Железный Зэк: особое мнение — ЧЕЛОВЕКУ ПОСВЯЩАЕТСЯ! | Куликовец

Железный Зэк: особое мнение — ЧЕЛОВЕКУ ПОСВЯЩАЕТСЯ!

Погиб ЧЕЛОВЕК… Да, именно, Человек с большой буквы…
Его называли по-разному. Друзья, родные и близкие — Захар, Батя, Александр Владимирович, Командир, Саша, муж, папа, сынок…
Враги, завистники и критики — «террорист номер один», «царь», «марионетка»…
Но, он оставил след в истории. Своими поступками. Хорошими или не очень — история рассудит. И эти страницы стали одними из самых заметных в книге под названием — «Русская весна». Книге, которую мы с вами еще продолжаем писать…
К Александру Владимировичу можно относиться по-разному.
Любить. Уважать. Идти за ним бой. Или ненавидеть. Считать врагом. Но только не надо забывать, что он был простым донбасским парнем, выросшим в смутные времена развала нашей великой Родины. Во времена нарезки новых границ, кромсавших по живому семьи, культуру, соборность…
Эта эпоха позволила ему найти себя в бизнесе. Но и укрепила в его характере ценности, которые подарила советская школа и наша общая культура.
Его можно обвинять во многих грехах, как это делают украинские медиашакалы. Можно цепляться к его высказываниям о победе над Киевом, окопавшейся там бандеровской хунтой и их прихлебателями… Или потешаться над заявлениями о том, что «Лондон содрогнется»…
Я уверен — он был настоящим романтиком эпохи социализма. Таким донбасским Фиделем или Че Геварой.
Александр Владимирович был человеком с большим и горячим сердцем.
Лихим. Задорным. Дерзким.
Да, случалось, проявлял чрезмерную браваду. Но! Захарченко был искренним во всех проявлениях. По-мальчишески любил оружие. Лихо водил машину. Обожал петь русские песни. Неугомонно мотался по республике: линия фронта — завод — шахта — школа — больница — театр. В его руках оружие сменялось цветами, цветы — шариковой ручкой, шариковая ручка опять оружием.
Его любили и уважали десятки тысяч людей… Прощали ошибки. И главное — верили.
Он торопился жить. В нём клокотал дух противоречий. Глубоко сидело чувство исторической несправедливости. Где-то очень глубоко в душе Захара были спрятаны мечты о военных подвигах и пути Воина.
И этот комок сотканый из мечтаний, противоречий и внутренней борьбы проявился, когда на Донбасс постучалась Русская весна.
Тогда, в далёком четырнадцатом, для многих это показалось возможностью сшить разорванное. Наказать тех, кто плюёт нам в душу. Надавать по рылу тем, кто перешёл черту после скакания на майдане, и костра в Доме профсоюзов в Одессе, где горели души и тела русских патриотов.
Александр Владимирович не остался в стороне. Не вывез семью в безопасное время. А ринулся в гущу событий…
И История это заметила. Да! Именно заметила! Вынесла его на гребень волны. И это не пафосное высказывание. Почему именно его?
Сейчас отвечу. Только нужно сделать отступление. И кое-что прояснить.
Я сам отношусь к Захарченко, говоря мягко, противоречиво. И этому есть объяснение. Ведь в его руках много раз находилась моя судьба, когда согласовывались списки на обмены. И каждый раз он был не на моей стороне.
Некомпетентность его команды на переговорах по обмену привела к тому, что 27 декабря 2017 года, наша сторона позволила себя кинуть. И допущенные ошибки до сих пор не дают закончить этот обмен…
Знаю я и о том, что после дебальцевского котла, Александр Владимирович лично отпускал украинских пленных. Лишь потому, что приезжали мамы и плакали, прося за сыновей.
Великодушно. Красиво.
Но было ли это оправдано? Нет!
Эти «широкие» жесты, царапали израненные сердца участников Русской весны, томящихся в украинских застенках. О них в эти моменты не думали. Они верили и до сих пор верят в нашу идею. Верят в то, что делали всё правильно.
Но! Уже не верят, что им помогут.
Ну а теперь ответ на вопрос: «Почему именно Захар, Батя, Командир оказался на гребне революционной волны?»
Захарченко был романтиком, революционером, смелым мужиком, как и многие командиры ополчения той поры. Амбициозный. Целеустремлённый. Волевой. Не прятался за спины соратников.
Но в отличии от многих, может даже и более опытных, в нём была своя изюминка… Как когда-то у Гагарина – Космонавта Номер Один. Тот был равным среди равных. Но в историю космонавтики вошёл первым. В этом было и счастье, и судьба, и случай…
Так получилось и с Захарченко. Многое в нём подкупало. Лихость. Широта души. Простота в общении. Искренность. Открытая улыбка.
И можно относиться к Александру Владимировичу по разному. Но нельзя отрицать того, что он взял знамя Русской весны на Донбассе и шагнул с ним в Историю.
Понимал ли он последствия? Думаю, да!
Он знал, как настоящий самурай, эта дорога ведет к смерти.
Он знал, что Революция безжалостно пожирает своих героев.
Он знал, что дороги назад нет.
Знал и всё равно пошёл по этой дороге…
Прошёл отпущенный путь красиво, ярко. Но всё ли сделал правильно? Ответ на поверхности — нет.
Он не всегда окружал себя достойными людьми. История многим уже дала им оценку и больно пнула коленкой под зад.
Александр Владимирович был излишне доверчив и часто слушал советы тех, для кого Донбасс не был Родиной.
Есть над чем задуматься после его гибели.
Эта смерть продемонстрировала насколько же мы разобщены. Достаточно было просмотреть статьи в прессе и посты в соцсетях, распечатки которых мне приносили почитать в тюрьму.
И враги это видят. Для них наш раскол — главная победа…
А для меня его смерть ознаменовала конец Русской Весны и наступление затяжной осени.
Смирюсь я с этим? Нет! Буду отстаивать свою позицию, своё понимание происходящего на Украине. Сегодня. Завтра. В тюрьме и на свободе.
Но об этом мы поговорим позже… Когда придёт время…
Знаю одно.
Мы потеряли ЧЕЛОВЕКА!

Игорь Кимаковский (Знахарь)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × 1 =