Александр Халдей. Рыночный Госплан — стратегия для России. | Куликовец

Александр Халдей. Рыночный Госплан — стратегия для России.

Советская система управления позволяла намного лучше решать стоящие сейчас перед страной проблемы — это стало очевидно для части силовиков. 

Всем давно известно, что капитализм в России строился не по канонам экономической эффективности, а по канонам политической целесообразности. Каждое приватизированное предприятие — это гвоздь в крышку гроба коммунизма, как говорил Чубайс. Ни цена, ни структура экономики после приватизации, ни межотраслевые балансы, ни социальные последствия, которые непременно повлияют на экономическую эффективность — ничего это не рассматривалось. Некогда, и главное — незачем. Как говорил Рейган — «Куй железо, пока Горбачёв». Парадокс, но либерализм, упрекавший социализм в том, что у него политика впереди экономики, сам продемонстрировал то, в чём упрекал оппонентов. И демонстрирует до сих пор.

Но социализм исходил из совершенно другой экономической концепции. Полагая ресурсы дефицитными, социализм строил экономику, избегая конкуренции, так как конкуренция распыляет ресурсы и в конце ведёт к тому, что проигравшие разоряются, а работники теряют работу и становятся безработными. Социализм же в Конституции гарантировал право на труд и безработицы у него не было. Экономика страны была построена как единая корпорация, где все цеха связаны друг с другом. У каждого своё задание и свой бюджет, называемый планом. В плане заложены все общественные потребности. Прибыль и рентабельность — такие же нормативно планируемые, но второстепенные показатели по сравнению с планом выпускаемой продукции по номенклатуре и ассортименту.

Такая стратегия привела к монополизированной экономике, где вообще было много моногородов, феномена, для капитализма немыслимого. Но в СССР эффективность народного хозяйства понималась иначе, не как рентабельность, отношение прибыли к себестоимости, а как средство решения прежде всего социальных задач. Рентабельность, повторю, была второстепенной величиной. План имел два вида измерения — натуральное и стоимостное. Так как цены определялись Госкомцен и менялись очень редко, то всё внимание было именно к показателям в натуре. Стоимостные данные были как бы вспомогательными, проверочными данными.

Например, в городе Новороссийске, где главными градообразующими предприятиями являются цементный комбинат, морское пароходство и морской торговый порт, кроме них и профильных второстепенных предприятий типа судоремонтного завода, лесоторгового порта и рыбодобывающего предприятия, была построена мебельная фабрика. Аж из Карелии везли лес и в Новороссийске делали… мебель для детских садов. Которую не только распространяли в СССР, но и экспортировали в… Монголию.

Абсурд в точки зрения рынка — тащить за столько километров от места добычи сырьё для его переработки для такой сферы, как детские садики и экспорт не в Европу, не в США, а в Монголию. Зачем была построена такая схема? В СССР посчитали, что в городе есть большой класс жён моряков, которым где-то надо работать. И построили для них целую фабрику. Не знаю, работали ли на мебельной фабрике именно жёны моряков, но фабрика работала и коллектив был большой. Продукция копеечная, но для СССР важен был фактор распределения отраслей по регионам с целью социального развития, а не прибыли, предприятия размещались именно так для того, чтобы решались не узкоотраслевые, а общенародные задачи. Экономика была для людей. а не наоборот.

Но в этом весь СССР. Во-первых, он реально строил детские садики и не заморачивался такой темой, как их рентабельность. Кто-то должен был в эти садики делать мебель. Эти садики вешали на балансы городов или предприятий, и деньги под них закладывали в план на том или ином уровне. Каждое предприятие имело фонды и формировало их по отраслевым плановым нормативам. Фонд соцкультбыта финансировал социальную сферу — пионерлагеря, детские садики, дома культуры и дворцы спорта. Если у предприятия достаточных для ведомственных садов, домов и лагерей ресурсов не было, все пользовались муниципальными садами и жильём и профсоюзными пионерлагерями.

Всё это было при капитализме первыми сброшено с баланса, как непрофильные активы, а у государства не было денег для развития социалки, так как налоги не платили, а дербанили в Москве и выводили в офшоры. Для капитализма это рационально, для него социалистическая логика — это экономическое безумие. А для социализма безумие — логика капитализма, где закрывают детские сады и уничтожают мебельные фабрики, где для них делают мебель. Разумеется, мебельной фабрики, где делают мебель для детских садов, в Новороссийске больше нет. Как и доброй трети самих детских садов. Да и самих детей больше не становится. Не до них. Каждой либеральной власти прежде всего главное — день простоять да ночь продержаться. Успеть создать свой личный пенсионный фонд. И смыться с ним подальше, пока не догнали и не отняли.

Сейчас в российской политической элите в блоке так называемых силовиков сложилась группа, которая пришла к пониманию, что все нынешние задачи государственного управления России в СССР решались намного эффективнее. И потому они тяготеют к какой-то версии советской модели госуправления. Они поняли — либеральная модель не только обанкротилась, она в принципе не способна решить ни одной задачи экономического развития. В перспективе она уверенно ведёт к государственному перевороту и краху экономики. Политические риски рыночного либерализма выше того результата, который они приносят. Невозможно обеспечить безопасность и развитие, когда половина высшей элиты подчиняется требованием внешних центров управления национальной экономикой и сама рвётся на Запад со своим имуществом, будучи безразличной к росту социальной напряжённости.

Эта часть российской элиты понимает, что надо как-то от  этого отходить и переходить к другой модели. И потому эти группы начинают поддерживать ту часть оппозиции, которая так или иначе эти методы готова опробовать и использовать. Так называемую схему рыночного Госплана вводит у себя в регионе иркутский губернатор от КПРФ Левченко. Понятно, что в капиталистической стране нельзя построить социалистическую область, что модель будет в усечённом варианте, но даже такой опыт этой группе силовиков интересен и важен. Именно они обеспечили политическую поддержку Левченко и КПРФ, пока те дрались в ЕР в Иркутске на выборах. Нет, они не давали указаний ЦИКу, они просто блокировали в Москве то возможное сопротивление, которое могло провалить Левченко, если бы Москва поставила такую цель.

Рыночный Госплан вполне реален, ибо сейчас около 70% нашей экономики так или иначе включено в сферу влияния госкорпораций.  Если ползучая национализация состоялась, то изменить форму управления намного легче. Надо просто решить вопрос с финансовой надстройкой, живущей «под собою не чуя страны» в виде нависающего балкона и никак не соотносящего себя с национальным производством.

Альтернативная модель будет боле эффективна, чем нынешняя. Но отказ от неё связан с решением на политическое столкновение в элитах. Слишком многие утратят возможности для обогащения, и эти многие пока очень могущественны. И поэтому они всеми силами твердят о том, что никакая другая модель не эффективна, а лишь та, где они имеют толстый кусок хлеба с чёрной икрой. И не просто твердят, а всё делают для своего увековечения во власти. Да, пока в стране бал правят сырьевики и финансисты. Пока политические рычаги у них. Но они не могут ими пользоваться на благо страны. Они чем дальше, тем вернее ведут страну к революции. Перейдя порог выборов, они вовсе потеряли страх и связь с реальностью.

Страну топят волна за волной ударные волны их убийственных решений: пенсионная реформа, рост акцизов на топливо, рост НДС, грядущий ценовой шок Нового года, слухи о налогах на изделия красного мяса, идиотские высказывания чиновников, показывающих всю степень их хамства и оторванности от народа, а тут ещё и слухи о возможности сдачи Курил… Такое впечатление, что со страной кто-то проводит испытание на излом. Не треснуло? Тогда добавим ещё нагрузку. Опять не трещит? Тогда ещё немного. Опять не трещит? Ну тогда ещё кое-что подкинем. Интересно, когда же оно треснет и развалится?

Понимая это всё, эта часть силового блока не намерена сидеть и ждать, когда всё рухнет. Они понимают, что необходимо сейчас готовиться к моменту смены системы. Для этого нужны контрпроекты и контрэлиты. Все они зреют и складываются сейчас глубоко в недрах абсурда нынешней системы, переживающей пир во время чумы. Именно пир — отчёты о прибылях нефтяных компаний от повышения цен на фоне спада всей прочей экономики вызывают в памяти знаменитый лозунг времён Марии Антуанетты «После нас хоть потоп!».

Менять систему удобнее всего под шум официальной волны выборов. Здесь много ажиотажа, но меньше шансов для госпереворота и силового столкновения интересов элитных групп.  То есть начало смены системы должно проявиться через два года. Это не гарантированное событие, так как идёт бескомпромиссная борьба. Оппоненты силовиков в либеральном крыле прекрасно понимают, к чему готовятся силовики и как можно им помешать. И тоже не сидят сложа руки. Итог не предрешён, нас ждёт самая острая фаза борьбы за будущее России.

Специально для ИА REX

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + пять =