Решение судеб пленных Украины снова отложили | Куликовец

Решение судеб пленных Украины снова отложили

Пока в мировом медиапространстве раздувается истерия по террористу Сенцову, процесс обмена пленных ВСУ откладывается на неопределенный срок

Ведомство уполномоченной по правам человека в ДНР Дарьи Морозовой запросило у украинской стороны информацию по 282 сторонникам Русской Весны. Большинство из них — уроженцы Донбасса, но есть и жители других регионов Украины, а также граждане России. Запрос предназначался для того, чтобы подать списки на обмен. В ответ украинская сторона подтвердила наличие только 82 человек, а две сотни пленных как бы невзначай потеряла.

Что стало с этими людьми? Убиты? Покалечены до такой степени, что уже и менять неудобно? Кто знает…

Но даже те 82 пленника, чьи имена установлены, пребывают далеко не в лучшем положении. Среди них, повторимся, есть и граждане России, во имя которых почему-то не проводятся пикеты, деятели культуры не собирают подписи в их честь, международные правозащитные институты и Госдеп США не призывают Киев освободить этих людей. Да и российский МИД молчит о них, а отечественные консулы и омбудсмены, создается впечатление, просто не знают дороги в украинские СИЗО и тюрьмы, где содержатся наши соотечественники.

Про одного из самых ярких из них — Игоря Кимаковского, уроженца Одесской области, руководителя Центра компьютерных технологий Санкт-Петербургского государственного аграрного университета и гуманитарщика, помогавшего восстанавливать разоренное войной Дебальцево, случайно заехавшего на украинский блокпост, ­Царьград уже писал.

украина

Фото: www.globallookpress.com

Напомним, что украинское кривосудие обвинило его сразу по нескольким статьям: в посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, ведении агрессивной войны, незаконном обращении с оружием, нарушении порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины, участие в террористической организации, финансировании террористов…

Вот только с доказательной базой у украинских обвинителей были серьезные проблемы, потому следствие растянулось на три года. За это время Игорь освоился в новых условиях, приобрел авторитет у сидельцев и начал писать жалобы и запросы на произвол украинской карательной системы. В декабре 2017 года его чуть не обменяли на военных ВСУ, но процесс впоследствии затормозила «кума Порошенко», первый зампредседателя Верховной Рады, курирующая, в том числе, и вопросы обмена, Ирина Геращенко. Заложники, имеющие российское гражданство, оказались нужны режиму в Киеве.

И вот чудо — в конце мая этого года, в ответ на ходатайство Кимаковского об изменении меры пресечения, украинский суд выпустил его на свободу, обязав являться на судебные заседания. Сам Кимаковский отреагировал на этот «щедрый» жест так: Киев хочет, чтобы он нелегально покинул Украину, тем самым подтвердив, что виноват. Либо же обвинители за этот месяц спешно нароют «доказательства» его вины, чтобы вновь арестовать, согласно внезапно открывшимся новым обстоятельствам.

Поэтому то краткое время, что ему довелось провести на свободе, Кимаковский был предельно открыт, свободно перемещаясь по Украине. Навестил родителей, город своего детства, пообщался с одноклассниками. Ездил в Киев, где пытался пообщаться с Медведчуком и подключить к своему делу известного адвоката (но услуги того оказались слишком дорогими), посетил заседание в Краматорске, чтобы поддержать соратников, встретился с представителями Красного Креста, контактировал с генеральным консулом в Одессе.

Все это время украинские спецслужбы решали, что делать с подсудимым, чьи действия не укладывались в их сценарий: он писал о своих передвижениях в социальных сетях, фотографировался с российской символикой возле залов суда. В итоге, в один далеко не прекрасный момент, в дом, где жил Кимаковский, нагрянули люди в балаклавах, и его босым, в одних шортах, с мешком на голове увезли в неизвестном направлении, избивали. После доставили в одну из подпольных тюрем СБУ в Покровске (бывший Красноармейск, городок на Донетчине), где к украинским заплечных дел мастерам пришла команда обращаться с задержанным предельно корректно.

Видимо, на изменение отношения к пленному повлиял тот резонанс, который дело Кимаковского вызвало в медиа. Ему купили одежду и гигиенические принадлежности, накормили, дали помыться и привести себя в порядок.

сбу

Фото: www.globallookpress.com

Однако решением суда его снова арестовали, наврав общественности, что якобы три дня его искали. Так Кимаковский вернулся в Бахмутское СИЗО.

Думаю, шансов на обмен в ближайшее время нет, — прокомментировал Кимаковский ситуацию Царьграду. — Подарок-обмен будут делать только очень лояльной политсиле. И скорее всего, на парламентские выборы. По моим прогнозам, обмен может произойти не раньше второй половины 2019 года. Я буду судиться, и на обмен уже, наверное, не пойду. Мне дадут восемь лет. А с учетом того, сколько я уже отсидел, через два года мне выходить. Поэтому смысла в обмене не вижу.

Не без горечи Кимаковский отметил, что русские узники Украины, не побоявшиеся в свое время встать за Русский Мир, и те, кто имеет украинское гражданство, и те, у кого российское, по сути, Россией брошены. Государство не бьет в набат по поводу их судьбы. А рукопожатная интеллигенция водит хороводы вокруг имени украинского террориста.

Наши деятели культуры и искусства поддерживают откровенного террориста Сенцова. То, что у него рыльце в пушку, я знаю на 200%, я мог погибнуть вместе с женой от устройств, заложенных в Севастополе 9 мая 2014 года его группой. Наши же его поддерживают. Либеральные активисты — за деньги. Но многие и за просто так…

— напомнил Кимаковский.

«Режиссер Сокуров убил меня своим заявлением в поддержку Сенцова на заседании госсовета по культуре, — продолжил он. — Не Мефедова поддержал, не Кимаковского, не Высоцкого, не (все перечисленные узники — граждане России — прим. Царьграда)… Список можно продолжать. Хотя с Сокуровым я пересекался в Чечне, когда он снимал свой фильм с Галиной Вишневской в главной роли. Жили в одной гостинице, я помогал ему с подбором актеров, консультировал по оружию (Кимаковский закончил военное училище — прим. Царьграда). И что имеем в итоге? Сокуров не знает, что Кимаковский сидит в украинской тюрьме как военнопленный. А о Сенцове знает. Почему!? Да потому, что наши СМИ только о нём и говорят. Фильмы о нём оппозиционные властям режиссёры снимают. А о нас не говорят. Я пока короткое время был на свободе, стучался во все двери. МИД. Журналисты. Никто даже совета не дал дельного. Ковтун и ему подобные получают миллионные гонорары в месяц за то, что поливают грязью мою Родину. А для меня не нашлось три тысячи долларов на адвоката. Всё приходится делать самому».

Сокуров

А. Сокуров. Фото: www.globallookpress.com

По словам Кимаковского, говорить о ребятах — узниках хунты, нужно. Хотя бы потому, что у многих из них серьезные проблемы со здоровьем. Например, у получившего пять ранений Алексея Седикова. Его в неволе не лечат, а у того серьезная ситуация с ногами, начинаются необратимые процессы, срочно нужна операция.

В свое время ДНР жестом доброй воли передала Украине 140 военнопленных. В ответ Украина «потеряла» 200, а те, кого «нашла», пребывают не в лучшем состоянии. И если Россия не вспомнит о них, у них не будет шансов вернуться на родину. Впрочем, как не будет шансов выстоять в геополитическом противостоянии.

Источник

 

Присоединяйтесь к сайту «КУЛИКОВЕЦ» в ОдноклассникахTelegramFacebookВКонтактеTwitter, и Вы всегда будете в курсе последних новостей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 1 =