Илья Полонский. Ночь длинных ножей. Как Гитлер расправился со штурмовиками

30 июня 1934 года, около 2 часов ночи, на аэродром Хангелар в Бонне прибыл Адольф Гитлер в сопровождении адъютантов и охраны. Фюрер с сопровождающими сели в Ju 52 и вылетели в Мюнхен – тот самый город, который считался колыбелью нацистской партии.

Самолет Адольфа Гитлера приземлился в аэропорту Обервизенфельд в Мюнхене, где фюрера уже встречала группа офицеров рейхсвера, члены СА и НСДАП. В их присутствии Гитлер произнес слова:

Это самый черный день в моей жизни.

И эти слова были произнесены лидером нацистской партии не напрасно. Ночь с 29 на 30 июня 1934 года вошла в историю как «Ночь длинных ножей». Именно в эти часы Адольфу Гитлеру и его соратникам удалось нейтрализовать лидеров штурмовых отрядов СА, которых обвинили в том, что они якобы готовили путч против фюрера. Так была поставлена последняя точка в борьбе за власть в нацистской партии и в Германии в целом.

Штурмовики против «армейцев»

Как известно, в первое десятилетие своего существования Национал-социалистская рабочая партия Германии (НСДАП) опиралась на поддержку Sturmabteilung – Штурмовых отрядов или, сокращенно, СА. Штурмовики были главной силовой поддержкой нацистской партии, обеспечивая охрану партийных лидеров и учреждений, прикрытие нацистских демонстраций, расправу над неугодными.

Среди штурмовиков было много ветеранов Первой мировой войны, а также студенческой, рабочей и безработной молодежи, прельстившейся не только националистическими лозунгами НСДАП, но и социалистической фразеологией, которую нацисты активно использовали, особенно на ранних этапах существования партии.

Ночь длинных ножей. Как Гитлер расправился со штурмовикамиФронтовиком был и начальник штаба СА капитан Эрнст Рём. В отличие от большинства штурмовиков, Рём был уже немолодым человеком. К моменту прихода нацистов к власти Эрнсту Рёму исполнилось 45 лет. За плечами были служба в баварской армии, фронты Первой мировой войны, участие в подавлении Баварской советской республики в составе «фрайкоров».

В годы Первой мировой войны Рём дослужился до командира роты в 10-м Баварском пехотном полку, был тяжело ранен, после чего продолжил службу начальником отдела пропаганды IV военного округа. Именно находясь на этой должности Рём и познакомился с Адольфом Гитлером, став одним из первых членов НСДАП. Из солдат 19-й минометной роты Рём создал мобильную группу, на основе которой затем возникла служба порядка партии. переименованная впоследствии сначала в спортивное отделение, а затем в штурмовой отряд – СА.

Таким образом, именно фронтовик Рём стоял у истоков системы безопасности нацистской партии. И практически сразу же у него возникли разногласия с Адольфом Гитлером, поскольку Рём сам был личностью амбициозной, со своим видением будущего и нацистской партии, и Германии. В штурмовых отрядах он видел костяк революционной армии, а не бессловесных исполнителей партийных приказов. Тем более, что изначально штурмовики готовились к свержению Веймарской республики вооруженным путем. Фактически они к 1933 году превратились в параллельную армию численностью до 600 тысяч человек, разделенную на армии и корпуса.

Но НСДАП в 1933 году пришла к власти, как мы знаем, вполне легитимно и после этого у Адольфа Гитлера оказалась в руках вся официальная военная машина Германии – рейхсвер с его частями и соединениями, генералитетом, кадровым офицерским корпусом. Поэтому нацистское руководство и задумалось о будущем штурмовиков. Тем более, что штурмовики подчинялись непосредственно Эрнсту Рёму и именно его, а не Адольфа Гитлера, считали своим подлинным командиром.

Эрнст Рём, имевший собственные взгляды на модернизацию немецкой военной машины, требовал от Гитлера распустить рейхсвер. Он считал кадровый офицерский корпус слишком ненадежным в идеологическом отношении и считал, что армия нацистской Германии должна строиться по милиционному принципу – как штурмовые отряды.

Но Гитлер, который уже находился у власти и был окружен генералами рейхсвера, с Рёмом не был согласен. Тем более, что офицерский корпус рейхсвера требовал от фюрера немедленного устранения Рёма. В противном случае армия угрожала отказать фюреру и партии в своей поддержке и это была бы в новых условиях куда более существенная потеря для Гитлера, чем расформирование штурмовых отрядов.

У Гитлера имелась и альтернатива СА – Schutzstaffeln, СС. Первоначально созданные для личной охраны фюрера и ряда руководителей партии, «Охранные отряды» СС разрослись до масштабов, сопоставимых с СА, а их руководитель Генрих Гиммлер стал одним из ближайших соратников Адольфа Гитлера. Именно ему принадлежала и одна из ведущих ролей в организации расправы над штурмовиками. Другим ключевым руководителем «Ночи длинных ножей» был Рейнхард Гейдрих – руководитель службы безопасности СД.

Подготовка к ликвидации лидеров штурмовиков

Адольф Гитлер долгое время не решался ликвидировать своего старого боевого товарища по партии Рёма и целый ряд видных штурмовиков. Но, в конечном итоге, уговоры руководителей СС и военных взяли вверх. 22 июня 1934 года фюрер вызвал к себе командующего округом СС «Центр» барона Карла фон Эберштайна и приказал привести в боевую готовность все подразделения СС в связи с информацией о подготовке штурмовиками Рёма государственного переворота.

Спустя два дня, 24 июня 1934 года, командующий сухопутными войсками рейхсвера генерал фон Фрич также распорядился начать подготовку к возможным действиям в связи с готовящимся мятежом штурмовиков. 25 июня Гитлер сообщил военному министру фон Бломбергу о том, что он собирается арестовать всех важнейших руководителей штурмовиков. Наиболее ответственное поручение получил один из ближайших подручных Гитлера Йозеф Дитрих (на фото), которому предстояло прибыть в Баварию и возглавить внезапный удар по штурмовикам.

В то же время, Гитлер еще не определился с тем, что делать с главным штурмовиком – Эрнстом Рёмом. Похоже, что фюреру очень не просто давалась мысль о том, что можно вот так расправиться со старым товарищем. И Гиммлер с Гейдрихом, заинтересованные в нейтрализации Рёма, всячески подхлестывали развитие событий по выгодному им сценарию.

Когда Гитлер находился на свадьбе гауляйтера Тербовена в Эссене, фюреру позвонил лично Гиммлер и сообщил, что штурмовые отряды приступают к каким-то подозрительным действиям. После этого Гитлер вернулся в гостиницу, где он остановился, а чуть позже туда прибыл статс-секретарь МВД Пруссии Пауль Кёрнер, который привез письменное донесение от Генриха Гиммлера о том, что СА должно начать восстание с минуты на минуту. Это донесение не оставило у фюрера никаких сомнений – необходимо действовать.

29 июня были подняты по тревоге лейбштандарт «Адольф Гитлер» и полицейская группа «Генерал Геринг». Тем временем, Гитлеру опять пришли донесения от Гиммлера, что штурмовики якобы вот-вот начнут бесчинствовать в Мюнхене. Взбешенный Гитлер, как мы уже говорили выше, отправился в аэропорт Бонна и оттуда вылетел в столицу Баварии.

Конец штурмовиков

Прибыв в Мюнхен, Гитлер первым делом распорядился арестовать местных руководителей СА Шнайдхубера и Шмидта, после чего выехал в Бад-Висзе, где находился Эрнст Рём. В 6:30 утра Гитлер стоял у дверей номера Рёма. В дверь постучал полицейский и попросил Рёма открыть ее по срочной необходимости. Как только Рём открыл дверь, Гитлер с пистолетом в руке лично вошел в номер и приказал Рёму одеться, объявив его арестованным. Затем Гитлер ворвался в номер к обергруппенфюреру СА Эдмунду Хайнесу. Были арестованы все штурмовики, находившиеся в гостинице.

К 9:00 фюрер Гитлер вернулся в Мюнхен, после чего приказал поднять по тревоге подразделения СС во всей Германии. Были распечатаны специальные конверты, в которых находились списки командиров СА и известных штурмовиков, подлежащих ликвидации.

В Германии начался настоящий террор в отношении штурмовиков. Было сразу же принято решение о расстреле Шнайдхубера, Шмидта, Хайнеса, Хайдебрека и графа Шпрети. Относительно судьбы Рёма Гитлер продолжал колебаться. Гиммлеру и Герингу стоило немало усилий убедить фюрера в необходимости физического устранения его старого боевого товарища.

В конечном итоге, ближе к полудню 1 июля Адольф Гитлер все же согласился со своим окружением. Он приказал Теодору Эйке (на фото) взять пистолет с одним патроном и предложить Эрнсту Рёму покончить с собой. В 15:00 Эйке в сопровождении штурмбанфюрера СС Липперта и группенфюрера СС Шмаузера прибыли в тюрьму «Штадельхайм». Несмотря на попытки начальника тюрьмы вмешаться и на звонок министру юстиции Франку, Эйке и сопровождавшие его эсэсовцы прошли в камеру Рёма.

Эйке обратился к всесильному некогда лидеру штурмовиков:

Ваша жизнь кончена. Фюрер дает вам шанс подвести её итоги.

Затем Эйке положил на стол пистолет и вышел. Через 15 минут он вернулся в камеру. Рём так и не застрелился. Он стал лицом к двери, вскинул правую руку и прокричал «Славься, мой фюрер!». ТогдаЭйке и Липперт четыре раза выстрелили в Рёма. От этих выстрелов начальник штаба штурмовых отрядов СА Эрнст Рём скончался на месте. Так закончилась жизнь человека, который в свое время вполне мог претендовать на лидерство в рядах нацистского движения.

Последствия «Ночи длинных ножей»

Во время «Ночи длинных ножей» было убито не только множество видных штурмовиков, в том числе занимавших ответственные государственные посты (полицай-президент Мюнхена обергруппенфюрер СА Август Шнайдхубер, депутат Рейхстага группенфюрер СА Ганс Хайн, фюрер СА для особых поручений граф Иоахим фон Шпрети-Вейльбах), но и целый ряд противников или критиков Гитлера, не имевших никакого отношения к штурмовикам.

Так, во время «Ночи длинных ножей» был убит Грегор Штрассер (на фото) – один из основателей НСДАП, лидер «левого крыла» нацистской партии, близкого к национал-большевизму. Штрассер вечно ссорился с Гитлером из-за расовой политики, заигрывания Гитлера с крупным капиталом, и фюрер ему этого не простил. 

Среди убитых был и полицай-президент Баварии Густав фон Кар, в свое время руководивший подавлением знаменитого Пивного путча. Был убит генерал в отставке Курт фон Шлейхер – предшественник Гитлера на посту рейхсканцлера Германии. Шлейхер ненавидел Рёма и причислить его к числу соратников командира штурмовиков было верхом абсурда. Но гестаповцы воспользовались ситуацией и расправились над генералом, который никогда не высказывал особого расположения к фюреру и нацистской партии.

Еще один знаковый убитый в «Ночь длинных ножей» — Бернхард Штемпфле, монах, философ и публицист, в свое время очень много общался с Адольфом Гитлером и даже принимал участие в подготовке «Моей борьбы». Но он слишком много знал о прошлом фюрера, об его личной жизни, что и могло привести Штемпфле к такому трагическому финалу. По одной из версий, гестаповцы забили Штемпфле до смерти.

Таким образом, главным итогом «Ночи длинных ножей» стала расчистка политического поля Германии от явных и потенциальных противников Гитлера как из числа штурмовиков, так и из числа «старых» консерваторов Веймарской республики. По итогам «Ночи длинных ножей» СС превратились в серьезнейшую самостоятельную организацию и получили право иметь собственные войска, а СА фактически утратили реальные возможности и сосредоточились исключительно на агитационно-пропагандистской работе с молодежью, вспомогательных функциях в охране концлагерей и так далее.

Источник:  https://topwar.ru/159536-noch-dlinnyh-nozhej-kak-gitler-raspravilsja-so-shturmovikami.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *