Александр Самсонов.Катастрофа белой Одессы | Куликовец

Александр Самсонов.Катастрофа белой Одессы

Смута. 1920 год.В январе—феврале 1920 года, Красная Армия разгромила новороссийскую группировку генерал Шиллинга и освободила Одессу. Одесская эвакуация стала очередной катастрофой для белого Юга России.

Поражение новороссийской группировки Шиллинга

После прорыва красных к Ростову-на-Дону силы ВСЮР были рассечены на две части. Основные силы Белой армии под началом Деникина были отброшены за Дон. В Новороссии остались белые соединения под началом генерала Шиллинга – бывшая Киевская группа генерала Бредова (Правобережная Украина), 2-й армейский корпус генерала Промтова и 3-й армейский (Крымский) корпус Слащёва.

Группировка генерала Шиллинга была слабой, имела связь с войсками Деникина только по морю, кроме того, в начале 1920 года разделилась. Два корпуса (Промтова и Бредова) остались на правом берегу Днепра, прикрывая Херсон и Одессу, а корпус Слащёва, который до этого боролся с махновцами в районе Екатеринослава, был направлен для обороны Северной Таврии и Крымского полуострова. Однако слащёвские части были самыми боеспособными в новороссийской группировке белых. Другие войска Шиллинга были малочисленны и уступали в боеспособности другим добровольческим частям. Без корпуса Слащёва Шиллинг не смог дать серьёзный бой за Новороссию.

Таким образом, добровольцы не смогли организовать сильного сопротивления в Новороссийской области. На Правобережье белые отступали, а если и пытались где-то удержаться, то красные их легко обходили, переправлялись через Днепр на других участках. Деникинцы отступали дальше. К январю 1920 года фронт проходил по линии Бирзула – Долинская – Никополь. Белогвардейцы сохраняли за собой территории Херсонской и Одесской областей. Тем временем Красная Армия продолжала наступление. На Правобережье Малороссии переправилась уже вся 12-я советская армия Меженинова. От Черкасс и Кременчуга поворачивала на юг и 14-я советская армия Уборевича. 10 января 1920 года на базе Южного фронта был создан Юго-Западный фронт под командованием Егорова, он должен был завершить разгром белых в Новороссии.

Тыла у белогвардейцев не было. Крестьянская война бушевала в Малороссии. Села были охвачены повстанческим движением всех видов – от самообороны и обычных бандитов до «политических». Железную дорогу Александровск – Кривой Рог – Долинская контролировала армия Махно. От Умани до Екатеринослава действовали отряды петлюровцев. Поэтому нормальной связи между командованием, штабами и частями не было. Остатки частей и подразделений белогвардейцев численностью от десятков до нескольких сотен бойцов, часто обремененных семьями и гражданскими беглецами, действовали самостоятельно, часто двигались наугад, подчиняясь общей инерции бегства и мешаясь с толпами и обозами беженцев.

Одесская «крепость»

В сложившейся катастрофической ситуации главнокомандующий ВСЮР Деникин не собирался защищать Одессу. Более верным казалось стянуть боеспособные части к Херсону, а оттуда можно было, при необходимости, прорваться в Крым. Красная Армия также не могла создать сплошного фронта и можно было ускользнуть от главных сил противника. Поэтому сначала Шиллингу поставили главную задачу – прикрыть Крым. Поэтому войска необходимо было выводить на левый берег Днепра в районе Каховки и Херсона.

Однако на обороне Одессы настаивала Антанта. Со времени французской оккупации Одессы этот город на Западе стал символом всего белого Юга России, его потеря, по мнению союзных миссий, окончательно подрывала престиж белогвардейцев в Европе. Также Одесский район прикрывал от красных Румынию, которая оккупировала часть русской земли, и опасалась присутствия Красной Армии у границы. Кроме того, Антанте было важно сохранить Одессу из стратегических соображений (контроль над Северным Причерноморьем). Союзники обещали доставить в Одессу необходимое оружие и предоставить снабжение. Также обещали поддержку британского флота.

В итоге под давлением союзного командования белые пошли на уступки и решили оборонять Одессу. 2-й армейский корпус Промтова получил задачу, вместо форсирования Днепра в тылу 14-й советской армии и выхода в Крым для соединения с корпусом Слащёва, защитить Одессу. Белогвардейцы требовали, чтобы Антанта в случае неудачи гарантировала эвакуацию союзным флотом и договорилась с Румынией о пропуске отступающих войск и беженцев на её территорию. Союзники обещали помочь со всем этим. Штаб французского командующего в Константинополе генерала Франше д’Эспре сообщил представителю Деникина, что Бухарест в целом согласен, выдвинув лишь ряд частных условий. Об этом же британцы известили генерала Шиллинга.

В самой Одессе царил хаос. О создании «крепости» никто и не думал. Даже многочисленное офицерство, которое бежало сюда за все последние годы войны, думало только об эвакуации и предпочитало играть в патриотизм, создавая многочисленные офицерские организации и не желая выходить из города для борьбы на передовой. Поэтому мобилизовать какие-либо подкрепления в большом и многолюдном городе не удалось. Одни горожане искали способы бегства за границу, другие, наоборот, верили, что положение на фронте прочное и повода для беспокойства нет, третьи — ждали прихода красных. Чиновники за взятки записывали многих граждан, желающих избежать армии, в «иностранцы». По-прежнему процветал криминальный мир, спекуляции, контрабанда и коррупция. В итоге все мобилизации срывались. Даже собранные призывники, получив оружие и обмундирование, тут же старались улизнуть. Многие из них пополняли ряды бандитов и местных большевиков.

На бумаге создали множество добровольческих частей, которые в реальности могли насчитывать несколько человек либо вообще были плодом фантазии какого-нибудь командира. Иногда это был способ избежать передовой, пока «полк» находится на «стадии формирования». Также части создавали различные проходимцы, чтобы получить деньги, снаряжение, а затем исчезнуть. Известный политический деятель В. Шульгин вспоминал: «В критическую минуту от двадцатипятитысячной «кофейной армии», которая толкалась по всем «притонам» города, и от всех частей вновь сформированных и старых, прибившихся в Одессу… — в распоряжении полковника Стесселя, «начальника обороны», оказалось человек триста, считая с нами».

Катастрофа белой Одессы
Моряки с британского линкора «Аякс» на причале Одесского порта

Одесская эвакуация

Союзное командование «тормозило» с организацией эвакуации. В Константинополе сообщали, что падение Одессы «сомнительно» и «невероятно». В результате эвакуация началась слишком поздно и проводилась медленно.

В середине января 1920 года Красная Армия взяла Кривой Рог и развила наступление на Николаев. На острие удара была 41-я стрелковая дивизия и кавалерийская бригада Котова. Шиллинг, оставив в обороне на херсонском направлении корпус Промтова, стал стягивать группу Бредова в район Вознесенска, чтобы организовать фланговый удар по противнику. Однако красные опередили деникинцев, и всеми силами ударили по Промтову раньше, чем части Бредова успели сосредоточиться и контратаковать. Корпус Промтова, обескровленный в предыдущих боях, из-за эпидемии тифа и массового дезертирства, был разгромлен, оборона белых прорвана. Остатки белых частей бежали за Буг. К концу января Красная Армия заняла Херсон и Николаев. Путь на Одессу был свободен. Белые сумели эвакуировать из Николаева и Херсона большую часть находившихся там судов и кораблей, включая находившиеся в ремонте и постройке, но на это были использованы последние запасы угля Одесского порта.

Началась Одесская катастрофа. Корабли из Севастополя, где располагался белый Черноморский флот, вовремя не пришли. Флотское командование и британцы опасались падения Крыма, поэтому под разными предлогами задерживали выход кораблей, необходимых для возможной эвакуации Севастополя. В начале января красные вышли к берегам Азовского моря и часть кораблей белого флота вице-адмирал Ненюков направил для эвакуации Мариуполя и других портов. Также был сформирован отряд Азовского моря под началом капитана 2-го ранга Машукова, в который вошли ледоколы и канонерки. Он поддерживал корабельным огнем и высадкой десантов корпус Слащёва, который оборонял проход в Крым. Кроме того, часть судов белого флота крейсировали у берегов Кавказа, для устрашения грузин и повстанцев. А флагман крейсер «Адмирал Корнилов» накануне падения Одессы был направлен в Новороссийск. Всё этого говорит, что в ставке Деникина и в Севастополе не отдавали себе отчёта о серьёзности положения Одессы. На судах, которые стояли в Одессе, не было угля (привоз угля опоздал на день). Кроме того, много судов, из-за симпатий моряков к большевикам, в нужный момент оказались неисправны, с машинами в ремонте.

31 января генерал Шиллинг сообщил Деникину о сложившейся ситуации, на следующий день – известил о надвигающейся катастрофе союзников. Командование Черноморского флота, до которого доходит истинное положение дел в районе Одессы, просит британцев о помощи. Англичане помощь обещают, но сначала генерал Слащёв должен дать им обещание, что удержит перешейки. В ночь на 3 февраля в Джанкое состоялось совещание, на котором Слащев дал соответствующее заверение. В этот же день из Севастополя вышли приспособленные для перевозки войск британские транспорты «Рио-Прадо» и «Рио-Негро», пароход с углем и крейсер «Кардифф». Также в течение нескольких дней должны были выйти и другие корабли. Адмирал Ненюков направил в Одессу плавучий госпиталь «Святой Николай», затем транспорт «Николай», вспомогательный крейсер «»Цесаревич Георгий», миноносец «Жаркий» и несколько транспортов.


Британский лёгкий крейсер «Церес» во время стоянки в Одессе

Сцены эвакуации из Одессы. На заднем плане британский транспорт «Рио Негро»

Тем временем разгромленный корпус Промтова не смог удержать на Буга и стал отходить к Одессе. Так как город не был готов к обороне, а эвакуация войск морем была невозможна, то оставшимся войскам Бредова и Промтова приказали отходить к румынской границе, в район Тирасполя. Из-за отхода остатков корпуса Промтова на запад, между наступающими со стороны Николаева красными и Одессой не осталось никаких белых частей. 3 февраля выделенный из состава 41-й дивизии отряд занял крепость Очаков, запиравшую Днепро-Бугский лиман. А главные силы дивизии шли на Одессу.

4 февраля генерал Шиллинг издал запоздалый приказ об эвакуации. Кораблей для эвакуации не хватало. Британцы, правда, прислали ещё линкор «Аякс» и крейсер «Церес», несколько транспортов, выставили в порту свою охрану и начали посадку на суда. Но этих кораблей и судов было мало, чтобы организовать быструю и масштабную эвакуацию. События развивались слишком быстро, чтобы организовать планомерный вывоз людей, огромных военных запасов, ценных грузов и имущества беженцев. Подготовительный период белые полностью провалили. Так, правление военного порта под началом капитана 1-го ранга Дмитриев, основываясь на успокоительных словах Шиллинга и начальника гарнизона Стесселя, инициативы не проявило и не приняло подготовительных мер для эвакуации. Частные суда не были мобилизованы, и часть пароходов ушла почти без людей. Стоявшие на учёте многочисленные морские офицеры, включая личный состав эвакуированного в Одессу управления Николаевского военного порта, не были привлечены к эвакуационной работе. Управление движением в порту практически отсутствовало, этим пытались заниматься только британцы. В первый день, ещё не веря в угрозу, сравнительно мало людей шло к молам для погрузки на суда. Но уже утром 6 февраля, когда в Одессе стала слышна артиллерийская стрельба, которую вели отходившие к городу бронепоезда, началась паника. Тысячи людей толпились у молов, ожидая погрузки.

Кроме того, в самом городе, узнав о приближении красных, активизировались бандиты и большевики с красными рабочими отрядами. Бандиты решили, что пришло время нового большого грабежа. 4 февраля 1920 года началось восстание на Молдаванке. Коменданту Стесселю с частями гарнизона и офицерскими организациями ещё удалось его загасить. Но 6 февраля началось новое восстание на Пересыпи, его подавить уже не удалось. Огонь восстания распространился по всему городу. Одесские рабочие захватили рабочие районы. Тысячи людей панике бежали в порт. Англичане брали только тех, кто успел взойти на корабли. Также поступали и русские суда. Часть неисправных судов вывели на внешний рейд. Позднее корабли приняли ещё часть беженцев, но большая часть так и не смогла эвакуироваться.

В ночь на 7 февраля генерал Шиллинг со своим штабом перешел на пароход «Анатолий Молчанов». Ранним утром 7 февраля (25 января по старому стилю) 1920 года части советской 41-й стрелковой дивизии со стороны Пересыпи и Куяльника почти без сопротивления вошли в северо-восточную часть города. Кавбригада обошла город и вскоре заняла станцию Одесса-Товарная. 41-я дивизия была слабого состава, и без сильной артиллерии, её усиливали в основном партизанскими отрядами. Но в Одессе не было сильных частей добровольцев, чтобы дать бой и задержать движение противника для завершения эвакуации. Только в центре города красными стали оказывать сопротивление подразделения гарнизона Стесселя. Стрельба в городе и обстрел порта красными, которые заняли господствующий над портом Николаевский бульвар, вызвала панику среди ожидающих начала погрузки, началась давка и оставшиеся пароходы поспешили уйти. В частности, не догрузившись, имея на борту всего лишь несколько сот человек конвоя и штаба командующего, транспорт «Анатолий Молчанов» ушел на рейд. Британцы, из-за угрозы прорыва красных в порт, решили закончить эвакуацию и приказали кораблям до вечера выйти на внешний рейд.

8 февраля красные полностью заняли Одессу. Полковник Стессель с частями гарнизона, офицерскими отрядами, кадетами Одесского кадетского корпуса, многочисленным обозом – эвакуируемые учреждения белого Юга России, иностранцы, раненые, беженцы, семьи добровольцев, смогли прорваться на западные окраины города и оттуда двинулись в сторону Румынии. С опозданием из Севастополя подошёл миноносцы «Жаркий» и «Цесаревич Георгий», также прибыли отряды американских и французских кораблей. Но они смогли только взять на буксир неисправные суда, на внешнем рейде и подобрать отдельные группы беженцев. В итоге смогли эвакуировать только около трети беженцев (около 15 — 16 тыс. человек). Часть пароходов ушла в румынский Сулин, другие в болгарскую Варну и Константинополь, либо в Севастополь. По сообщению командующего 14-й советской армией в Одессе было взято в плен свыше 3 тыс. солдат и офицеров, захвачено 4 бронепоезда, 100 орудий, сотни тысяч боеприпасов. В порту был оставлен недостроенный крейсер «Адмирал Нахимов» и несколько судов и пароходов. В городе было брошено значительное количество военного имущества и материальных ценностей, оборудования, сырья и продовольствия. Железнодорожные пути были забиты составами с различными грузами, вывезенными из Киева и Новороссии.

Британское командование решило уничтожить две почти достроенные и оставшиеся в Одесском порту подводные лодки «Лебедь» и «Пеликан». 11 феврали неожиданно для советских войск британские корабли открыли по порту сильный огонь, и под прикрытием его миноносцы вошли в гавань, захватили и утопили подводные лодки. Эта операция показывала слабость красных сил в Одессе. При должной организации и воле к сопротивлению (в частности, направив части Промтова для обороны города) белое и союзное командование могли организовать сильное сопротивление и провести полноценную эвакуацию.


Командующий войсками Новороссии, генерал-лейтенант Белой армии Н. Н. Шиллинг

Гибель Овидиопольского отряда

Основная массе беженцев собралась в большой немецкой колонии Гросс-Либенталь в 20 км западнее Одессы. Те, кто не стал задерживаться на отдых и сразу вышел в сторону Тирасполя, удалось соединиться с частями Бредова. На другой день дорогу перехватила красная кавалерия. Оставшиеся беженцы – т. н. Овидиопольский отряд полковника Стесселя, генералов Мартынова и Васильева (всего около 16 тыс. человек), двинулся вдоль побережья на Овидиополь, чтобы форсировать по льду Днестровский лиман и попасть в Бессарабию, под защиту румынской армии. 10 февраля 1920 год отряд прибыл в Овидиополь, напротив города Аккерман, который был уже на румынской стороне. Однако румынские войска встретили беженцев артиллерийским огнем. Затем, после переговоров, вроде дали разрешение на переправу. Но устроили длительную проверку документов и пропустили только иностранцев. Русских прогнали, не пустили даже детей. Попытавшихся перейти границу без разрешения встретили огнем.

Овидиопольский отряд оказался в безвыходном положении. Приближались красные части – 45-я стрелковая дивизия и кавбригада Котовского. Румыны не пускали к себе. Местные были враждебны и старались прибрать всё что плохо лежит. Решили уходить вдоль Днестра в надежде прорваться к частям Бредова в районе Тирасполя и затем вместе дойти до петлюровцев и поляков. 13 февраля вышли. Но быстро напоролись на преследователей. Первые атаки смогли отразить, пошли дальше. Шли днем и ночью, без остановок и пищи. Лошади и люди падали от усталости и голода. 15 февраля красные, подтянув подкрепления, снова атаковали. Отбили и эту атаку. Но силы были уже на исходе, как и боеприпасы. Впереди была железная дорога Одесса – Тирасполь. Но там стояли красные бронепоезда и войска.

Части отряда генерал-лейтенанта Н. Э. Бредова и беженцы в ожидании эвакуации в Румынию у р. Днестр

Снова решили идти за Днестр, в Румынию. При этом самое боеспособное ядро (бойцы строевых частей и отрядов добровольцев) во главе с полковником Стесселем, приняло решение, бросив все обозы и беженцев, ударной группой, попытаться налегке прорваться из окружения для соединения с войсками генерала Бредова. И им это удалось. Оставшиеся войска и беженцы во главе с генералом Васильевым решили снова пытаться спастись в Румынии. Форсировали реку и расположились огромным лагерем у деревни Раскаяц. Румыны предъявили ультиматум – к утру 17 февраля покинуть их территорию. Беженцы остались на месте. Тогда румынские войска поставили пулеметы и открыли огонь на поражение. В панике тысячи людей бежали на русский берег, множество погибло. А на берегу их ждали уже местные банды и повстанцы, которые грабили и убивали беженцев. Остатки отряда капитулировали перед красными. Всего в разных местах сдалось около 12 тыс. человек. Некоторая часть всё же смогла пробраться в Румынию: сумевшие ускользнуть во время бойни, которую устроили румынские войска; вернувшиеся потом мелкими группами; купившие себе проход у местных чиновников за взятки; выдавшие себя за иностранцев и т. д.

Бредовский поход

Части Бредова и Промтова, отступившие к Тирасполю, тоже не смогли уйти в Румынию. Их также встретили пулемётами. Но здесь были самые дисциплинированные и боевые части. К ним пробился и отряд Стесселя. Бредовцы двинулись на север вдоль реки Днестр. По пути белые отражали атаки местных повстанцев и красных. Через 14 дней тяжелого похода, между Проскуровым и Каменец-Подольском белогвардейцы встретили поляков. Было заключено соглашение. Польша приняла белых до возвращения на территорию, занятую армией Деникина. Оружие и обозы сдали «на сохранение». Разоруженные части бредовцев перешли на положение интернированных – поляки загнали их в лагеря.

В начале похода под началом Бредова было около 23 тыс. человек. Летом 1920 года около 7 тыс. человек было переброшено в Крым. Большинство погибло от эпидемии тифа, в том числе и в польских лагерях, другие предпочли остаться в Европе или вошли в состав польской армии.

После этой победы 12-я советская армия повернула против Петлюры. Воспользовавшись борьбой Красной Армии с деникинцами, петлюровские отряды, на которые почти не обращали внимание, заняли значительную часть Малороссии, вошли в Киевскую губернию. Теперь же петлюровцам быстро намяли бока и они бежали под защиту поляков. Махновцы в этой ситуация сначала сотрудничали с красными против белогвардейцев, делая вид, что конфликта и не было. Но затем советское командование приказало Махно переходить со своими войсками на польский фронт. Естественно, что батька этот приказ проигнорировал и был объявлен «вне закона». И снова махновцы стали врагами красных, до наступления войск Врангеля.


Командующий группы ВСЮР, расположенных на Правобережной Украине, генерал-лейтенант Николай Эмильевич Бредов
Источник ://topwar.ru/167018-katastrofa-beloj-odessy.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 3 =