Алексей Куракин.Плодотворная национальная идея. Или как про*бать все полимеры. | Куликовец

Алексей Куракин.Плодотворная национальная идея. Или как про*бать все полимеры.

Несомненно, нам есть чему поучиться у европейцев. Особенно тому, как строить мощное государство – клято борясь с оккупантами и их понаехавшими потомками, сепарами и разной – всякой «пятой колонной». И как вследствие такой «боротьбы» грамотно приумножать государственную самодостаточность.

 

15 января 1475 года был подписан брачный договор о разделении властных полномочий между Изабеллой I Кастильской и её супругом Фердинандом I Арагонским. Поскольку король стал лишь соправителем, а единственное, в чем он испытывал интерес к жизни, были военщина и деньги, Изабелла – будучи умней и образованней своего супруга, с присущим ей энтузиазмом взялась за реформирование Испании.

А главой «Офиса реформ» и, заодно – «Института испанской национальной памяти» стал Томас де Торквемада – радикальный вегетарианец, воинствующий трезвенник, эксперт в области мазохизма и прочих канонических извращений, прилежный католик на всю голову, основатель испанской инквизиции и первый великий инквизитор Испании.

Надобно отметить — очень колоритная личность. Везде и во всем проповедовал абсолютный аскетизм. Когда наш Томас был еще рядовым монахом доминиканского монастыря Санта-Крус, местные братья – сотоварищи, взирая на малахольного «побратыма», как-то смутно подозревали: они сами-то еще очень далеки от просветления. А вот когда Томаса повысили до должности настоятеля этого же монастыря … братва быстро и четко осознала: все предшествующие годы они жили в мелкобуржуазной праздности, мещанской роскоши, непомерном чревоугодии и лирическом распутстве.

Отец Томас – дабы покончить со скверной! — выкинул из монастыря всех мулов. Чтобы братья передвигались исключительно пешком. И босиком. И в лохмотьях. И, желательно – с какими-нибудь причиндалами на теле. Для самоистязания и познания истины. Упразднил постели и скамейки – как роскошь, растлевающую дух. Урезал братьям и без того скудный рацион из бобов и травы. Осталась одна трава. И запретил употреблять вино – даже под видом крови Христовой. И для лечебных процедур, даже мед – не сметь!

Поскольку в те времена кишечные расстройства, пневмонии всякие и ОРВИ лечили бухлом и молитвой, стали братья бодро выстраиваться в очередь на обретение вечного покоя…

Наведя строгий порядок, стал Торквемада оглядываться: с кем бы это поделиться своими мыслями о строительстве уютненького тысячелетнего рейха фундаментального христианства во всем мире?

В этот-то момент и состоялось его знакомство с будущей королевой Испании. Изабелла Португальская (уже вдова короля Хуана II) уговорила Томаса стать духовным наставником её дочери – 6 – 8 лет от роду.

Добрый учитель заменил девочке все: школу, книги, общение со сверстниками, мессенджеры, соцсети, телевизор, СМИ и окно в мир. Естественно — с вполне предсказуемыми последствиями для психики Изабеллы.

В общем, реформы решили начать с активной христианизации Испании. Ну, там – одна правильная церковь, одна правильная религия… То есть – с окончательного и полного, тотального выпиливания мавров и евреев.

Мавры (арабы и североафриканские берберы) завелись в Испании начиная еще с VIII века — когда эти земли стали объектом экспансии мусульман.

 

Испанцы клято ненавидели этих подлых, гибридных оккупантов!

Врываясь в покоренные города, мусульмане – как и положено заправским захватчикам — принимались цинично строить мечети, школы, завозить врачевателей и книги, разводить торговлю, тригонометрию, агрономию, химию, астрономию с алгеброй, искусства и прочие ужасы всяческих тонких ремесел. Бывало и озорничали – проводя антитеррористические рейды. Но, без тотального геноцида. Так как ислам, сферический в вакууме – очень мирная религия.

В основном, правоверные предлагали принять свою религию под лозунгом: «Мусульманином быть дешевле – меньше платить налогов, скидки на Ураза-байрам! И бонус – райские девственницы в загробном мире!». Положим будем говорить, последний аргумент имел значительный успех в тогдашнем обществе строгих нравов.

 

Особый же ментальный кошмар у европейцев вызвал ритуал омовения мусульман перед намазом или посещением мечети. В те времена в Европах как-то не очень было принято обнажать свое тело, а уж тем более – банально мыться. Некоторые, особо просветленные личности считали, что вода смывает святость, обретенную при крещении. Н-да… Наша Анна Ярославна – еще за четыре столетия до описываемых событий! — пыталась приучить европейцев к простой русской бане, но получилось как-то не очень.

Ну, а где разные ресурсы полезные, в том числе и завозимые мусульманами – там торговля. Где торговля и коммерция – там деньги. Где деньги — там ростовщичество, банки и… В общем, евреев тоже не любили.

Мозги у тотально безграмотных испанцев были уже достаточно промыты – просто реформы Торквемады обновили и подправили прошивку. Еще с XII века, чтобы хоть как-то оправдать эпические и бессмысленные потери в крестовых походах, католики объявили мусульман прислужниками самого дьявола. Что касается евреев, все было старо как дерьмо мамонта – эти товарищи распяли Христа, похищали младенцев для совершения кровавых ритуалов жертвоприношения и готовили свою мацу, замешивая тесто на христианской крови. Бушевавшая столетие назад «Черная смерть» — тоже они. И до компании – мусульмане.

 

Для разминки «Офис реформ» занялся вопросом жилищного уплотнения – всех иудеев и прочих «неправильных» селили компактно, в гетто. Имущество перераспределяли просто и без затей – погромами. А за принявшими христианство маврами и евреями установили жесточайший контроль на предмет бытового сепаратизма – не отказывается ли кто работать в субботу, и не слишком ли часто кто омывает руки и лицо.

Поскольку часть имущества сапаров шла доносчику, а часть на благое и святое дело – войну за Гранаду, изменников выявляли пачками. И весело волокли в кутузку. Стахановцев тогда еще не придумали, но они бы позавидовали тогдашнему режиму работу инквизиции и светских судов! (Так кто написал более 49 000 – и это только сохранившихся! — доносов, доставшихся в наследство от Торквемады?)

В январе 1492 года пала Гранада – последний государственный оплот ислама в Европе. Завершилась святая Реконкиста – «Освобождение Родины». Проще говоря – избавились испанцы от ненавистных врачевателей, астрономов и поэтов. По случаю всеобщей радости короли приняли Альгамбрский (Грандский) эдикт. То есть – решили совместить торжества с арестами. Сим документом предписывалось всем евреям, не принявшим христианство, покинуть земли Испании.

Началось великое переселение богоизбранного народа испанского происхождения. Евреи лишались защиты законом и права на справедливый суд. Им запретили не то, чтобы возвращаться в Испанию, а даже проезжать транзитом в обозримом будущем. Тикали евреи налегке – им возбранялось брать с собой золото, драгоценности, чеканную монету и прочие ценные атрибуты мирского бытия.

До 150 тыс. евреев переселились кто куда мог. В смысле – куда позволяли слинять припрятанные деньги и пошатнувшееся от расстройства чувств здоровье. Поэтому многие по дороге – не без помощи простых испанцев – сразу же переселялись в мир иной.

Управившиеся за пять месяцев с «чисткой» страны, свободные испанцы вздохнули полной грудью: «Está bien! Все хорошо! Избавились мы наконец-то от завоевателей и ростовщиков! Теперь-то мы заживем, запануем! Испания для испанцев!»

Да, запанувалы. Правда до окончательного упадка в виде заурядного европейского хутора дошли не быстро. Просто в это время испанцам круто свезло — наш земляк Христоф Колумбенко (из Фастова) открыл этим хлопцам Америку.

А Томас де Торквемада в 1498 году отошел в мир иной. Но дело его жило и побеждало.

Поэтому, за счет распространения фундаментального христианства на дикие новые земли – путем тотального грабежа и геноцида местного населения, свободолюбивые доны запилили даже первую в мире колониальную империю.

В свое время испанцы владели территориями от современной Канады до южной оконечности Южной Америки. В сфере влияния Испании входил Дальний Восток. Испанской короне подчинялись Нидерланды, Люксембург, Бельгия, значительная часть Италии. Даже в южной части Тихого океана аборигены вынуждены были учиться балакать по-испански. Если конечно выживали в процессе коллективного приобщения к «европейским ценностям».

Вот, только, население – внезапно! — стремительно уменьшалось. С 20 млн в 1450 году до 14 млн в 1700 году.

А потом как-то все пошло наперекосяк. Как всегда, все дело испортили: коррупция, «квартирный вопрос» и проблемы наследства.

 

К 1701 году в Испании (центре самой богатой империи мира!) буйным цветом колосился… почему-то голод. Кто-то воровал. Наверное, потомки принявших христианство мусульман, евреев и «вороги».

И сепаратизм процветал. Каталонцы упорно мечтали о своей собственной «незалежності». Окситания, Валенсия, Андалусия и прочие Арагоны тянули каждый в свою сторону. А баски в соответствии с заветами предков – еще с мезолита – сидели в горах, на севере, посылали всех на х*й и бодро отстреливались. (Есть версия, что баски – это украинцы, гуцулы. Просто, когда они переселялись на Кавказ, то потеряли трембиты. А став грузинами и переселяясь на Апеннины, потеряли кепки)

Короче — некому было заняться объединением земель испанских. По причине банального отсутствия системно мыслящих людей. После «чистки» в стране остались лишь «активисты» и борцы с коррупцией — с патриотическим выражением лица. Как писал Кобзар наш Григорьевич: «…Доборолась Іспанія до самого краю. Гірше мавра свої діти її розпинають…»

А потом, в самом расцвете немощных сил – из-за плохой наследственности умер Карл II. Последний испанский король из рода Габсбургов. По причине слабого здоровья и отсутствия наследников, Карл Филиппович завещал свой престол своему внучатому племяннику, внуку французского короля Людовика XIV — Филиппу, герцогу Анжуйскому. Филипп Людовикович  собрался уже было по акту и описям принять империю. Но тут влез на древо император Священной Римской империи Леопольд I (тоже Габсбург) и давай орать во все гланды – мол, древний род Габсбургов имеет первостепенное право на испанские владения! А не какие-то там, понимаешь, понаехавшие вшивые Бурбоны!

Бурбоны в долгу не остались. И Людовик XIV развернул бурную и даже агрессивную деятельность по расширению своих владений под лозунгом «Франция – понад усё!»

На шум и возможность поживиться сбежались европейские государи. Вы когда-нибудь видели, как понаехавшие родственники делят дом почившего владельца? Ну, вот.

И все заверте…

В общем, по устоявшейся веками традиции европейской дипломатии решили повоевать. Немного так — аж тринадцать лет. В специальной олимпиаде, названной впоследствии «Война за испанское наследство», отличились: герцог де Виллар и герцог Бервик (Франция), герцог Мальборо (Англия) и принц Евгений Савойский (Австрия).

Вы спросите: а где талантливые испанские полководцы? А откуда им взяться-то – талантливым? Они от сырости не разводятся! Для этого развитая академическая военная школа нужна! А ежели, за три столетия до этого, из Испании выгнали всех умных и умеющих читать, что останется? Правильно — остались только хитрые, беспринципные, тупые да преданные.

И стала империя как-то угрожающе трещать и протекать. И отваливаться. Кусками.

Мучились не долго. Почти столетие. Сократив собственное население к 1800 году до 11 млн.

А потом пришел Наполеон Карлович Бонопарт и оккупировал в Европе к такой-то матери все, что плохо лежало. И опять умных не нашлось – пропетлять и с выгодой для себя вписаться в новый, французский мировой порядок.

(Справедливости ради – простые испанцы сопротивлялись французам стойко и героически. Российский историк Евгений Тарле описывает случай, когда мать с ребенком, вынужденная принимать в своем доме французских солдат, накормила оккупантов отравленной едой. Чтобы не вызвать подозрений, женщина ела сама и кормила дите… Кстати, Наполеон до конца своих дней так и не смог понять своей гениальной бестолковкой – почему всего в двух странах (Испании и России) какая-то безграмотная чернь сопротивлялась

цивилизованным и жутко просвещенным французам до последнего?)

Ну, а между тем, заморские колонии, оставшиеся без руководящих указаний из руководящего центра, ударились в дикий сепаратизм и антиколониальную «зраду». Колонии в Южной и Центральной Америке тикали из-под испанского владычества пачками – как те стулья у Остапа Бендера.

Последние остатки жирных заморских шкварок — Куба, Пуэрто-Рико и Испанская Ост-Индия, в ходе испано-американской войны заграбастали себе США. Эти бравые демократы еще в 1823 году провозгласили Доктрину Монро, в сути своей сводившейся к краткому, но очень понятному месседжу, адресованному европейцам: «Нех*й шастать!»

А оставшиеся тихоокеанские острова испанцы героически и победно продали Германии в 1899 году.

И вошли гордые доны в XX век – с полными штанами гордости за былое величие, корридой, карнавалами, задорными песнями и роскошными заморскими владениями в виде Западной Сахары и немножко северного Марокко.

Так бы и жили, панували счастливо – в своем хуторском провинциализме. Но XX век внес свои коррективы. Но это уже другая история.

Источник:telegra.ph/Plodotvornaya-nacionalnaya-ideya-Ili-kak-probat-vse-polimery-04-17

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать + 11 =