Максим Мисевский -боец Антимайдана

Максим Мисевский — боец Антимайдана

Максим Мисевский — куликовец, активный участник событий 2 мая 2014 в Одессе. Уже практически три года удерживается в СИЗО сегодняшней фашисткой властью на Украине. В нацистских застенках подорвал здоровье (подробнее об этом см в группе «Помощь политзаключённым Одессы» https://vk.com/club126055699)
Представляем вашему вниманию воспоминания Максима, переданные им из-за решётки.

Мисевский Максим Витальевич 02.05.1980 года рождения. Родился в Каменец — Подольском Хмельницкой области, в два месяца меня перевезли в Одессу. Сын советского офицера. Закончил школу гимназию и одесскую мореходку. Во время учебы пошел работать в общепит что бы было чем платить за образование. За 10 лет дорос до управляющего сетью пляжных бунгало. Надоело вариться в людской клоаке и в 2009 году ушел в море. С последнего рейса вернулся в мае 2013 года. Как раз когда закончилось действие морских документов. Моя компания предложила мне повысить класс документов и должность на работе но надо было побыть на берегу полгода, я согласился. И вот так меня застал майдан. Честно, это был шок! Я не мог понять куда стремятся онижедети, и что они хотят найти в чуждом нам мире. Я видел европу и европейцев изнутри, это не наш мир и мы там не нужны как люди, только в качестве рабов или дешевой рабочей силы. А тут масса народа в центре одного из красивейших городов Европы, с чужими флагами, с непонятными лозунгами и целями. Поехали с друзьями посмотреть поближе на происходящее. Увидев толпу отморозков, с расширенными зрачками и оскалом на лице, прозрели… В лагере майдана можно было бесплатно одеться в зимние вещи известных фирм и производителей, тебя кормили и поили целый день только стой и ори что ты хочешь в Европу. Это очень поразило, мы работающие и привозящие в эту страну валюту, не поняли как такое возможно… Масса народа убивающая центр столицы вместо того, что бы работать и приносить благо стране, своей стране, своим семьям… в общем как говорят нам оторвало крышу, домой вернулись ошарашенные. Потом по телевизору увидели Нуланд и стало понятно, что у нас разыгрывают сценарий цветной революции и что просто так это все не закончится. Как живут страны после такой революции я видел в Ливии после свержения Кадаффи. Я там был во время правления Кадаффи и после. Ужасающее сравнение. В один момент страна в руинах… а тут как раз Бойня на Грушевского, горящие вэвэшники и беркутята, разгромленные магазины, банки, аптеки. Все, что было в радиусе майдана было разгромлено и разграблено. 23 или 24 января 2014 года в Одессу пришло сообщение, что к нам едут майдановцы захватывать администрацию. Я с друзьями поехал к администрации, где мы простояли почти всю ночь. Мороз, снегопад, а народу собралось очень много. И почти все простояли до утра. Там я познакомился с атаманом Православного казачества, и с его офицерами и казаками. Мне понравилась их сплоченность, патриотизм и настроение стоять до конца но не допустить переворот в городе. На следующий день вместе с ними зашёл внутрь здания, где и провел почти месяц выходя только помыться. В Одессе почти всю милицию вывезли в Киев, и не кому было удерживать здания, губернатор попросил казаков обеспечить защиту и помощь милиции. К нам приезжали один раз, поезд дружбы из Львова, одесситы их перетанцевали, без драк и криков. Львовяне развернулись и отбыли домой… Благодаря поддержке одесситов город жил и работал, чистился снег, трассы, развозили хлеб и воду в те населенные пункты, которые замело капитально. В феврале начали создавать отдельный казачий полк Черноморского округа, куда мы с друзьями и вступили. Меня и еще двух моих друзей приставили к атаману в качестве телохранителей. Не помню точно дату, когда господин Кличко с трибуны майдана сказал, что казакам надо головы резать. Поэтому мы везде и всюду следовали за атаманом. 18 февраля в Одессе собирали очередной караван на антимайдан в Киев. Нас отрядили сопроводить колонну из 4х автобусов. По дороге еще и разблокировали одесский Берку,т который из за майдановцев не мог выехать на Киев. В сети было видео, как это происходило. Ночью с 18 на 19 февраля трассу на Киев перекрыли большими грузовиками в шести местах, что бы не допустить завоз антимайдановцев. Мы как раз под Уманью были, проехали через город и выскочили на трассу выше блокады. Встретили попутную колонну в сопровождении милиции и вместе с ними прорвались в Киев. Жаль поздно выехали, на день раньше надо было собираться. Пропустили штурм лагеря антимайдана, мы когда приехали застали только разгромленный Мариинский парк, поломанные ограды и брусчатку дорожек. Видели беркутят в бронниках, в которых застряли пули из огнестрельного оружия. Пробыли до вечера там, разместили своих и уехали потому что под обладминистрацией Одессы была бойня 19 февраля и начальство приказало срочно вернуться. На обратном пути, не доезжая до Жашкова, видели первый блок пост майдановцев, горел большой автобус, вдоль обочины на коленях стояли раздетые люди рядом с ними майдановцы с ружьями, вилами и битами, дорога перегорожена бороной. Слава Богу проскочили. По дороге пришло сообщение что Антимайдан поддерживает беркут в наступлении на Майдан. Вернувшись в Одессу, узнали подробности избиения евроинтеграторов под обладминистрацией. А утром меня разбудили телефонным звонком ребята, оставшиеся в Киеве. Они отступали, не зная города и местность, мы их выводили из окруженного блокпостами Киева 6 дней. Ребят и в Лавре прятали, и у друзей, близких знакомых. В общем полный разгром после отступления Беркута и победы Майдана. Но вернули всех целыми. 20 числа мы вышли из обладминистрации. Губернатор и городские власти метались, не зная как себя вести и что предпринять. В одночасье рухнуло все. Жизнь перевернулась с ног на голову. Мы занялись набором в полк и построением подразделения. В это время в Одессе появился лагерь Антимайдана на Куликовом поле. Спустя неделю зам. начальника милиции Одесской области Фучеджи попросил казаков помочь с охраной правопорядка в городе и на Куликовом поле. По городу ездили с милицией в патрулях, а на Куликовом поле постоянно находились около 20 казаков. До 10 апреля прямых стычек с евромайдановцами не было, наши марши отводили по одним улицам, а евромайдановцев по другим. А 10 апреля майданутым приспичило заблокировать Царева в гостинице, возле нее и произошел первый в городе бой с евромайданом. Разбили и разогнали их тогда в пух и прах. После этого была тишина до взрыва на блокпосту 7 километра, примерно в конце апреля. После взрыва приехал Парубий и привез план событий, которые произошли 2 мая. 30 апреля комендант Куликового поля принял решение вывести лагерь в лесопарковую зону мемориала 411 батарея, это почти за городом. Мнения в лагере разделились, да и в казачестве тоже. В итоге на Куликовом поле остались люди, готовые стоять до конца. Моя тройка к тому времени занималась охраной одного из старших офицеров полка, ему расстреляли окна квартиры и кинули взрывпакет под машину. Нам выдали травматические пистолеты и отрядили его сопровождать. Вместе с ним мы уехали за город, в Одессу вернулись 2 мая после обеда. Проезжая центр города видел собирающихся ультрас и самооборону майдана. Заехал домой, взял броник и поехал на Куликовое поле, там меня и застало сообщение о столкновениях в центре. Туда вывели тех, кто переехал в новый лагерь, на Куликовом поле спешно строили баррикады и готовились к обороне. Дождавшись друзей, поехали в центр на вызов от командира. Он позвонил со словами, что наших зажали на Греческой и закидывают коктейлями Молотова. Но пробиться мы не смогли, сначала напоролись на колонну евромайдановцев, свернули на другую улицу, а там напоролись на блокпост майдановцев и милиции. Они вызвали спецподразделение «Сокол» и следственную группу, которая нас разоружила. Нас доставили в райотдел, откуда сразу выпустили. К этому времени центр города был уже пустой, толпа ушла на Куликово поле. Мы поехали туда, а там все окружено, везде были майдановцы. Поняв, что не пробьемся, поехали по центральным райотделам вытаскивать наших задержанных. Меня набрали знакомые и сказали, что меня и моих друзей вместе с нашей машиной внесли в черный список и нас ищут правосеки. Мы решили перейти на нелегальное положение и выехали за город. Основные события смотрели в сети. После просмотра решили собирать информацию на тех, кто приехал убивать одесситов. Брали видео, тормозили воспроизведение когда было видно лица, искали их в соц. сетях. Найдя имя, фамилию, через адресный стол получали информацию о регистрации и месте проживания, всего нашли ~4500 тысячи человек из организаций типа «Тризуб» и «Белый молот». Нашли человека который снимал момент, когда антимайдановцы заходили в Дом профсоюзов, с помощью этого видео можно было посчитать количество людей зашедших в дом профсоюзов и если посчитать всех кого вывели из него можно получить точную цифру погибших, планировали провести гражданский арест и допрос лидера евромайдановцев Марка Гордиенко ( казаки имеют право на гражданский арест по закону Украины ). В процессе сбора информации и слежки за ним нас и задержали. 28 мая примерно 12:00-13:00 дверь в мою квартиру начали ломать. Глазок был заклеен кто и что на той стороне не видел. Попросил остановиться и не ломать двери, оттуда сказали открыть дверь и лечь на пол. Когда выполнил все что сказали в открытую дверь начали забегать люди в форме и с автоматами, забегали наступая мне на тело и голову. Последний закрыл дверь и стал бить меня ногами в голову, в район виска, сколько бил, не знаю, потому что потерял сознание. Очнулся от резкого запаха, они мне ватку в нос тыкали. Со рта текла кровь. Они меня начали спрашивать, где мои друзья, машина, деньги, получив отрицательные ответы, начали избивать, в ход шли и ноги и телескопические дубинки. Били по телу и голове, стараясь попасть так, что бы голова по инерции билась об кафель на полу. Снова потерял сознание. Очнулся, когда облили водой, и опять те же вопросы. Пполучили такой же ответ, опять били, кровь текла с бровей, носа, уха и рта, зубы покрошили, опять потерял сознание. Отлили водой и перетащили в комнату, там на диване разложены пистолеты, обрез, самодельные гранаты, банки с порохом, рядом в ведре бутылки с фитилями, включили камеру и сказали сказать, что это моё, я отказался. Опять забили до потери сознания. Я уже шел на свет по темному коридору, когда они меня привели в чувство. Понял, что забьют на смерть и сказал то что они хотели. После этого они дали на подпись протокол обыска и вывели меня на улицу, и усадили в микроавтобус. Там сидел человек в форме и парень, который жил со мной в квартире. (Пока я отзванивался, что мне ломают дверь он выпрыгнул с балкона и попытался убежать. Далеко не ушел — район был оцеплен. Они ему пробили голову чем-то и увезли в больницу. Поэтому его не было, когда меня забивали в квартире). Рядом с человеком в форме сел такой же и они в четыре руки продолжили нас бить. Притом особо не заботились, что на лице останутся следы. Били, пока из дома не вышел следователь и не сел к нам в автобус. После этого мы поехали. Когда подъехали к зданию на Еврейской33 я понял, что нас задержали сбушники.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 1 =