Вячеслав Кондратьев.Великая Парагвайская война 1864-1870.Эстеро Беллако | Куликовец

Вячеслав Кондратьев.Великая Парагвайская война 1864-1870.Эстеро Беллако

В конце апреля 1866 года парагвайские войска покинули оборонительную линию Пасо-
де-ла-Патриа и отошли на север, за лагуну Эстеро Беллако и холмистую гряду
Пальмерас. Возможно, они опасались окружения, поскольку союзники могли высадить
выше по реке еще один десант, взяв врага в клещи. К тому же, насыпной вал и линии
траншей проходили слишком близко от берега Параны, в зоне досягаемости артиллерии
бразильского флота.
Преодолев передовой рубеж парагвайской обороны, союзники не стали форсировать
события и расположились у южного берега Эстеро Беллако. Армии Альянса в этот
момент не имели единого командования, хотя и согласовывали все свои действия на
военном совете. Аргентинским контингентом по-прежнему командовал Митре, а
уругвайским – Флорес. Поскольку оба они были президентами своих стран, ни тот, ни
другой не хотел подчиняться человеку, равному по должности и положению.Бразильский палаточный лагерь в Пасо-де-ла-Патрии. Позади палаток виден
госпитальный баракДля тогдашней Латинской Америки было типично, когда глава государства не только
номинально числился верховным главнокомандующим, но и непосредственно руководил
войсками в боях и походах. Бразильская империя являлась исключением, император дон
Педро не изображал из себя Наполеона, а всегда доверял командование
профессионалам. Бразильскую армию вторжения возглавлял опытный 58-летний
военачальник и ветеран нескольких войн, генерал Мануэл Луис Озорио.
Все три армии квартировали раздельно, однако их палаточные лагеря были разбиты
почти вплотную друг к другу. К началу мая в бразильском лагере находилось примерно
шесть тысяч солдат и офицеров, в аргентинском – пять, а в уругвайском – около трех,
причем среди уругвайцев было немало испанских, итальянских, немецких и
швейцарских наемников. Таким образом, общая численность союзных армий достигала
14 000 человек.
Парагвайцы же успели сосредоточить в зоне боевых действий около 8000 пехотинцев и
всадников. Тем не менее, маршал Лопес решил атаковать. В результате, возле Эстеро
Беллако состоялось второе крупное сражение Великой войны.

Лагерь аргентинской армии в районе Эстеро Беллако

Для атаки Лопес выделил 6000 бойцов под командованием полковника Хосе Элизардо
Акино. Зная, что врагов значительно больше, он поставил пред Акино ограниченную
задачу – разбить одну из частей вражеской армии, захватить трофеи и быстро отступить,
не ввязываясь в битву с основными силами. Фактически это была разведка боем с целью
оценить мастерство неприятеля и его боевой дух.
Лагеря союзников размещались по углам условного треугольника, причем в углу,
обращенном к противнику, находился самый малочисленный контингент – уругвайский.
Он и попал под первый удар парагвайской армии. Утром 2 мая дозорные увидели, что из
леса, зеленевшего примерно в километре от лагерных палаток, показались густые
цепочки красных парагвайских мундиров.
Пока враги приближались, уругвайцы успели встать в каре, зарядить ружья и дать залп.
Но решительного штыкового удара они не выдержали и побежали к бразильскому
лагерю, бросив обоз со всеми припасами, а также – батарею из четырех новеньких
французских нарезных пушек Ла Хитта с упряжками и зарядными ящиками.
Парагвайцам достался и почетный трофей – знамя элитного уругвайского батальона
«Флорида».
Акино, посчитав миссию исполненной, приказал быстро собрать добычу и отходить. Но
подчиненный ему в этой операции Диас, окрыленный легким успехом и мечтавший
отомстить бразильцам за поражение на Пурутью, призвал солдат атаковать еще и
бразильский лагерь. С саблей в руке он лично возглавил эту спонтанную,
незапланированную атаку. Почти четыре тысячи человек со штыками наперевес
устремились за ним.Бразильцы и пришедшие в себя уругвайцы встретили их ружейными залпами, а потом
вступили в рукопашную. Парагвайцы наступали и дрались упорно, они даже сумели
захватить одно из бразильских знамен, но фланговый удар подоспевших аргентинских
батальонов решил исход боя. Под напором троекратно превосходящих сил противника
парагвайские солдаты, продолжая яростно отбиваться, отступили к лесу. Утомленные и
опасавшиеся засады союзники вскоре прекратили преследование. Отбить потерянные
знамена и пушки им так и не удалось.

Подполковник Хосе Диас

Как это нередко бывает, после битвы обе стороны объявили о своей победе. Сведения о
потерях тоже весьма противоречивы. Союзники заявили, что потеряли 1000 человек
убитыми и 800 – ранеными, уничтожив не менее 1200 парагвайцев и еще 300 захватив в
плен. Однако парагвайцы утверждали, что их безвозвратные потери не превышали 300
человек убитыми и столько же – пропавшими без вести, а сами они уничтожили, как
минимум, 2300 солдат и офицеров противника. Президент Митре в послании парламенту
написал, что потери аргентинской армии составляли 656 человек в основном –ранеными

Генерал
Мануэл Луис Озорио

В стратегическом плане результат битвы можно оценить как ничейный, однако Лопес на
основании бравурных докладов и явно завышенных цифр вражеских потерь
оптимистично решил, что его армия значительно превосходит по боевым качествам
аргентино-бразильские войска, не говоря уж об уругвайских. А это значит, что она
способна добиться успеха, даже сражаясь в меньшинстве. Поэтому он начал подготовку
к генеральному сражению, чтобы, бросив на врага все силы, разгромить его и тем самым
переломить ход войны.
В заключение надо упомянуть о том, что Лопесу понравилась бесшабашная удаль Диаса.
И хотя тот грубо нарушил приказ, его не наказали, а наоборот – по личному
распоряжению маршала произвели в полковники. Через полгода этот молодой офицер
блестяще проявит себя в сражении при Курупаити.Момент сражения при Эстеро Беллако – контратака бразильцев, заставившаяМомент сражения при Эстеро Беллако – контратака бразильцев, заставившая
парагвайцев отступитьИсточник:Книга

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 5 =