Вячеслав Кондратьев.Великая Парагвайская война 1864-1870.Битва за Парану | Куликовец

Вячеслав Кондратьев.Великая Парагвайская война 1864-1870.Битва за Парану

В начале июня бразильская эскадра под командованием вице-адмирала Франсишко
Мануэла Баррозо да Силва вошла в устье реки Парана и двинулась в направлении
Корьентеса. Баррозо поставили задачу блокировать реку, а при встрече с парагвайской
флотилией – атаковать ее и разбить. Решение этой задачи облегчалось тем, что корабли
его эскадры в среднем были крупнее и несли более мощное вооружение, чем
парагвайские. Вот список этих кораблей и их краткие характеристики.
• «Амазонас» (Amazonas): флагманский пароходофрегат с железным корпусом,
купленный в Великобритании в 1852 году. Водоизмещение – 1050 тонн. Длина без
бушприта – 57 метров, ширина – 9,7. Мощность паросиловой установки – 300 (по другим
данным – 350) л.с. Максимальная скорость хода – 10 узлов. Вооружение: одно 70-
фунтовое (152 мм) орудие Уитворта с шестигранным (гексагональным) каналом ствола и
пять гладкоствольных 68-фунтовых пушек. Все они размещались на верхней палубе:
четыре – по бортам, одно – на носу и одно – на корме. При этом носовое и кормовое
орудия были установлены на поворотных платформах и могли вести огонь на оба борта.
Экипаж состоял из 14 офицеров и 149 (по другим данным – 172) матросов под
командованием капитана Теотонио Раймундо де Брито.
• «Парнаиба» (Parnahiba): деревянный винтовой корвет водоизмещением 637 тонн.
Мощность машины – 130 л.с. Экипаж – 132 человека. Вооружение: одно 70-фунтовое, два
68-фунтовых и четыре 32-фунтовых орудия. Капитан – Гарсиндо Аурелио Фернандес де Са

«Жекитинонья» (Jequitinhonha): корвет, однотипный с «Парнаибой», но с несколько
иным составом вооружения: две 68-фунтовых и пять 32-фунтовых пушек. Экипаж –
138 человек. Капитан – Жоаким Жозе Пинто.
• «Бельмонте» (Belmonte): железный корвет водоизмещением 602 тонны. Мощность
машины – 120 л.с. Экипаж – 143 человека. Вооружение: одно 70-фунтовое, три 68-
фунтовых и четыре 32-фунтовых орудия. Капитан – Жоаким де Абреу Франциско.
• «Меарим» (Mearim): железная винтовая канонерская лодка водоизмещением 415
тонн. Мощность машины – 100 л.с. Экипаж – 101 человек. Вооружение: три 68-фунтовых
и четыре 32-фунтовых орудия. Капитан – Элизарио Жозе Барбоса.
• «Арагуари» и «Игуатеми» (Araguari и Iguatemi): две однотипные деревянные
канонерки водоизмещением по 400 тонн. Мощность силовых установок – 80 л.с.
Вооружение: три 68-фунтовых и две 32-фунтовых пушки, экипажи – по 102 человека.
Капитан «Арагуари» – Антон фон Хонхольтц, сын переселившегося в Бразилию прусского дворянина. Капитан «Игуатеми» – Жустино Жозе Маседо.
• «Беберибе» (Beberibe): деревянная канонерская лодка водоизмещением 560 тонн.
Мощность машины – 130 л.с. Вооружение: одно 68-фунтовое и шесть 32-фунтовых
орудий. Экипаж – 132 человека. Капитан – Жоаким де Сантана Бонифацио.
• «Ипиранга» (Ipiranga): винтовая канонерка водоизмещением 325 тонн. Мощность
машины – 70 л.с. Экипаж – 105 человек. Вооружение: семь 30-фунтовых карронад.

Капитан – Алваро Аугусто де Карвало.

Вечером 10 июня корабли встали на якорь у правого берега Параны, неподалеку от устья
впадавшей в нее речки Риачуэло. Там вице-адмирал решил сделать ночевку, зная, что на
берегу парагвайских войск нет.
Однако он не знал, что к нему уже движется на всех парах парагвайская эскадра Педро
Игнасио Месы с приказом атаковать и уничтожить в артиллерийском бою либо взять на
абордаж и захватить бразильские корабли. Попытка исполнить этот приказ привела к
тому, что ранее никому не известная речушка дала название крупнейшему в мировой
истории сражению парусно-паровых безбронных судов.
Парагвайская эскадра состояла из девяти колесных и винтовых пароходов: корвета
«Такуари», на котором Меса держал свой флаг, а также – семи импровизированных
канонерок: «Парагуари» (капитан Хосе Алонсо), «Игуреи» (капитан Ремихио дель
Розарио Кабрал Веласкес), «Ипора» (капитан – Доминго Антонио Ортис), «Сальто
Ориентал» (Висенте Алькарас), «Маркиз де Олинда» (Иезекииль Роблес), «Ибера»
(Педро Викторино Гиль), «Хехуи» (Анисето Лопес) и посыльного судна «Пирабебе»
(Томас Перейра), на котором стояла всего одна 18-фунтовая пушка.
Однако ночью «Ибера» села на мель и потеряла винт, поэтому в предстоящем бою
смогли принять участие лишь восемь парагвайских кораблей, шесть из которых вели на
буксирах артиллерийские баржи-чатас.
Даже с учетом этих барж, при их сомнительной боевой ценности, парагвайцы имели не
более 42 орудий против 59 бразильских, но особенно сильно они уступали в тяжелой
артиллерии. Главным калибром парагвайской флотилии был 68-фунтовый, причем таких
орудий имелось всего 14, из них почти половина – на чатас, где они оказались
неэффективными. Бразильцы же располагали двадцатью двумя 68-фунтовыми пушками,а также – тремя мощными и дальнобойными орудиями Уитворта. Такое неравенство сил
оставило Месе лишь один шанс на победу, заключавшийся в попытке захватить врага врасплох

Вице-адмирал Франсишко Мануэл Баррозо да Силва.Но реализовать этот шанс ему не дали. На рассвете 11 июня его корабли в утренней дымке подошли к стоявшей у берега вражеской флотилии, однако дозорные
заблаговременно обнаружили их приближение и подняли тревогу. Бразильские
артиллеристы, ночевавшие в палатках на берегу, успели вернуться на палубы и занять
свои места возле орудий.
Когда парагвайская эскадра поравнялась с противником и дала бортовой залп, она
тотчас же получила ответный залп, причем гораздо более разрушительный. Обмен
ударами обошелся бразильцам без потерь, а у парагвайцев были разбиты и затонули две
артиллерийские баржи. Еще одну чату сорвало с буксира и выбросило на берег, а на
канонерке «Хехуи» снарядом повредило двигатель.
После утраты элемента внезапности у Месы остался небогатый выбор вариантов
дальнейших действий: либо продолжать безнадежную артиллерийскую дуэль с заведомо
более сильным противником, либо проследовать дальше и встать на якорь у другого
берега, где располагался лагерь парагвайских войск.
В лагере имелись 30 полевых орудий, которые могли оказать огневую поддержку своему
флоту. Зная об этом, Меса предпочел второй вариант, и его корабли продефилировали
мимо бразильской эскадры. Однако расчет на помощь с берега не оправдался:
в возобновившейся через полтора часа перестрелке парагвайские армейские пушки не
сыграли почти никакой роли, поскольку их расчеты опасались попасть в своих.                                                                              Полковник Педро Игнасио Меса, командовавший парагвайской эскадрой в
битве при Риачуэло                                                                                                                                       Тем временем эскадра Баррозо, спешно разведя пары, отправилась в погоню за
противником. Парана в этом месте имеет ширину более километра, но под водой скрыто
несколько коварных песчаных отмелей, точного местоположения которых бразильцы не           знали, а промерять глубины им было некогда.
В результате уже на подходе к месту стоянки парагвайской флотилии один за другим
сели на мель корветы «Жекитинонья» и «Бельмонте», причем с «Жекитиноньей» такая
оплошность случилась неподалеку от вражеского берега. Эскадра проследовала дальше,
но шедший в хвосте колонны корвет «Парнаиба» развернулся на обратный курс. Его
капитан решил помочь попавшей в беду «Жекитинонье» и попытаться стащить ее с
грунта.
Заметив это, сразу четыре парагвайских корабля – «Такуари», «Парагуари», «Маркиз де
Олинда» и «Сальто Ориентал», отцепив баржи, бросились наперерез, чтобы атаковать
«Жекитинонью» и «Парнаибу», показавшиеся им легкой добычей.        68-фунтовое гладкоствольное английское корабельное орудие, которое
применялось в сражении при Риачуэло обеими сторонами. В парагвайском
флоте эти пушки были наиболее мощными   

Дав несколько залпов по обездвиженной «Жекитинонье», от которых на ней вспыхнул
пожар, парагвайцы всей толпой набросились на «Парнаибу». Но корвет оказался
крепким орешком. Сосредоточив огонь своих орудий на «Парагуари», он нанес ему такие
повреждения, что самому большому кораблю парагвайского флота пришлось под угрозой
затопления выброситься на берег.
Однако парагвайские канониры тоже умели стрелять, и вскоре «Парнаиба», получив 13
пробоин, был вынужден приткнуться к берегу неподалеку от «Парагуари». Не
останавливаясь на достигнутом, парагвайцы решили его захватить. «Такуари», «Маркиз
де Олинда» и «Сальто Ориентал» подошли вплотную, а их команды начали обстреливать
палубу и мостик корвета из ружей. Когда бразильцы попрятались от пуль, на
«Парнаибу» бросили сходни и по ним с воинственными криками устремились босоногие
матросы, размахивая саблями и абордажными топориками-мачадос. Бразильцы
выбежали навстречу, и на палубе закипела яростная рукопашная схватка.
Пока половина парагвайской эскадры пыталась захватить «Парнаибу», бразильцы
атаковали вторую половину, стоявшую у берега. Адмирал Баррозо действовал
решительно. Его флагманский фрегат «Амазонас» с ходу таранил маленькую канонерку
«Хехуи» и раскроил ей борт своим железным форштевнем, а затем утопил таранным
ударом одну из артиллерийских барж. «Хехуи» тоже быстро ушла под воду, унося с собой
почти всю команду.Парагвайский Пароход «Ипора»
Канонерки «Беберибе», «Игуатеми», «Арагуари» и «Ипиранга» открыли огонь по«Ипоре», «Игуреи» и «Пирабебе». Артиллерийская дуэль продолжалась недолго. Вскоре
почти безоружный «Пирабебе» не выдержал и обратился в бегство. А когда в дело
вступили тяжелые пушки «Амазонаса», примеру «Пирабебе» последовали «Ипора» и
«Игуреи», причем «Игуреи» пришлось вести «Ипору» на буксире, поскольку у нее
разбило снарядом одно из гребных колес.
Надо заметить, что в это время парагвайской эскадрой уже никто не командовал, а
каждый капитан действовал по собственному разумению, так как полковник Меса,
вместо исполнения своих прямых обязанностей, решил лично поучаствовать в
абордажной схватке. Покинув капитанский мостик, он вместе с другими моряками
прыгнул с саблей на палубу «Парнаибы».
Разумеется, богатый мундир с эполетами сразу привлек внимание бразильских стрелков.
Меса получил пулю в живот и его на руках отнесли в каюту. Сражение для него на этом
закончилась, а парагвайская флотилия осталась без руководства. Парагвайцы все же
сумели зачистить верхнюю палубу корвета и водрузить на нем свой флаг, однако
уцелевшие члены команды забаррикадировались в подпалубных помещениях.
В это время канонерка «Меарим» пыталась взять на буксир севший на мель
«Бельмонте», но он застрял прочно, и буксирный канат лопнул. Парагвайские солдаты
подтащили к берегу пушки и начали стрелять по горящей на отмели «Жекитинонье». Ее
комендоры открыли ответный огонь, пока другие матросы изо всех сил тушили пожар.                                                                           70-фунтовое (152-миллиметровое) орудие Уитворта с гексагональным каналом ствола – главный калибр эскадры адмирала Баррозо. Правда, на его кораблях стояли всего три таких орудия

«Такуари», «Маркиз де Олинда» и «Сальто Ориентал» довольно долго стояли в непонятном ожидании возле полузахваченной «Парнаибы». Когда их экипажи заметили,
что остальные парагвайские корабли отходят, они тоже отчалили от берега, оставив
абордажную команду на палубе корвета, поскольку добычу терять не хотелось. Но
дальше моряки повели себя по-разному. «Такуари» с тяжелораненым команданте
присоединился к отступавшим, а «Маркиз де Олинда» и «Сальто Ориентал» устремились
навстречу бразильской эскадре, чтобы задержать ее и дать возможность уйти
остальным.
Это был отважный и самоубийственный поступок. Два небольших колесных парохода,
каждый из которых нес на верхней палубе по четыре 18-фунтовые пушки, вступили в
неравный бой с фрегатом «Амазонас», канонерками «Меарим» и «Ипиранга». При этом
один лишь «Амазонас» намного превосходил по огневой мощи оба парагвайских
суденышка.
Такое соотношение сил быстро привело к закономерному итогу: сперва прямо на
середине реки затонул изрешеченный ядрами «Маркиз», а затем ушел на дно и «Сальто
Ориентал».
Нескольких моряков с затонувших судов, в том числе тяжелораненого капитана
«Маркиза» Иезекиля Роблеса, бразильцы вытащили из воды и взяли в плен.
Корабельный врач ампутировал ему раздробленную руку и тщательно перевязал культю,
но Роблес, придя в сознание и поняв, где он, здоровой рукой сорвал бинты и истек
кровью.
Пока бразильский флагман разбирался с теми, кто решил геройски погибнуть,
канонерки «Беберибе» и «Арагуари» причалили к многострадальной «Парнаибе» и в
свою очередь высадили на нее абордажные партии. На залитой кровью палубе вновь
завязалась сабельная рубка, теперь – с оставленными там парагвайскими моряками.
Парагвайцев было немного, часть из них погибла, а остальные попрыгали за борт. Над
судном, второй раз за день перешедшим из рук в руки, снова взвился желто-зеленый

флаг Бразильской империи.
Отступавшие остатки парагвайского флота проследовали мимо обездвиженной
«Жекитиноньи» и совместно с береговой батареей окончательно добили ее, «размочив»,
наконец, счет потерь и выместив досаду за поражение. Экипажу корвета все же удалось
справиться с огнем, но корабль получил такие повреждения, что бразильцы признали
его негодным к эвакуации.
К вечеру на месте сражения от парагвайской эскадры оставались лишь брошенные у
берега чатас и осевший на грунт «Парагуари» с затопленными трюмами. Когда к нему
приблизились бразильские корабли, команда, понимая бесполезность сопротивления,
сошла на берег, но перед этим подожгла судно. Опасаясь взрыва крюйт-камеры,
бразильцы не стали его тушить и в результате упустили ценный трофей.
Таким образом, в битве при Риачуэло парагвайский флот потерял четыре из восьми
кораблей: «Парагуари», «Сальто Ориентал», «Маркиз де Олинда» и «Хехуи», а также
четыре из шести артиллерийских барж. Бразильцы же лишились только корвета
«Жекитинонья», который им пришлось сжечь, предварительно сняв экипаж. «Парнаибу»
после заделки пробоин и откачки воды увели на буксире. «Бельмонте» объединенными
усилиями тоже стащили с отмели, он запустил машину и ушел своим ходом.                         Пароходы «Такуари», «Маркиз де Олинда» и «Сальто Ориентал» берут на
абордаж бразильский корвет «Парнаиба»

Определенно, Лопесу следовало дождаться заказанных мониторов…
Людские потери парагвайцев, согласно первоначальной оценке, состояли из 351 убитого
и 567 раненых, но многие раненые не выжили, а потому итоговое число жертв
перевалило за 500 человек. Бразильцы потеряли 104 человека убитыми, 142 – ранеными
и 20 – пропавшими без вести. Из них 80 убитых, то есть абсолютное большинство
безвозвратных потерь, пришлось на экипаж «Парнаибы», выдержавший не только
артиллерийский бой с тремя парагвайскими кораблями, но и две жестоких абордажных
схватки.
Матрос Марселио Диас – один из убитых на палубе корвета – посмертно был объявлен
национальным героем Бразилии. По словам выживших участников боя, он продолжал
сражаться, получив множество увечий, пока не упал замертво. Позже на его теле
насчитали 17 ран от ударов саблями и абордажными топорами.
Все уцелевшие в сражении корабли парагвайской эскадры имели серьезные
повреждения, поэтому перед возвращением в Асунсьон они примерно две недели
ремонтировались в Умаите. Там же через три дня скончался от ранения команданте
Меса. Узнав о его смерти, Лопес мрачно сострил: «если бы он не умер от одной пули, то
ему пришлось бы умереть от четырех», намекая, что за поражение и бездарное
командование эскадрой Месу в любом случае ждал расстрел. По приказу диктатора
флотоводца похоронили в общей могиле без причитавшихся его званию воинских
почестей.
А бразильцы, для которых битва при Риачуэло стала первой победой в войне, восприняли
ее с ликованием и осыпали вице-адмирала Баррозо наградами. Он получил высший знак
отличия – Императорский орден Южного Креста и титул барона Амазонас в честь
названия его геройского фрегата. Всем офицерам и матросам, участвовавшим в
сражении, вручили специально отчеканенные медали.
Главным итогом Риачуэло стала «закупорка» бразильскими силами Параны, а значит,блокада Парагвая сделалась фактически непроницаемой.Доставка заказанных в Европе броненосцев стала невозможной. Не получив оплату,
судостроительные фирмы расторгли контракты, однако их это совсем не огорчило,
поскольку на корабли тут же нашелся другой покупатель. Несложно догадаться, что им
оказалась Бразилия, которая охотно выкупила все три «парагвайских» монитора. Первые
два – «Минерва» и «Беллона» прибыли в Рио-де-Жанейро уже в конце 1865 года.
Новый владелец дал им новые имена. «Беллона» стала «Лима Барросом» по имени
лейтенанта с «Жекитиноньи» Франсиско Хосе де Лима Барроса, погибшего на палубе
своего корвета. А «Минерва» превратилась в «Байю» по названию одной из бразильских
провинций. Благодаря броненосцам превосходство бразильского флота над сильно
поредевшей парагвайской флотилией стало абсолютным, не позволяя парагвайцам даже
думать о реванше. Им пришлось искать иные способы поквитаться с вражескими
кораблями, но об этом – чуть позже.
В середине июня эскадра Баррозо заняла позицию у правого берега Параны напротив
поселка Эмпедрадо, примерно в 30 километрах к югу от Корьентеса. Через некоторое
время к ней пришло пополнение – бразильские канонерские лодки «Итапаи», «Иваи»
и аргентинский корвет «Гуардия Насьональ» – единственный корабль этой страны,
принявший участие в военных действиях против Парагвая.Бразильский флагманский фрегат «Амазонас» таранит парагвайскую канонерку «Хехуи»Бразильский пароходо-фрегат «Амазонас»

• «Иваи» представлял собой деревянный колесный пароход английской постройки,
приобретенный Бразилией в 1858 году. Водоизмещение – 400 тонн, длина – 44 м,
мощность паровой машины – 80 л.с., экипаж – 77 человек, вооружение – две 68-фунтовые
и две 32-фунтовые пушки.
• «Итапаи» – чуть более крупный винтовой железный корабль, однотипный с
канонеркой «Меарим», также купленный в Великобритании 1858 году. Водоизмещение –
415 тонн, длина – 46 м, мощность двигателя – 100 л.с., экипаж – 101 человек,
вооружение – два 68-фунтовых и четыре 32-фунтовых орудия.

• «Гуардия Насьональ» – железный колесный двухтрубный пароход с парусной
оснасткой, водоизмещением 549 тонн и длиной 45 м. Экипаж – 10 офицеров и 110
матросов. Вооружение корабля за время его службы неоднократно менялось, а в
1865 году представляло собой пестрый «коктейль» из 14 разнотипных и
разнокалиберных пушек: двух 24-фунтовых, четырех 20-фунтовых, одной 12-фунтовой,
четырех 10-фунтовых, двух шестифунтовок и одного четырехфунтового фальконета.
С прибытием этих кораблей эскадра Баррозо увеличилась до 11 вымпелов. Пока она
стояла на якоре, ожидая подхода наземных войск, парагвайцы вновь продвинулись
далеко на юг по левому берегу Параны и повторно заняли поселок Бела-Виста. После
ареста Венцеслао Роблеса их возглавлял артиллерийский полковник Хосе Мария Бругес,
который решил устроить ловушку неприятельскому флоту.
У пристани Пасо де Куэвас он приказал расставить 36 орудий, нацеленных на фарватер
реки. При этом четыре из них установили прямо на песчаном пляже, а остальные
замаскировали среди кустов и деревьев. Бругес надеялся, что открыто стоящие пушки
сыграют роль приманки, а когда враг «клюнет» и подойдет к берегу, чтобы их
расстрелять, в дело вступят замаскированные орудия. На тот случай, если бразильцы
высадят десант и попытаются захватить артиллерию, в прибрежных зарослях укрылись
несколько сотен парагвайских солдат.
Поначалу казалось, что план Бругеса сработал: утром 12 августа парагвайцы заметили
приближение вражеской эскадры. Но рыба, попавшая на крючок, оказалась слишком
крупной. Вряд ли Бругес рассчитывал, что к Пасо де Куэвас подойдут все силы
противника – 11 боевых кораблей. Вероятно, бразильцы как-то узнали о засаде или
просто решили подстраховаться.
Примерно в 10 часов утра между кораблями и береговыми орудиями началась
перестрелка. В итоге ни одна из сторон не добилась решающего успеха, однако,
союзникам, в конце концов, пришлось отойти. Парагвайцам не удалось потопить или
вывести из строя ни одного корабля, но все они были изрядно потрепаны. Некоторые
получили более 20 попаданий, а в «Амазонас», пострадавший сильнее других, угодило 40
ядер, одно из которых снесло фок-мачту. Поэтому с некоторой натяжкой можно сказать

что полковник Бругес выиграл «по очкам»Аргентинский паровой корвет «Гуардия Насьональ»

Союзников спасло то, что все парагвайские пушки были относительно небольшого
калибра – от четырех до 18 фунтов. Их ядра не причиняли серьезных разрушений, а
самые мелкие из них даже не пробивали борта. Тем не менее, эскадра потеряла 21
человека убитыми и 38 ранеными, так и не сумев уничтожить вражескую артиллерию.
Единственным заметным успехом стало подавление четырехорудийной «батареи-
приманки». Об ущербе, нанесенном другим батареям, ничего не известно, поскольку
парагвайцы, как обычно, о своих потерях не сообщили.
Главным итогом этой перестрелки стало то, что союзники укрепились во мнении о
необходимости броненосцев. До их получения они временно приостановили все действия
флота, кроме блокадных.
Но и эти действия имели очень большое значение. В результате блокады Парагвай
оказался полностью отрезанным от внешнего мира и окончательно лишился
возможности получать что-либо из-за границы. Для дальнейшего ведения войны теперь
приходилось рассчитывать только на собственное производство и на трофеи,захваченные в боях.Источник:Книга

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 − один =