Самсонов Александр. Как русские «турецкий флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили, в пепел обратили…»

250 лет назад русская эскадра в Чесменской бухте Эгейского моря полностью уничтожила турецкий флот. Русские моряки потопили и сожгли весь вражеский флот: 16 линейных кораблей (1 корабль захватили) и 6 фрегатов!

Подготовка похода

В 1768 году началась очередная русско-турецкая война. Россия тогда не имела флота в Азовском и Чёрном морях. В Приазовье, Причерноморье и Крыму господствовала Турция. На Чёрном море безраздельно хозяйствовал турецкий флот. Тогда в Петербурге решили направить эскадру Балтийского флота в Средиземное море и тем самым поддержать армию в Причерноморье.

Зимой 1769 года из состава Балтфлота сформировали эскадру из 15 вымпелов: 7 кораблей и 8 других боевых судов. Эскадру возглавлял один из самых опытных русских флотоводцев – адмирал Григорий Андреевич Спиридов. Он начал военно-морскую службу ещё при Петре Великом. Общее командование над экспедицией принял граф Алексей Орлов. Первая Архипелагская экспедиция должна была пройти вокруг Европы, выйти к берегам Греции и Архипелага (острова Эгейского моря между Грецией и Малой Азией). В Греции разгоралась национально-освободительная борьба против османского ига. Русские моряки должна были поддержать единоверцев.

Поход был сложным мероприятием. До этого русские корабли ходили только на Балтике, преимущественно в Финском заливе. Опыта дальних походов не было. Только отдельные торговые суда покидали Балтийское море. Русским кораблям нужно было бороться со стихией и противником вдали от своих баз, имея нужду буквально во всём, что нужно в дальнем походе.

 

Адмирал Григорий Андреевич Спиридов

 

Переход в Средиземное море

В июле 1769 года корабли Спиридова вышли из Кронштадта. 24 сентября русская эскадра прибыла в английский порт Гулль. Здесь корабли ремонтировали – переход из Балтики в Северное море был трудным. После двух недель отдыха и ремонта эскадра Спиридова продолжила поход. В Бискайском заливе русские корабли сильно потрепало. Некоторые корабли были сильно повреждены. Дальний поход показал, что корпуса кораблей недостаточно прочной конструкции. Кроме того, плохая вентиляция, отсутствие лазаретов и плохое обеспечение Адмиралтейством экипажей всем необходимым привели к массовым заболеваниям. Команды кораблей постоянно испытывали нехватку свежей пищи, воды, снаряжения и одежды.

Около месяца корабли Спиридова шли от Англии до Гибралтара – свыше 1500 миль без остановок и отдыха в портах. В ноябре 1769 года русский флагман, корабль «Евстафий», миновал Гибралтар, вошёл в Средиземное море и прибыл в Порт-Магон (о. Минорка). В феврале 1770 года эскадра прибыла в Порт-Витула на южном побережье Мореи (Пелопоннеса). Русские моряки должны были поддержать национально-освободительное движение греков против османского ига. Екатерина II планировала использовать греческих повстанцев против Турции, что облегчало действие русской армии на Дунайском фронте. Для налаживая связи с восставшими и их поддержки был отправлен граф А. Орлов, на которого возлагалось общее руководство экспедицией.

 

И. К. Айвазовский. Чесменское сражение

 

Бои в Морее

Население Пелопоннеса с большой радостью встретило русских моряков. Тысячи добровольцев влились в боевые отряды, которые развернули боевые действия в глуби полуострова. Русская эскадра с основной частью десантных сил занималось осадой крепостей на побережье Греции. Так, в конце марта 1770 года русские войска под началом бригадира морской артиллерии осадили Наварин. 10 апреля крепость сдалась. Наварин стал базой эскадры Спиридова. Однако на суше боевые действия завершились поражением. Турки перебросили подкрепления, начали карательные операции и нанесли поражение повстанцам. На побережье русские не смогли взять крепости Корон и Модон. Эти крепости противника были хорошо защищены.

Османское командование, узнав о взятии русскими Наварина, решило блокировать там противника. На суше к Наварину двинулась турецкая армия, а из турецких портов к крепости направился флот. Тем временем из Петрограда к берегам Греции подошла вторая русская эскадра под началом контр-адмирала Эльфинстона (3 линейных корабля, 2 фрегата). Она вышла из Кронштадта в октябре 1769 года и в начале мая 1770 года подошла к Пелопоннесу. 16 мая корабли Эльфинстона около острова Специя увидели вражеский флот (10 линейных кораблей, 6 фрегатов и другие суда, включая несколько гребных). Османы имели более чем двойное превосходство в числе кораблей, но поспешили отступить в порт Наполи-ди-Романья, под прикрытие береговых батарей. Они считали, что видят перед собой только русский авангард, за ним идут главные силы. Русские корабли атаковали вражеский флот. Несколько часов продолжалась перестрелка. Напугав врага, русская эскадра отошла от порта. 17 мая Эльфинстон повторил атаку. После перестрелки турки поспешили спрятаться под защиту береговых батарей. Ввиду полного превосходства сил врага Эльфинстон не мог блокировать Наполи.

Тем временем оборона Наварина стала бессмысленной. Турки обложили крепость, разрушили водопровод. В ночь на 23 мая русский гарнизон взорвал укрепления и перешёл на корабли. Ещё до оставления Наварина основная часть эскадры Спиридова вышла в море на соединение с Эльфинстоном. Две русские эскадры встретились у острова Цериго. 24 мая вблизи острова Специя турецкий флот снова встретился с русскими кораблями. В течение трёх суток корабли противников стояли в пределах видимости, но штиль мешал начать сражение. Воспользовавшись благоприятным ветром турецкие корабли ушли.

Таким образом, поднять масштабное восстание в Греции и создать там христианское государство не удалось. Сил для решения такой масштабной задачи было мало, русский флот действовал за многие тысячи километров от своей базы. По этой же причине русские не могли организовать, подготовить и оснастить греческую армию, способную противостоять туркам. Однако русская эскадра смогла решить задачу отвлечения сил врага от Дуная. Константинополь, встревоженный восстанием в Морее и угрозой распространения национально-освободительного движения на другие области империи, и действиями русской эскадры, вынужден был направить сюда значительные сухопутные и военно-морские силы. Это ухудшило военно-экономические возможности Турции в войне с Россией.

 

Начало боя в Хиосском проливе 24 июня 1770 года. Якоб Филипп Гаккерт

 

«Играть до последнего!»

Почти месяц корабли Спиридова искали противника в Эгейском море. В середине июня к ним присоединились корабли, которые последними покинули Наварин. Все силы русского флота в Средиземном море объединились: 9 линейных кораблей, 3 фрегата, 1 бомбардирский корабль, 17—19 малых судов, около 730 орудий, около 6500 человек. Спиридов и Эльфинстон имели равное положение и поссорились из-за того, что врага упустили у Наполи. Общее командование принял Орлов. 15 (26) июня русские корабли запаслись водой на о. Парос, где узнали, что враг был здесь три дня назад. На военном совете было решено идти к острову Хиос, а если там османов не будет, к острову Тенедос на выходе из Дарданелл, чтобы блокировать их.

23 июня (4 июля) 1770 года, при подходе к проливу, отделяющему Хиос от материка, около крепости Чесма, неприятельский флот был обнаружен. Тут выяснилось, что у турок десятки кораблей и судов, включая 16 линейных кораблей, 6 фрегатов, 6 шебек и масса малых судов. На вооружении турецкого флота было 1430 орудий. Общий экипаж составлял около 16 тыс. человек. Это было полной неожиданностью для русского командования. В Хиосском проливе находились основные военно-морские силы Османской империи. Противник имел двойное превосходство. Кроме того, противник занимал удобную позицию – у берега в двух линиях, фланги упирались в берег. В первой линии было 10 кораблей, во второй – 4 корабля и 6 фрегатов. Между двумя боевыми линиями и берегом располагались остальные суда. На берегу бы возведён большой лагерь. Командующий турецким флотом адмирал Хосамеддин (Хусамеддин) Ибрагим-паша находился на береговом командном пункте, адмирал Гассан-бей (Гаси Хассан-паша) на флагмане «Реал-Мустафа».

Граф Орлов растерялся. Однако большинство командиров и матросов горело желанием помериться силами с врагом. Энтузиазм экипажей, просьбы Спиридова и капитанов кораблей убедили главнокомандующего, что русский флот готов к решительной битве. На военном совете было решено атаковать неприятеля с севера. Авангард возглавлял Спиридов, основные силы – Орлов, арьергард – Эльфинстон. Головным был 66-пушечный корабль «Европа» капитана 1-го ранга Клокачёва, за ним 68-пушечный флагман Спиридова «Евстафий», далее 66-пушечный корабль «Три Святителя» капитана 1-го ранга Хметевского. Далее следовали 66-пушечные корабли «Святой Иануарий» и «Три иерарха», 68-пушечный «Ростислав» капитана 1-го ранга Лупандина. В арьергарде были 66-пушечный «Не тронь меня», 84-пушечный «Святослав» и 66-пушечный «Саратов».

24 июня (5 июля) 1770 года русская эскадра начала сближаться с врагом. Сначала корабли выходили к южному флангу противника, затем, развернувшись, занимали позиции напротив турецкой линии. Османы открыли огонь в 11 часов 30 мин. – 11 часов 45 мин., на расстоянии около 3 кабельтовых. Под вражеским обстрелом русские корабли вплотную сблизились с неприятелем и открыли огонь в 12 часов с близкой дистанции – 80 саженей (около 170 метров). При этом передовой корабль «Европа» пытался подойти к врагу ещё ближе, но из-за угрозы подводных камней, повернул и на время вышел из линии. Головным кораблем стал флагман. Турки сконцентрировали на русском флагмане огонь сразу нескольких кораблей. Однако флагман уверенно атаковал врага. На кораблях играли марши. Музыкантам дали приказ: «Играть до последнего!» В свою очередь «Евстафий» сосредоточил огонь на турецкой флагмане «Реал Мустафа». К исходу первого часа все корабли заняли позиции и открыли огонь.

Второй русский корабль, «Три Святителя», попал под сильный огонь. Снарядами были перебиты брасы (часть такелажа), и корабль снесло прямо в середину турецкого флота. Русский корабль оказался среди судов врага, которые вели огонь со всех сторон. Положение было крайне опасным, однако русские моряки не растерялись. Хметевский был ранен, но продолжал руководить боем. На корабле были повреждены мачты, появились подводные пробоины. Но «Три Святителя» продолжал вести бой, обстреливая сразу две линии противника. Около 700 снарядов русские артиллеристы обрушили на врага, расстреливая османские корабли практически в упор. Многие турки, не выдерживая сражения, бросались в воду.

Корабль «Иануарий» капитана 1-го ранга Борисова, пройдя вдоль боевой линии врага, вёл огонь сразу по нескольким кораблям. Сделав поворот, снова пошёл к неприятелю и занял позиции против одного из кораблей османов. За ним следовал корабль «Три иерарха» бригадира Грейга. Он также вёл сильный огонь по противнику. Русские моряки действовали с такой близкой дистанции, что поражали врага не только из орудий, но и ружей. Турки не выдерживали такого боя, снимались с якорей и бежали. При этом корабли были сильно повреждены.

В центре сражения по-прежнему был русский флагман. «Святой Евстафий» настолько приблизился к турецкому флагману, что его ядра насквозь пронизывали обо борта неприятельского корабля. Русский корабль также получил сильные повреждения. По нашему флагману вели огонь несколько вражеских кораблей. Корабль Спиридова стало сносить к турецкой линии. «Евстафий» подошёл к турецкому флагману вплотную. Началась перестрелка из ружей и пистолетов. Затем русские пошли на абордаж. Турки отчаянно сопротивлялись, но русские моряки шаг за шагом их теснили. Один из храбрецов, несмотря на ранение, захватил вражеское знамя. Турецкий адмирал сбежал с корабля. Вскоре огромный турецкий флагман был почти весь захвачен. Османы держались только на корме и нижних палубах. «Реал-Мустафа» горел. Русские матросы попытались потушить огонь, но не смогли. Огонь быстро распространился по линейному кораблю, охватывая паруса и мачты. Пылающая мачта упала на наш корабль и пожар распространился на «Евстафий». Огонь попал в погреб боеприпасов. Русский флагман взорвался. Через несколько минут взлетел на воздух и турецкий корабль.

На минуту в проливе установилась тишина. Люди были потрясены трагедией. На двух кораблях спаслись немногие. Спиридов со своим штабом успел покинуть «Евстафий» и перебрался на ближайший фрегат. Шлюпки подобрали в воде командира корабля капитана 1-го ранга Круза и около 70 человек. Свыше 630 человек погибло. Сражение ещё некоторое время продолжалось, но сопротивление османского флота с каждой минутой ослабевало. К 14 часам турецкие корабли отступили в Чесменскую бухту под защиту береговых орудий.

 

Схема сражения в Хиосском проливе 24 июня и Чесменского боя 26 июня 1770 года. Источник: Боевая летопись русского флота

 

Чесменский разгром

Чесменская бухта, расположенная на берегу Малой Азии, была удобной гаванью. Высокие берега закрывали её от ветров, а батареи при входе в бухту защищали со стороны моря. Османы считали, что многие русские корабли нуждаются в ремонте, поэтому противник не посмеет снова пойти в атаку после ожесточённой Хиосской битвы. Адмирал Хосамеддин полностью положился на береговые батареи и отказался от выхода в море, чтобы оторваться от русских кораблей. При этом турки усилили береговые позиции, на них с кораблей свезли дополнительные орудия.

На русской эскадре вечером 24 июня (5 июля) было проведено совещание. Русские командиры видели, что противник деморализован, корабли сильно повреждены и расположены скученно. Было решено не дать давать врагу времени на восстановление и добить его прямо в бухте. 25 июня (6 июля) русские корабли блокировали вражеский флот в Чесменской бухте. Бомбардирский 12-пушечный корабль «Гром» выдвинулся вперёд и начал обстрел с дальней дистанции. Бригадир Ганнибал получил приказ подготовить брандеры — плавсредства, начиненные взрывчатыми и легковоспламеняющимися веществами. Их подготовили из небольших шхун, наполнили порохом и смолой. Отобрали добровольцев для экипажей.

Из-за узкого входа в бухту для атаки врага было выделено 4 корабля, бомбардирский корабль и 2 фрегата: «Европа», «Не тронь меня», «Ростислав», «Саратов», «Гром». Фрегаты «Африка» и «Надежда» с 4 брандерами. К вечеру 25 июня русские корабли были готовы к атаке. Около полуночи «Ростислав» дал сигнал к началу операции. В полночь 27 июня (7 июля) русские корабли подошли ко входу в бухту. Вскоре турки обнаружили противника и открыли огонь. Русские корабли под сильным обстрелом продолжили движение. Первым прорвался в бухту и вступил в бой корабль «Европа» под началом Клокачёва. За ним прошли и остальные корабли. Фрегаты и бомбардирский корабль остались у входа в бухту и вели огонь по береговым укреплениям.

 

Схема морского сражения в Чесменском заливе. 6/7 июля 1770 г.

Русские с дистанции в 200 метров вели огонь по самым крупным вражеским кораблям. Шёл ночной бой. Вскоре один из турецких кораблей под огнем «Грома» и «Не тронь меня» загорелся и взлетел на воздух. Османские корабли стояли очень скученно, поэтому пылающие обломки посыпались на другие суда. Загорелись ещё два корабля. За ними запылали и другие. Около 2 часов ночи, когда взорвалось ещё два корабля, началась атака брандеров. Русские корабли временно приостановили стрельбу. Когда турки поняли, что это брандеры, они открыли по ним сильный огонь, на перехват пошли галеры. Первые три судна не достигли цели: один брандер захватили турки, другой сел на камни, третий промахнулся. Только четвертый брандер под началом лейтенанта Ильина сумел сблизиться с 84-пушечным кораблем. Ильин зажёг фитиль, перешел с матросами на шлюпку и направил горящее судно на врага. На корабле начался сильный пожар, и он вскоре взорвался.

Успешная атака Ильина усилила поражение вражеского флота. От горящих обломков занимались новые корабли и суда. Началась паника. Вражеские экипажи массово бежали на берег. Один за другим вражеские корабли гибли. Когда рассвело, с русских кораблей направили шлюпки, чтобы захватить добычу. Так был захвачен линейный корабль «Родос» и несколько галер. Утром в Чесменской бухте взлетел на воздух последний вражеский линкор. Оставшиеся турецкие матросы и гарнизон Чесмы, устрашённые катастрофой, бросили крепость и бежали в Смирну.

Это была великолепная победа! Весь турецкий флот был уничтожен: 15 линейных кораблей и 6 фрегатов, большое количество малых судов, погибли тысячи матросов. Наши моряки захватили один линейный корабль. Наши потери – около 20 человек. Спиридов писал: «Честь всероссийскому флоту! С 25-го на 26-е неприятельский военный турецкий флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, в небо пустили, в пепел обратили… а сами стали быть на всём Архипелаге господствующими».

Чесменская победа потрясла Западную Европу. Пренебрежительное отношение к русским морякам сменилось более разумными оценками русского флота. Стало очевидно, что в Европе появилась новая великая морская держава. Русские одним ударом уничтожили ядро османского флота. Русские офицеры и матросы проявили высокие боевые качества, храбрость, решительность и мастерство. В Порте были настолько потрясены гибелью своего флота, что опасались за судьбу Константинополя. Под руководством французских специалистов срочно укрепляли Дарданеллы. В итоге действия эскадры Спиридова облегчили наступление русской армии на Дунайском театре. Русские войска в 1771 году заняли Крымский полуостров. Благоприятная ситуация на Чёрном море позволила начать возрождение русского флота на Азовском море. Новая Азовская флотилия вскоре вступила в бой.

 

В честь одержанной победы все моряки русской эскадры были награждены медалью с многозначительной краткой надписью: «Был»
Источник:  https://topwar.ru/172750-kak-russkie-tureckij-flot-atakovali-razbili-razlomali-sozhgli-na-nebo-pustili-potopili-v-pepel-obratili.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *