Алексей Стаценко.Последний бой Великой Отечественной: Как украинские партизаны в Чехии с эсэсовцами воевали | Куликовец

Алексей Стаценко.Последний бой Великой Отечественной: Как украинские партизаны в Чехии с эсэсовцами воевали

Отгремел победный салют 9 мая 1945 года, отрадовались фронтовики, отрадовался весь народ необъятного СССР. А где-то ещё продолжались бои, ещё гибли солдаты. Последнее сражение Великой Отечественной официально закончилось 12 мая, а реально 13-го, потому что даже после капитуляции своего командования отдельные отряды эсэсовцев ещё сопротивлялись

История эта началась в феврале 1945 года, когда ночью над территорией Чехии с транспортного самолёта Ли-2 во вражеский тыл была заброшена группа советских диверсантов.

Командовал ею опытный партизан, капитан Евгений Олесинский, действовавший под оперативным псевдонимом Смирнов. Украинец, уроженец Приднестровья, он встретил 22 июня 1941 года в Молдавии в звании капитана в составе 95-й стрелковой дивизии. Дивизия принимала участие в обороне Одессы, затем была эвакуирована вместе с остальными частями Приморской армии и погибла в июле 1942 года при обороне Севастополя.

Точная судьба Олесинского в этот период его жизни автору неизвестна, но судя по тому, что уже летом 1943 года он занимал должность командира разведки Коростышевского партизанского отряда (Житомирская область), Евгений Антонович, видимо, попал в плен и бежал из него, после чего попал к партизанам.

17 июля 1943 года его отряд присоединился к кавалерийскому соединению партизанского генерала Михаила Наумова, вместе с которым совершил рейд по Житомирской и Киевской областям Украины (июнь — декабрь 1943 года). С января по март 1944 года соединение сделало свой последний — Западный — рейд по Ровенской, Волынской, Дрогобычской, Львовской, Тернопольской областям и территории Люблинского воеводства Польши.

Олесинскому закончить рейд не довелось — в феврале он поступил в распоряжение спецшколы Украинского штаба партизанского движения (УШПД).

В феврале 1945 года небольшая группа десантников-диверсантов под его командованием высадилась юго-западнее Праги и приступила к формированию на новом месте партизанского соединения. Командование поставило перед Олесинским задачу — нарушить вражеские коммуникации,чтобы затруднить снабжение подразделений вражеской группы армий «Центр».

Успешно десантировавшись, группа приступила к выполнению задания.

Прежде всего была установлена связь с местными подпольщиками, подготовлена площадка для приёма грузов — оружия, боеприпасов и взрывчатки. Уже к 20 апреля группа разрослась в состоявшее из 10 отрядов интернациональное партизанское соединение «Смерть фашизму».

Партизаны соединения почти полностью парализовали железнодорожное и автомобильное сообщение через Пршибрамский округ: 23 апреля партизаны подорвали эшелон, следовавший по направлению Инце — Бероун; 26 апреля на дороге Пршибрам — Вишневая взлетел на воздух шоссейный мост; была нарушена телеграфная связь по линии Пршибрам — Добржиш. 28 апреля не стало шоссейного моста по линии Пршибрам — Глубош.

Командиры местных немецких охранных подразделений не собирались мириться со сложившимся положением, и 28 апреля район действия партизан Олесинского был плотно обложен со всех сторон карателями.

Однако «наумовцам», составлявшим костяк командования отряда, к такому было не привыкать. Противника отвлекали небольшие группы прикрытия, состоявшие из хорошо подготовленных диверсантов, в то время как основные силы каждый раз выскальзывали из подготовленного для них мешка.

В ответ партизаны наносили удары по коммуникациям самих карателей и продолжали выполнение своей основной задачи. 29 апреля в районе Ржевище на ведущей в Прагу дороге взлетел на воздух мост через реку Бероунку. На следующий день на шоссейной дороге Пльзень — Пршибрам партизаны уничтожили 17 автомобилей, 10 подвод, более 250 солдат и офицеров. Их оружие тут же было роздано быстро пополнявшему отряд местному населению. Однако на всех желающих винтовок и автоматов не хватало, и тогда Олесинский решил добыть оружие у противника.

Пока основная часть квартировавших в Пршибраме эсэсовцев гонялась за партизанами по местным лесам, они наведались к ним самим в самое их логово.

В ночь на 2 мая три отряда соединения, общее командование которыми взял на себя ещё один «наумовец» и сослуживец Олесинского по Коростышевскому отряду — уроженец Житомирской области Михаил Марченко, напали на Пршибрам. В соединении Наумова он занимал должности помощника начальника штаба отряда, командира взвода. Также, как и Олесинский, Марченко прошёл спецшколу УШПД, успел повоевать в Словакии в составе 1-й Словацкой партизанской бригады им. М. Штефаника.

Одним словом, немцам противостоял матёрейший противник.

Партизаны внаглую ворвались в городок и буквально за 10 минут на глазах у обалдевших от происходящего немцев вывезли у них со склада три автомашины с оружием и боеприпасами. Одновременно начальник штаба соединения Михаил Баранов устроил с другими отрядами несколько засад между Добжищем и Мнишеком и также захватил несколько вражеских автомашин с вооружением.

Таким образом, к вечеру 2 мая в распоряжении командира соединения «Смерть фашизму» было 1750 бойцов, вооружённых 1200 винтовками, 120 автоматами и 100 пулемётами. Кому не хватило боевого оружия, тех обеспечили реквизированными по окрестным сёлам охотничьими ружьями.

К полудню 3 мая всё соединение стянулось к Пршибраму. К начальнику гарнизона был отправлен парламентёр с ультиматумом, который гласил: если гарнизон городка не сдастся, его уничтожат; если пострадает хотя бы один мирный житель, пленных брать не будут. Начальник знал, что Берлин уже пал, и война вот-вот и так закончится, вне зависимости от того, будет он геройствовать или нет, а потому выпустил из тюрем всех политических заключённых и приказал своим подчинённым сдаться.

Но некоторые из особо твердолобых эсэсовцев решили хранить верность погибающему Третьему рейху до конца — их раздробленные группы партизанам пришлось «доколачивать» до полудня 4 мая.

В считанные дни от противника были освобождены соседние городки Инце и Добржиш, а также 57 близлежащих сёл — большая часть Пршибрамского района. В освобождённых населённых пунктах формировались отряды народной милиции, шла их подготовка к обороне (последнее, как показали последующие события, оказалось не лишним).

Вскоре поступили сообщения о начавшемся в Праге восстании. Олесинский собрал и отправил туда два боевых отряда. По всему району собиралась провизия и доставлялась в чешскую столицу по уцелевшим и не контролируемым немцам дорогам трофейным автотранспортом.

Командир соединения «Смерть фашизму» знал, что с немцами в том числе воюет и 1-я дивизия РОА — она проходила через Пршибрамский округ, но партизанские отряды пропустили её без боя, зная, что, во-первых, «власовцы» идут помогать пражанам, а во-вторых, что силы у партизан слишком неравны.

 

 

 

 

 

 

 

 

Командир чехословацкого партизанского соединения капитан Евгений Антонович Олесинский (на первом плане) среди партизан во время Великой Отечественной войны

Но это совершенно не значило, что Олесинский не собирался совсем с ними воевать.

В разгар боёв за Прагу к нему привели задержанного власовского генерала — заместителя начальника штаба Вооружённых сил Комитета освобождения народов России уроженца Бердичевского уезда Киевской губернии и бывшего полковника РККА Владимира Баерского (в плену он принял псевдоним Боярский). Во время допроса он ударил Олесинского по лицу своим стеком. Капитан дал ему дописать свои показания (они потом фигурировали в судебном процессе над генералом-предателем Андреем Власовым), после чего приказал повесить.

На следующий день в партизанскую засаду попала штабная колонна РОА, в которой ехали власовские генералы: начальник штаба РОА бывший генерал-майор РККА Фёдор Трухин и бывший советский полковник Михаил Шаповалов. Первого вскоре передали советскому командованию, а второго, так как он в драку не лез, не повесили, а расстреляли, вместе с его женой и немецким офицером связи майором Карлом Людвигом Оттендорфом.

Тем временем 8 мая, руководивший Пражским восстанием Чешский национальный совет договорился с немецким командованием, что его войска оставят столицу Чехии без боя и беспрепятственно проследуют на запад, чтобы сдаться там западным союзникам.

В результате уже 9 мая партизанам Олесинского пришлось вести бои с остатками дивизии СС «Дас Райх», штурмовавшей Прагу боевой группой СС «Валленштейн» и другими отступавшими из чешской столицы эсэсовскими подразделениями. Они понимали, что за их «художества» ничего хорошего им в случае капитуляции Красной армии не ждёт, а потому страстно желали сдаться американцам или англичанам.

Особенно не горел желанием попасть в распростёртые объятия СМЕРШа командующий этим сводным эсэсовским корпусом, численность которого достигала 7 тысяч человек, бывший начальник Управления СС в Богемии и Моравии обергруппенфюрер СС Карл-Фридрих фон Пюклер-Бургхаус.

Этот упырь в человеческом обличье до того, как попал в Чехию, с января 1942 года по март 43-го занимал должность высшего руководителя СС и полиции в Центральной России, а затем по февраль 44-го командовал 15-й гренадерской дивизией СС. Он возглавлял карательные операции в Ленинградской, Псковской, Смоленской областях и Белоруссии: его руки были по локоть в крови мирных советских граждан.Понятное дело, что с такой занимательной историей за плечами, кроме суда и казни, его в СССР ничего более не ждало. И эсэсовцы, не считаясь с потерями, подрываясь на установленных партизанами минах, преодолевая завалы и наводя взорванные мосты, упорно пробивались на запад… но пробиться никак не могли.

О тех боях Евгений Олесинский потом вспоминал: «…Шли бои без фронта и тыла, трудно было разобраться, кто к кому попал в окружение».

В тот же день 9 мая Пюклер-Бургхаус связался со штабом 3-й армии союзников, назойливо интересуясь, кому сдавать танки, самоходки и прочее оружие, и куда вести подчинённых ему людей. Однако американцы принимать капитуляцию у эсэсовцев отказались и порекомендовали обратиться к своим коллегам из 1-го Украинского фронта.

Дело в том, что 9 мая, после того, как стало известно, что не капитулируют центральная группа немецких войск под командованием генерал-фельдмаршала Шернера и южная группа немецких войск под командованием генерал-полковника Велера, к представителям американской и английской военных миссий обратился начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Алексей Антонов. Он попросил их, капитуляцию у подразделений этих групп не принимать, и союзники пошли ему навстречу.

Осознав, что они обречены, эсэсовцы Пюклер-Бургхауса остановились возле демаркационной линии в районе сёл Милин, Сливице и Чимелице, буквально в нескольких километрах от Пршибрама. Они несколько дней закапывали в землю уцелевшие самоходки и танки, готовил траншеи, блиндажи и ДзОТы — одним словом, создавали мощную линию обороны.

11 мая партизаны капитана Олесинского попытались их атаковать, но потеряли почти полсотни человек и вступили в перестрелку. Вскоре в бой ввязались мотоциклисты из 99-го гвардейского отдельного мотоциклетного батальона. За ними подтянулись другие мотострелковые подразделения 2-го гв. механизированного корпуса, 25-го стрелкового корпуса, корпусная артиллерия и реактивные миномёты.

С рассветом 12 мая гаубицы и «катюши» открыли по позициям эсэсовцев ураганный огонь. Они били, не переставая, до темноты. Самолёты 112-го гвардейского истребительного авиаполка буквально висели в небе над позициями противника, постоянно штурмуя их и сбрасывая бомбы. С противоположной стороны демаркационной линии им вторила артиллерия 3-й армии союзников. Около трёх часов ночи начали сдаваться в плен первые подразделения.

Одни источники утверждают, что Пюклер-Бургхаус подписал капитуляцию в присутствии командира 104 гв. стрелковой дивизии генерал-майора Ивана Серегина и начальника штаба 4-й американской бронетанковой дивизии полковника Аллисона. После этого обергруппенфюрер попросил американцев взять в плен хотя бы его одного и его семью, и после отказа вышел на улицу и застрелился.

По другим, он застрелился у себя в блиндаже так ничего и не подписав.

Как бы там ни было, но к исходу 12 мая эсэсовцы в основном капитулировали, хотя полностью, по воспоминаниям Олесинского, стрельба в районе Пршибрама затихла только к утру 13 мая.

Немцы потеряли около 1.000 человек, в плен сдалось около 6.000. Потери чешских партизан составили 46 человек, с советской стороны погибли 56 солдат. Так закончилось последнее крупное сражение Великой Отечественной войны.

В окрестностях города Пршибрама в густом лесу, на месте, где в боях с эсэсовцами погибли партизаны отряда «Смерть фашизму» Евгения Олесинского, в 1961 году был установлен памятник с надписью:

«Здесь погибли в борьбе с нацистами бойцы партизанского отряда «Смерть фашизму» — чехи, словаки, испанец, украинцы, русские, которые в годы II мировой войны воевали за освобождение народов Европы от фашизма. На вечную память!»

Источник://ukraina.ru/history/20200513/1027676661.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два − 2 =