Александр Бабич.Отряд.Как организовывалось одесское подполье

Общая характеристика Подпольно-партизанского движения в Одессе и Одесской области

О партизанском и подпольном движении на Одещине написано много. В советской литературе 50-70-х годов ярко и пронзительно были описаны подвиги Молодцова, Шестаковой и Межигурской, множество раз перепечатаны предсмертные письма Яши Гордиенко и Николая Петренко, написанные героями во вражеских застенках; деятельности одесских партизан посвящено несколько музейных экспозиций. В последние годы появился ряд новых, но не всегда чистоплотных публикаций… Обильно сдобрен такими статьями Интернет…. Но даже при таком многообразии материала, всё равно нет вразумительных ответов на основные вопросы, которые напрашиваются сами собой: Как создавались партизанские отряды? Какова была их эффективность? Почему они продержались так недолго? В чём причина провалов? В конце концов, мы с вами, кроме трёх-четырёх уже упомянутых фамилий больше и не вспомним никого из подпольщиков. А их было намного больше. Намного…Итак, давайте обратимся к документам. Сухим, неэмоциональным, иногда протокольным, но – документам.

26 октября 1972 года Одесским обкомом КП Украины был рассмотрен «Общий отчёт о деятельности партийного подполья и партизанского движения в период Великой Отечественной войны в Одесской области». Этот интересный документ с таким длинным, витиеватым названием был составлен ещё 27 февраля 1970 года. Не знаю, по каким кабинетам он бродил два с половиной года, но пленум Одесского обкома его всё-таки рассмотрел, и тут же принял секретное постановление №42/18. Согласно этому постановлению, отчёт был признан, как единственно верный и правильный. Пункт 2 так и гласил: «Утверждённый отчёт приобщить к фонду Великой Отечественной войны. В научно-исследовательской и публикаторской работе ссылаться только на этот фонд». Ниже имелась замечательная ремарка в духе эпохи: «Постановление надлежит хранить в металлическом шкафу (сейфе). Снимать копии, делать выписки постановлений, а также ссылаться на них в открытой печати или документах советских, профсоюзных, комсомольских и хозяйственных органов запрещается» . Вот такая вот сложная логика…

Далее в этой архивной папке, на 220 листах шёл полнейший отчёт о партизанской и подпольной деятельности в Одесской области в годы Великой Отечественной войны. Я прочитал его от корки до корки и подробно изучил. Часть материала будет опубликовано ниже. Это будут две группы источников: 1) Факты, о которых официально было позволено говорить в те годы; 2) Документы, которые я нашёл много позже, и совершенно в других местах. О них в том отчёте не было ни слова. Некоторые из этих документов были обнаружены только в последнее время. Некоторые были засекречены даже от самих партийных чиновников в архивах КГБ и МВД, а некоторые, просто не укладывались в рамки тогдашней идеологии и о них предпочли забыть, засунув их на дальние архивные полки.

Вот ещё одно наблюдение — в советских источниках, в т.ч. и том отчёте, о котором я писал выше, отсутствуют цифры потерь среди партизан и подпольщиков Одессы и Одесской области. Что, их вообще не было? Да нет, в отчёте 1946 года (первом послевоенном) она присутствует: «Погибло в боях с немецко-румынскими захватчиками и расстреляно фашистскими властями в период подпольной деятельности – 409 человек» . А позже об этом решают уже не вспоминать. Странно, если они погибли, это как-то умаляет степень их заслуг перед народом!?

И вот вам ещё один пример. В процессе работы над книгой была найдена вот эта единственная групповая фотография отряда Молодцова (Бадаева):

На первой фотографии, сделанной румынами, изображён Отряд во дворе внутренней тюрьмы сигуранцы. Она никогда и нигде не печаталась. Присмотритесь, в центре – в шапке и длинном пальто, стоит командир партизанского отряда В.А.Молодцов, а левее его связные Т.Шестакова и Т.Межигурская.

Вот они же, только уже втроём.

Т.Межигурская, В.Молодцов, Т.Шестакова после ареста

Оба снимка сделаны румынами в один день во дворе внутренней тюрьмы сигуранцы. Но вторую фотографию, печатали во всех советских изданиях с подписью «В.А.Молодцов (Бадаев), Т.Межигурская и Т.Шестакова перед расстрелом» или «Молодцов и девушки-связные — Межигурская и Шестакова — во время зачтения смертного приговора», а первую не печатали никогда.
Кстати, об этой подписи: румыны расстреляли Молодцова и Межигурскую в июле 1942 года. А на фотографии Тамара кутается в пальто. Вывод: эти фотографии сделаны вскоре после арестов. Значит — это февраль или начало марта 1942. А, не печатали в советских изданиях групповую фотографию, только потому, что трудно было бы объяснить обывателю, как могло провалиться большое и хорошо организованное подполье. А так — обычный страусиный приём — голову в песок, и всё!

Вследствие такого подхода к исследованию, мы до сих пор не имеем чёткой картины деятельности одесского подполья вообще и Отряда Молодцова (Бадаева) в частности. Но, видимо так тогда было нужно. Ну, это издержки советской идеологии. Мы же обратимся к фактам. Потому призываю читателя знакомиться с документами и находить в них ответы на поставленные вопросы.
В советские годы было принято вещать о «массовом, всенародном партизанском движении». Читая книги, изданные в 60-70-х годах, перед глазами представала картина, «что весь народ в едином порыве поднялся на борьбу с врагом…» и так далее. Фильмы и пропаганда усугубляли эту картину. И мы верили! В последние годы всё изменилось с точностью до наоборот. Некоторые особо рьяные «исследователи» договариваются до того, что организованного сопротивления на оккупированных территориях вообще никогда не было; все проведённые партизанские акции носили единичный, разрозненный характер и никакого реального вреда оккупантам не приносили, а только вызывали репрессии по отношению к мирному населению.

Давайте отступим от стереотипов и попробуем разобраться. «Массового» партизанского движения в принципе быть не могло. Большая часть населения, оставшегося в тылу – это женщины, дети, старики, и мужчины непризывных возрастов. Кто из них должен был составить ту «массу», которая активно боролась бы с оккупантами!? Следующее: «массово» – это сколько? 90%, 50%, 20% от общего количества населения? Кто мог установить норму? Какие критерии массовости можно применить к тем нечеловеческим условиям, в которых оказывалось оккупированное население и герои сопротивления? И, наконец, давайте будем объективными в оценке степени лояльности многих советских граждан к сталинскому режиму: теперь мы обладаем достаточным количеством фактов, убеждающих, что не все граждане СССР в те годы были готовы рисковать жизнью, защищая идеи большевизма.

Кроме того, можно отдельно препарировать трансформацию настроений по отношению к оккупантам в зависимости от года войны: настроения осени 1941-го, очень сильно отличались от настроений зимы 1943-44 годов. А 1942-й год – год больших потерь и поражений — это вообще период, когда партизанское движение в стране переживало крайне тяжёлые времена. Перечень проведённых боевых операция и указанная в списках численность бойцов, прямое тому подтверждение. Не сложно понять, что всплеск активности Сопротивления в 1943- 1944 годах напрямую связан, как минимум с тремя факторами:

— негатив, накопленный за несколько лет к жестокому оккупационному режиму;
— успехи Красной армии после победы на «Курской дуге», а затем после форсирования Днепра;
— понимание скорого возвращения и восстановления Советской власти, а значит — необходимости каждого отвечать, на вопрос «компетентных органов»: «Чем вы занимались на территории занятой врагом?».

Но эти вопросы не является предметом этого исследования. Для подобного фундаментального труда нужна кропотливая работа большой группы исследователей и б?льшая степень открытости архивов. Надеюсь, скоро это станет возможным.

В Советском Союзе к партизанской войне очень качественно готовились в конце 20-х и начале 30-х годов. Сохранились свидетельства, которые демонстрируют грамотный подход к этому специфическому роду боевой деятельности. В стране были обучены или переучены сотни бывших партизан гражданской войны, их опыт систематизировался и обобщался, разрабатывались новые диверсионные средства (при этом упор делался на навыках использования подручных материалов). Работа велась очень плодотворно….

А, потом, большинство этих специалистов попали в жернова репрессий конца тридцатых. Их просто уничтожили, обвинив в пораженческих настроениях! К тому времени, сталинское руководство уже сильно пересмотрело своё отношение к партизанской войне, и войне в целом: воевать они собирались малой кровью и на чужой территории. А при таком сценарии, партизанам места просто не находилось. Поэтому, заранее никто не готовил базы с оружием и продовольствием, никто не подбирал специалистов, никто не создавал конспиративную сеть. Всё это пришлось делать под нажимом противника, хаотично, в конце лета и начале осени 1941 года. И такая поспешность очень скоро дала о себе знать.

Партийные органы, которым было поручено руководство партизанским движением, не представляя в полной мере специфики партизанской деятельности, создавали отряды спешно, не очень тщательно подбирая личный состав. Таким образом, в отряды и подпольные группы часто попадали люди случайные, физически и морально не подготовленные. Места дислокаций в катакомбах зачастую указывались без предварительной оценки их пригодности, что приводило к трагическим последствиям (как, в случае с группой Солдатенко, обстоятельства гибели которых, до сих пор вызывают массу вопросов и кривотолков).

Безусловно, партизанские и диверсионные отряды и группы в 1941 году создавались в Одессе под чётким контролем областного УНКВД. Но из соображений конспирации они иногда не знали друг о друге. С другой стороны, организация взаимодействия между подпольщиками была необходима и целесообразна. В этом контексте, важно понять степень контакта между одесскими группами и отрядами формирования осени 1941 года. Увы, на сегодня не найдены документы, стопроцентно подтверждающие такое взаимодействие. Косвенное подтверждение о том, что Молодцов мог знать о группе НКВД Кузнецова-Калошина (действовавшей в катакомбах Молдаванки), есть в книге Г.Марцишек «Мы на своей земле». В одной из сносок Галина Павловна упоминает о партизанском отряде Кузнецова, который «действовал в катакомбах Ильичёвского района Одессы». Но об этом диверсионном отряде она и сама могла узнать только после войны и внести информацию о нём в свою повесть позже. В нескольких советских книгах и очерках упоминается группа НКВД под командованием некого Гласова («Самсона») действовавшая во взаимодействии с одесскими чекистами, которым В.А.Молодцов оказывает помощь. Там же упоминаются радиограммы из Москвы, в которых Молодцов должен был отслеживать деятельность Калошина (Гласова). Но прямых доказательств о взаимодействии отряда Молодцова с группами Кузнецова-Калошина и Солдатенко, пока не найдено. Но это, опять же, предмет будущих исследований.

Так сколько же было тех, которые ежесекундно рискуя жизнью в оккупированной Одессе, делал всё, чтоб Победа пришла поскорее в наш город? Как они сражались и как они погибали? Сколько их погибло, так и не предав своих друзей, а сколько под пытками, а то и по доброй воле, перешли на сторону врага? До конца мы вряд ли сможем это узнать, но приблизиться к истине попробуем. И первым шагом будет это исследование, посвящённое Главному Одесскому ОТРЯДУ — Отряду В.А.Молодцова (Бадаева).

Источник:tudoy-sudoy.od.ua/kak-organizovy-valos-odesskoe-podpol-e/

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *