Дмитрий Верхотуров.(3)Россия против НАТО.Кровавая схватка за господство в воздухе

Планом война не ограничивается. Запланированные в нем
действия еще предстоит воплотить в жизнь. В условиях
противодействия противника. Было очень немного войн, в которых
противник вообще не оказывал никакого сопротивления. Одним из
примеров такой странной войны было вступление Красной Армии в
Болгарию 7–9 сентября 1944 года. НАТО, конечно, не может на такое
рассчитывать.
В интернете и в прессе иногда можно встретить публикации, в
которых утверждается, что если армии НАТО нападут на Россию, то у
российской армии нет никаких шансов отразить их вторжение. Мол,
российские войска будут разбиты с такой же легкостью, как иракская
армия. В «аналитике» такого рода живописуется некий план
наступления НАТО, а потом сразу внимание перескакивает к
поражению российских войск и вытекающим отсюда политическим
последствиям. Легким движением руки из анализа возможной войны
вычеркиваются действия одной из сторон, принимаемой по
умолчанию ни к чему не способной. Разумеется, что с таким взглядом
никак нельзя согласиться. Российская армия что-то да предпримет, а
уж окажутся ли действия результативными, это другой вопрос.
Что российская армия может предпринять против наступающих

войск НАТО? Если посмотреть, то довольно многое.
Первым делом разведка. Бесспорно, что разведка сил, планов и
действий войск НАТО не начнется с началом боевых действий, и будет
вестись задолго до этого момента. Вообще, военная разведка ведется
постоянно и в мирное время, любое сколько-нибудь серьезное
передвижение или передислокация войск вероятного противника
отслеживается и оценивается.
Это фактор, который может сам по себе сорвать замыслы
командования НАТО. В предыдущей главе мы уделили некоторое
внимание вопросам развертывания крупных соединений НАТО, из
чего понятно, что для того, чтобы сколотить войсковую группировку,
способную начать боевые действия против российской армии,потребуется

немало времени, по разным оценкам от 20 до 90 суток.
Этого времени более чем достаточно, чтобы разведать развертывание
армейских корпусов НАТО, которая неизбежно будет связана с
усилением активности штабов, передислокацией войск, проведением
учений.
Причем эти приготовления к войне нельзя будет сохранить в
полной тайне. При нынешнем изобилии смартфонов и планшетов, при
нынешнем развитии социальных сетей обязательно появится довольно
много сообщений с фотографиями о том, что через такой-то
населенный пункт проходила колонна бронетехники, военные
грузовики или вдруг появилось множество солдат, чего раньше не
было. Потом, политическое руководство стран НАТО должно будет
подготовить общество к скорой войне с Россией, в силу чего на
полную мощность будет запущен пропагандистский аппарат, который
должен будет срочно изобразить Россию в виде злостного нарушителя
мирового порядка. Это будет не дежурный «обмен любезностями», а
именно что массированная и подавляющая пропагандистская
кампания, переходящая в психологические операции. Так что
усиление работы штабов в странах НАТО, передвижение войск и
техники в сочетании с резко усилившимся пропагандистским
нажимом достаточно явно покажут, что готовится война.
Далее, сформированные армейские корпуса и другие части и
соединения перед самым началом войны надо перебросить в исходные
районы, откуда они будут вести наступление. В первой главе указано,
что двумя районами, где будет развернуто наибольшее количество

предшествующие началу военной операции в эти страны пойдет
просто поток войск, военных грузов, боевой техники, будет
переброшена авиация на аэродромы оперативного базирования. Уже
это само по себе более чем заметно для военной разведки. Но кроме
этого, переброска войск вызовет резкое усиление судоходства в
Балтийском и Черном морях, поскольку значительная часть войск и
грузов будет перебрасываться морем, особенно это касается
американских и британских частей. В эти же моря должны будут
прийти многочисленные военные корабли, а в Северной Атлантике
должны будут появиться американские авианосцы со своим
многочисленным эскортом.Весь этот поток самолетов и судов должен будет пройти мимо двух
крупных российских военно-морских баз: Калининградской и
Севастопольской. Порты разгрузки для транспортов НАТО
расположены очень близко от них. В Прибалтике это Клайпеда, Рига,
Вентспилс, Таллинн. На Черном море это Одесса и Николаев.
Балтийский и Черноморский флоты, конечно, имеют мощные
разведывательные службы, а также могут высылать для
патрулирования акваторий военные корабли и самолеты. Для
Северного флота Атлантика — это традиционная акватория для
ведения разведки и дозора.
Так что переброска сотен тысяч человек, сотен танков, самолетов,
орудий, сотен тысяч тонн грузов в исходные районы, конечно, будет
замечена российской военной разведкой. Поскольку на переброску
всего этого воинства потребуется затратить несколько суток, данные о
сосредоточении противника для войны будут получены
заблаговременно. Полной внезапности не будет. Времени, чтобы
привести войска в полную боевую готовность, перебросить
дополнительные силы поближе к угрожаемым районам, будет
достаточно.
В Военной доктрине Российской Федерации развертывание или
наращивание воинских контингентов на территории сопредельных
стран или в прилегающих акваториях уже само по себе является
военной опасностью, а активизация деятельности вооруженных сил,
проведение полной или частичной мобилизации, перевод
государственных и военных органов управления на режим военного
времени считается военной угрозой. На эти меры воспоследует ответ,

в том числе могут быть реализованы сдерживающие меры силового
характера, предусматривающие в частности применение
высокоточного оружия. Так что еще до того, как группировка войск
НАТО будет полностью развернута в Прибалтике и на Украине, она
может подвергнуться превентивному сдерживающему удару
высокоточным оружием. У Ирака такого оружия не было, потому
иракская армия ничем не могла помешать развертыванию войск НАТО
у своих границ.
Возможность нанесения такого сдерживающего удара показал удар
Каспийской флотилии 7 октября 2015 года по объектам ИГИЛ в
Сирии. Корабли флотилии выпустили 26 ракет по 11 целям на

расстояние 1500 км. Этот залп произвел фурор и шок, поскольку до
этого считалось, что российские крылатые ракеты способны бить
только на расстояние 300 км. Ракеты 3М14, использованные для
поражения боевиков в Сирии, входят в состав вооружения подводных
лодок, надводных кораблей, мобильного ракетного комплекса
наземного базирования и ракетного комплекса авиационного
базирования, более известного под названием «Калибр».
Кроме Каспийской флотилии, чьи крылатые ракеты могут достать
исходный район наступления сил НАТО на севере Украины, порт
Одесса, а также достигают целей в центральной и восточной частях
Турции, фрегат, вооруженный ракетами 3М14 в марте 2016 года был
введен в состав Черноморского флота. Радиус поражения накрывает
все Черное и все Эгейское море. Такие же ракеты есть на вооружении
Северного флота и подводная лодка СФ «Ростов-на-Дону» также
производила пуск ракет по целям в Сирии из акватории Средиземного
моря. Вероятно, что такие же ракеты есть или поступают на
вооружение Балтийского флота. Кроме «Калибра» у Балтийского
флота есть сверхзвуковые крылатые ракеты «Москит» радиусом
действия 100 и 120 км. Их несет флагман Балтийского флота эсминец
«Настойчивый».
Есть сведения о новой крылатой ракете Х-101, способной поразить
цели на расстоянии 5–7 тысяч км. У нее авиационное базирование на
стратегических бомбардировщиках Ту-95МС, Ту-160 и Ту-22М5. Но в
бою она пока не применялась.
Таким образом, России есть чем нанести сдерживающий удар

высокоточным оружием. В качестве цели для демонстрации силы
может быть выбран, скажем, аэродром Эмари вблизи от Таллинна,
который недавно был реконструирован и может быть использован как
аэродром оперативного базирования ВВС США и Великобритании.
Развернутое на нем авиакрыло может быть накрыто крылатыми
ракетами. После этой демонстрации силы Россия может предложить
переговоры.
Но мы все же рассматриваем вариант масштабного столкновения,
когда НАТО не желает сворачивать с тропы войны и намерено
добиться своего. В этом случае весьма вероятно то, что первая фаза
войны — воздушное наступление и применение высокоточного
оружия может и не получиться запланированным избиением

противника. Вероятнее всего, эта фаза войны будет связана со
встречными ударами высокоточным оружием и авиацией.
В этом деле для НАТО есть ряд неприятных моментов. Во-первых,
Калининградский особый район (КОР), который находится в
оперативном тылу группировки войск НАТО в Прибалтике. Силы,
размещенные в КОР, представляют собой непосредственную угрозу
морским, сухопутным перевозкам сил НАТО, аэродромам и районам
сосредоточения. Там находится РЛС системы раннего
предупреждения о ракетном нападении, мобильные комплексы
«Искандер» (по крайней мере одна ракетная бригада, до 18 пусковых
установок; радиус действия накрывает Латвию, Литву, почти всю
Польшу, восточные районы Германии и юг Швеции), силы флота и
авиации.
Во-вторых, ВВС Беларуси расположены как раз между «западной»
и «южной» группировками НАТО и могут нанести их высокоточному
и авиационному компоненту очень серьезный урон. В составе ВВС
Беларуси есть 12 МиГ-29БМ, белорусской модернизации, которые
имеют систему дозаправки в воздухе, могут нести ракеты «воздух-
земля» и противокорабельные ракеты. Помимо этого, на авиабазе
Барановичи размещены 10 Су-27СМ3 ВВС России.
В-третьих, авиационные и ракетные силы Западного военного
округа, ВКС России обладают возможностью, которой почти лишены
силы НАТО в Прибалтике и на Украине. Это возможность
рассредоточения, маневра силами и возможность нанесения

ракетного удара из глубины, за пределами радиуса средств
обнаружения, в особенности, при использовании мобильных
ракетных комплексов наземного базирования.
Таким образом, «западная» группировка НАТО в Прибалтике
изначально имеет крайне невыгодное расположение и может
подвергнуться авиационным и ракетным ударам с трех сторон: из
КОР, из Беларуси и из западных районов России. «Южная»
группировка на Украине имеет положение получше, но тоже весьма
уязвимое: она может быть атакована авиацией с одной стороны, и
подвергнуться ракетным ударам с трех сторон: с Черного и
Каспийского морей, и из юго-западных районов России.
Что касается российских и белорусских войск, то крайне уязвимое
положение у КОР, который окружен со всех сторон странами НАТО,

весьма уязвимое положение у Беларуси, а также у Крыма. В
остальном же, значительная часть российских ракетных и
авиационных сил находится вне зоны поражения высокоточным
оружием и может рассредоточиться, так что уничтожить ее в ходе
ракетного удара и воздушного наступления будет весьма
проблематично. Стратегическая авиация России, базирующаяся в
Энгельсе и в Иркутске, которая скорее всего примет самое активное
участие в нанесении удара высокоточным оружием (по примеру
участия в войне в Грузии в 2008 году), также находится вне
досягаемости высокоточного оружия НАТО.
Итак, чем Россия с союзниками ответит в первой фазе войны
воздушным силам НАТО? Скорее всего, пользуясь особенностями
ТВД, в изобилии покрытого лесами, где легко спрятать мобильные
ракетные комплексы, имея больше аэродромов и посадочных
площадок для рассредоточения авиации, а также флоты, оснащенные
высокоточным оружием, будет сделано следующее. Перед началом
военной операции в Беларусь и в западные и юго-западные районы
России будет переброшено побольше ракетных комплексов малой и
средней дальности, зенитно-ракетных комплексов, фронтовая
бомбардировочная и истребительная авиация. Под прикрытием
массированного применения средств РЭБ, они нанесут превентивный
или встречный удар всеми силами с целью разгрома основных
авиационных сил НАТО на ТВД. Приоритет: аэродромы, боевые
корабли, наземные пусковые установки, а то, что останется, будет

работать по наземным войскам. Одновременно выполняется ракетный
залп флотов. Работу доделают удары высокоточным оружием со
стратегических бомбардировщиков.
Какое может быть соотношение сил в воздушном сражении?
Формально, у НАТО много самолетов: 1530 истребителей и
истребителей-бомбардировщиков у США и 1670 у европейских стран
НАТО. Однако, численность авиации на ТВД явно будет
лимитироваться наличием оборудованных авиабаз в странах
Прибалтики, в странах Восточной Европы и Скандинавии. Сейчас
НАТО имеет в этом регионе 18 эскадрилий, около 330 самолетов, а с
учетом расширения авиабаз, использования авиабаз на Украине и
переброски дополнительных сил на существующие авиабазы
авиационная группировка НАТО наземного базирования может

достигнуть 600 самолетов, а морского базирования — 200 самолетов,
как и указано в первой плане при изложении плана. Против них
Западный военный округ имеет 200 истребителей, 90 истребителей-
бомбардировщиков Су-34 и Су-24, и еще 37 истребителей есть в ВВС
Беларуси. Итого 327 самолетов. С учетом переброски авиации из
других округов группировка может быть доведена до 350–360
самолетов. Итого соотношение воздушных сил России и НАТО может
быть принято как 1:2,2. Однако, надо учитывать, что довольно мощное
российское ПВО ощутимо снижает воздушное превосходство НАТО.
Это будет грандиозное воздушное сражение с участием сотен
самолетов с обоих сторон, десятков кораблей, десятков ракетных
пусковых установок и ЗРК, ожесточенное и кровопролитное.
Результаты этого сражения во многом будут зависеть от характера
удара. Превентивный российский удар по не до конца развернутой
авиационной группировке НАТО может иметь сокрушающий
характер, и привести к потерям порядка 70–80 % самолетов, что, в
общем, сделает авиацию НАТО небоеспособной и поставит всю
военную операцию под вопрос. Одновременно серьезный ущерб
понесут и наземные войска НАТО, особенно авиационный компонент
наземных сил. В общем, превентивный удар ВКС России и союзников
с высокой вероятностью ведет к поражению авиации НАТО, после
чего наземная фаза войны просто не начнется.
Встречный удар будет иметь несколько другие результаты, и в этом
случае, вероятнее всего, обе стороны понесут высокие потери порядка
50–60 % самолетов, а если авиация России и Беларуси не успеет
достаточно рассредоточиться, то она может понести потери порядка
60–70 % самолетов, но и в этом случае сумеет уничтожить 30–40 %
авиации своего противника. Только в этом случае наземные силы
НАТО могут начать вторую фазу войны.
Чтобы захватить господство в воздухе хотя бы над частью ТВД,
пилотам авиации НАТО придется изрядно потрудиться и принести
кровавые жертвы на алтарь борьбы за демократию. Многие из них
будут гореть на земле. В отличие от начала Великой Отечественной
войны, когда немецкая авиация действительно имела более высокий
технический уровень, чем советская, теперь технический уровень
авиации НАТО и России в целом стоит на одном уровне. Российские
истребители Су-27 и МиГ-29 могут уверенно противостоять F-16

разных модификаций и его европейских аналогов, составляющих
основу парка истребительной авиации НАТО. Некоторое
преимущество отдельных типов машин нивелируется в условиях
массированной схватки в воздухе, в сочетании с ударами крылатыми

ЗРК ПВО.
В отличие от войны в Ираке, уже первая фаза войны —
высокоточные удары и воздушное наступление, перестает быть легкой
прогулкой и веселым военным приключением. В первые же сутки
войны потери обоих сторон будут исчисляться десятками самолетов и
вертолетов, сотнями танков и бронемашин, сотнями человек личного
состава, могут быть потоплены несколько крупных надводных
кораблей.

Источник:Книга

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *