Владимир Скачко .Американский «афровик» на украинском «афрозёме» | Куликовец

Владимир Скачко .Американский «афровик» на украинском «афрозёме»

 

Если, преодолевая гнев и брезгливость, внимательно наблюдать за тем, что происходит в США, а за ними и во многих странах Западной Европы, то можно сделать вывод, что настоящее, стремящееся обозначить и будущее, предвидели только три человека.

Первый — древнешумерский укр-ариец.

Ну, тот, который 140 тысяч лет назад слез со смереки в Галичине, придумал Иисуса Христа, Будду и велосипед и повёл соплеменников на юг. Копать Чёрное море. Чтобы было где «москалей топить», если что. И загорать, конечно, на отдыхе.

Второй провидец — это, разумеется, Казимир Малевич. Хоть и не совсем чистый укр, но родом из Киева, жил в Конотопе, где и нарисовал свою первую картину маслом. А потом он нарисовал и «Чёрный квадрат», который выносит мозг не одному ценителю или специалисту, пытающемуся постичь даже не технику, а гениальность замысла художника и вообще весь смысл полотна.

Третий — вообще не укр, но территориально близок к шумерам Месопотамии, к которым укры Галичины, собственно, и стремились, копая своё Чёрное море. Это ливанец Нассим Талеб, математик, трейдер, бизнесмен и философ, который живёт в США и утвердил в сознании человечества понятие «Чёрный лебедь», обосновав его в одноимённой книге 2007 года. Ну, «Чёрный лебедь» — внезапное редкое событие или явление гигантского масштаба, которое меняет ход истории, но его нельзя предсказать, а при его наступлении невозможно прогнозировать дальнейшее развитие ситуации.

Вот такой «Чёрный лебедь» и прилетел сегодня в США, где бушует «чёрный майдан», переворачивающий с ног на голову не только всю человеческую историю за последние 400—500 лет, но и все политические, экономические, культурные, духовные, нравственные, этические и даже эстетические представления людей. Часть людей с тёмным (чёрным) цветом кожи пытается демонстративно и насильно унизить людей с белым цветом кожи, но и вообще запретить бесконтрольное употребление понятия «чёрный». Даже не негр, а именно чёрный. Потому что это может ранить легкоранимые души чёрных (они же негры и все производные от них) потомков рабов, которых проклятые белые работорговцы выменяли на бусы и стекляшки у их африканских вождей.

Так вот сейчас запрещаются или подводятся к запрету названия всего, что когда-то было чёрным, а теперь, видите ли, так ранит негров, что те избивают белых и заставляют их, белых, во искупление былых грехов становиться на колени при виде негра, целовать обувь и даже безропотно отдаваться новому хозяину жизни там, где он похотливо возбудится. Иначе — праведным чёрным кулаком по окаянной белой роже.

И вот в этом новом мире, похоже, только Чёрное море, «Чёрный квадрат» и «Чёрный лебедь» рискуют остаться неизменными. Впрочем, Чёрное море я оставил в этом списке исключительно из уважения к самой древней нации планеты — украм: они же его копали. А так и Чёрное море тоже может подвергнуться перемаркировке, ведь в древности оно называлось Греческим, а то и вообще Понтом Эвксинским (или Аксинским). А древние грузины уже тогда в огромных кепках-«аэродромах», ментальные союзники укров по борьбе с москалями, так и вообще наглели и называли море Сперским.

Но не суть. «Чёрный лебедь» летит из США и ко всем остальным. Всё сущее на земле небелого цвета могут переименовать. Как кто-то уже пошутил, что, мол, предусмотрительные учёные преклонили и переименовали «чёрную дыру» в «афроотверстие».

Учёные-лингвисты в России, в основном белые (где тут столько негров набрать) в русском языке подвели научные (или наукообразные) основания под использования понятия «чёрный». И в быту, так сказать, и в устойчивых словосочетаниях с использованием вариаций от этого слова:

первое — это когда слово используется как простое прилагательное, обозначающее прямой и банальный цвет: чёрное платье, чёрная тушь, чёрная краска, чёрные глаза, чёрные перчатки, чёрный кофе, чёрная икра, чёрная моль, чёрный чай, чёрный американец и т.д.;

второе — узкоутилитарное использование слова в качестве обозначения чего-то запасного, неглавного: чёрный ход, чёрное крыльцо, чёрная лестница;

третье — обозначение чего-то иносказательного, но имеющего в основном отрицательный, плохой, негативный окрас: чёрная зависть, чёрная душа, чёрные замыслы, чёрный юмор, чёрная вдова, чёрный ящик, черновая работа, чёрная земля, чёрная весть, чёрное золото;

четвёртое — обозначение чувств грусти, тоски, уныния: чёрный день, чёрные мысли, обрисовать чёрными красками, чёрные годы, чёрная неблагодарность;

пятое — неквалифицированное и неприятное деяние — чёрная работа, чёрный нал, чёрные риэлторы, чёрный сезон, чёрное пятно в биографии;

Короче, разница небольшая и кажется надуманной. Особенно в свете главного: чтобы угодить нашим чёрным (идёт по первому разряду) братьям, всё можно переименовать. И всё, что ни возьми, звучать-то как будет красиво, универсально и даже местами необидно: афроикра, афрочай, афрокофе, афровдова, афронеблагодарность, афроюмор, афрозависть, афродуша, афроход, афрокрыльцо, афроплатье, афроглаза, афронал, афрозолото и т.д.

Красиво! Но всё равно есть два серьёзных «но». Во-первых, — и это главное! — подобный подход к переименованиям может обидеть именно укров. И я потому их не зря упомянул. Они живут на земле, в соединении с которой прилагательное «чёрный» имеет исключительно положительное значение. Укровские (ещё недавно украинские) земли чёрного цвета называются ещё «чернозёмами» не потому, что они тёмные, как возмущённые негры, а потому что они самые плодовитые на земле. Они — гордость, предмет любви и восхищения этой территории и этого народа, залог их богатства и процветания. Жаль только что украинцев, которые собирали на чернозёмах богатейшие урожаи себе во благо, сменили древнешумерские укры, которые эти земли сегодня практически продали за бесценок. Но по-любому чернозём — это вам не «афрозём»!

Во-вторых, есть в человеческой жизни и применительно к этой жизни ещё одно слово, которое можно, но вряд ли нужно переименовывать по-новому. Это — черновик, работа, которую можно переделать. Но жизнь-то нельзя переделать даже в угоду неграм в «афровик». Жизнь любого человека даётся один раз и течёт всегда набело. И ни у кого нет ни черновика, ни «афровика».

А то, что происходит сегодня в мире, и можно назвать «американский «афровик» на «афрозёмах»». На украинских и прочих. Плохо ведь даже не то, что США допустили у себя этот разгул маразма и мракобесия, смену одного расизма другим, жестокость, насилие над человеческой сутью и достоинством, оскорбления и унижения по цвету кожи. В конце концов, всегда можно сказать, что это внутреннее дело Америки, которая имеет право сходить с ума по-своему.

Беда — в других страшных последствиях для планеты. США даже в таком уродливом, ублюдочном состоянии тщатся быть «светлым градом на холме» и «хозяином горы» и поучать других, как им жить. Издыхая и корячась в конвульсиях унизительной и омерзительной, явно надуманной и кем-то в своих чёрных замыслах («афрозамыслах») профинансированной гражданской войны чёрных с белыми, США не только поучают, но и стараются принуждать других жить по американским меркам и в угоду Америке. То есть тоже «писать и чистить жизнь по Джорджу Флойду», уголовнику и наркоману, грабителю и вообще социопату, место которого не в золотом гробу, конечно, а в тюрьме или в дурке.

И сегодня в мире всё есть так, как есть. Европу охватили свои «чёрные майданы», и США требуют, чтобы к чернокожим майдаунам относились лояльно. США угрожают России, Германии и вообще всему Евросоюзу разорительными для них санкциями из-за «Северного потока-2». Вашингтон готов всячески гнобить и Пекин, и Тегеран, и Дамаск, и Пхеньян и вообще всех, кто называет вещи своими именами готов бросить вызов американскому геополитическому маразму в виде претензий на единоличную гегемонию.

Ну, а для Украины американский «афровик», повторюсь, уже обернулся р

 

Источник: http://antifashist.com/item/amerikanskij-afrovik-na-ukrainskom-afrozeme.html#ixzz6PpeACFhJ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − шесть =