗ НИХ — женщины, отмечены как психически
неполноценные, хотя, скорее всего, имели лишь незначительные физические или социальные недостатки.
Существование евгенической стерилизации сильно поколебало шведское общественное мнение и подорвало репутацию шведского государства. Законы о стерилизации были введены на всей территории Скандинавии, а также в большинстве штатов США. В отчете Брока 1934 г. перечислены 10 западных стран, которые ввели или вводят законы о стерилизации. Германия не была первой.
Поскольку шведская реформа социального обеспечения активно рекламировалась как образец для остальной части Европы, евгеническая стерилизация не могла остаться незамеченной. Шведская приверженность евгенической стерилизации особенно подчеркивалась в широко известной работе Альвы и Гуннара Мюрдаля «Вопрос о кризисе населения 1934 года». Книга стала бестселлером и была переведена на английский язык в 1940 г. Ее продолжение «Нация и семья» Альвы Мюрдал вышло на английском языке в 1941 г. Обе книги убедительно аргументировали необходимость стерилизации по евгеническим мотивам. Евгеника (от др.-греч. ЕйУЕvПС — хорошего рода, благородный) — учение о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. Учение было призвано бороться с явлениями вырождения в человеческом генофонде.
Евгеника восходит к представлениям о хорошем роде. И как движение за улучшение природы человека евгенику обычно относят к деятельности полулегендарного основателя Спарты Ликурга, где, как известно, была традиция не оставлять в живых детей, роди вшихся ослабленными, и сбрасывать их со скалы.
О евгенике как о социальном движении обычно говорят, подразумевая два варианта достижения цели улучшения человека. Первый вариант называют позитивной евгеникой. Это ситуация, когда из множества вариантов того или иного признака отбирается тот, который признается обществом лучшим. Причем это признание необязательно базируется на каких-то научных представлениях. Это может быть обыденное представление о востребованности, например, карих глаз или высокого интеллекта.
Второй вариант евгеники — так называемая негативная евгеника. Цель подразумевается та же, а вот методы другие. О негативной евгенике говорят в том случае, когда от выполнения продуктивной функции, от рождения детей, тем или иным способом отстраняются те, чьи признаки расценены как невостребованные в обществе, например носители тех или иных психических или соматических заболеваний. И, конечно, методы устранения негуманны: либо стерилизация, либо умерщвление.
Евгеника начинается как социальное движение с деятельности двоюродного брата Чарльза Дарвина Фрэнсиса Гальюна. Гальюн исходил из представления о том, что талант и интеллект есть наследуемые признаки, и человечество должно относиться к своему продолжению рода так же внимательно и ответственно, как выводит новые породы домашних животных или новые виды растений. Он предлагал распространить дарвиновские представления об искусственном отборе на человека. Но при этом прекрасно понимал, что заставить человека принудительно скрещиваться и отбраковывать до 95 % поколения, как это происходит при искусственном отборе растений и животных, невозможно. Поэтому
Гальтон предлагал возвести евгенику в ранг своего рода религии, для того чтобы каждый человек просто верил в то, что выполнение продуктивной функции, т е. рождение детей, должно быть неслучайным.
Такая пропаганда идеи улучшения человеческой природы в целом увенчалась успехом. И в год смерти Гальтона — а умер он в 1911 г. — уже во многих странах мира стали создаваться евгенические общества, издаваться евгенические журналы.
Стерилизация рекламировалась как дешевый и простой способ удаления из генофонда групп угрозы — совершающих преступления,
от таких очевидных целей, как безумные, до любого класса «дефектных», или даже более широко, до тех, кого евгенисты назвали «группой социальных проблем».
Интересно, что когда в 1930-е гг. в Британии, как и во всей Северной и Центральной Европе, началось евгеническое движение за стерилизацию «социально неэффективного населения» из «неблагополучных групп», то сорвал все это странный союз левых и правых:левые рабочие активисты избивали инспекторов евгенических обществ, а католическая церковь бомбила правительство протестами и запросами. В итоге тори испугались последствий и влияния их на выборы. К 1938 г. евгенические медицинские сообщества были закрыты. Но в британских колониях все обстояло иначе. В Индии и Сингапуре, например, место в школе получали, показав справку о стерилизации, равно как и пособия при наличии двух детей можно было получать, только пройдя стерилизационную операцию. Проект закона 1931 г., внесенного в парламент, предполагал, что в целом «здравоохранение и социальное обеспечение предназначались только для тех, кто ведет респектабельный образ жизни».
Утверждалось, что «стерилизация дефектных членов общества» является неизбежным следствием великого социологического процесса адаптации, который переживает цивилизация. Евгенисты успешно воспользовались поддержкой двух важных правительственных докладов: доклада Вуда о психическом дефиците 1929 г. и отчета о стерилизации 1934 г. В докладе Вуда описана социально проблемная группа, охватывающая безумных, но также и «эпилептиков, нищих, преступников (особенно рецидивистов), отстающих в обучении школьников, безработных, обычных обитателей трущоб, проституток, пьяниц и других социально неэффективных людей». Было подсчитано, что в Англии и Уэльсе группа с социальными проблемами составляла не менее 10 % населения (от 4 млн человек). По оценкам доклада, 300 тыс. человек официально классифицировались как умственно отсталые; из них 100 тыс. были тяжелыми случаями, «опасными для нации».
Евгенисты были склонны включать такие недостатки, как слепота или глухота, в число серьезных физических недостатков и утверждали, что эти люди также могут быть кандидатами на стерилизацию из-за связанных с указанными заболеваниями психических нарушений.
Благодаря успеху в распространении тревоги среди высших социальных слоев, евгенисты получили широкую поддержку. Эта поддержка создала возможность для решительного вмешательства на политическом фронте. Период между 1930 и 1936 гг. стал кульминацией кампании стерилизации в Британии. Причина была решительно поддержана общественным истеблишментом, и Британия, казалось, была на грани введения одного из самых широких законов о стерилизации. Но движение стерилизации рухнуло в своем последнем препятствии.Источник:Журнал Наука и Техника №7 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × четыре =