Игорь Немодрук. Подвиг, длящийся года. | Куликовец

Игорь Немодрук. Подвиг, длящийся года.

Вот уже восьмой год каждое воскресенье, в любую погоду, в праздник ли или в «будний выходной», на Куликово поле приходят люди почтить память погибших в одесском Доме профсоюзов. И устраивают маленькие воскресные митинги. (24 декабря. Митинг на Куликовом поле)

Каждое воскресенье! Семь лет из недели в неделю, как на вахту! Представь себя на их месте, читатель — вместо поездки на дачу, похода в кино, на пляж или на пикник с друзьями, ты отказываешься от маленьких радостей жизни и идёшь ТУДА. Сначала вас много, потом меньше и меньше. Сначала вас всячески третируют нацики — оскорбляют, угрожают, выбрасывают приносимые вами цветы, пытаются бить. Потом, разбиваясь о вашу стойкость, даже они устают и просто уничижительно игнорируют. Мол придурки ватные, городские сумасшедшие. Скорее всего друзья и близкие тоже не совсем тебя понимают, может даже крутят пальцем у виска у тебя за спиной и говорят: » Ну кому это нужно?» Но подходит очередное воскресенье и ты опять упрямо идёшь на Куликово поле.
Как то один военный, офицер- связист, в разговоре упрекнул, что одесситы пассивны и не сопротивляются бандеровцам. Я ему привёл в пример этих стоиков-куликовцев, на что получил ожидаемый ответ: «Подумаешь, вышли раз в неделю!». Он в тот день в глубинке ДНР лазил на вышку и на пронизывающем ветру ремонтировал антенну связи.
Я его спросил: Вот представь, наши ушли и ты остался один в тылу врага. Смог бы ты семь лет еженедельно ездить сюда, в эту Кацапетовку и ремонтировать эту антенну? Ездить не на служебной машине, а на маршрутке за свой счёт, без всесильных корочек, без поддержки армии и властей? Без связи с центром, даже без уверенности, что эта антенна кому-то нужна, что кто-то знает о тебе и об этой твоей работе ? Под градом издевательств и насмешек? Под упрёками жены, что ты в единственный выходной отвлекаешься от семьи на непонятно что?  Смог бы?
Он ответил: -Нет.
А ведь эти люди делают подвиг.  Долгий, упорный упрямый подвиг.  Они как наша совесть, неудобная, мешающая жить сиюминутными заботами и потому   загоняемая в дальние закоулки сознания.

Но их дело нужное.  Они упрямо сохраняют не огонь даже, а уголёк, искорку,  заливаемую водой, задувемую ветрами, расшвыриваемую ногами.  Искорку, из которой вспыхнет, когда придёт время, пламя.  Пламя праведного и всё очищаемого гнева.

Потому что:

Это нужно — не мертвым! Это надо — живым!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 + восемнадцать =