Ian Zapata.Конец итальянского флота в Красном море 1941 год | Куликовец

Ian Zapata.Конец итальянского флота в Красном море 1941 год

Новости, поступающие из Эритреи с января 1941 года, ясно показывали, что скоро англичане оккупируют эту колонию. По этой причине итальянскому флоту пришлось наконец решать: что же делать с кораблями, базирующимися в Массауа? Эсминцы, эскортные корабли и торпедные катера не могли проделать долгий путь до ближайшего союзного или нейтрального порта. Поэтому Сумермарина приказала им оставаться в Массауа и затопиться, когда придет конец. 4 уцелевшие подводные лодки — «Гульельмоти», «Феррарис», «Аркимеде» и «Перла» — получили приказ совершить путешествие вокруг всей Африки в Бордо, то есть переход длиной более 14000 миль. Корабли находились не в лучшем состоянии, а на помощь во время перехода рассчитывать не приходилось. Более того, «Перла» была маленькой лодкой прибрежного действия с одним исправным двигателем.

«Перла» и вышла из Массауа первой 1 марта. Двумя днями позже вышли остальные лодки. Все они благополучно проскочили узости возле Перима и через несколько дней были уже в Индийском океане. Поход этих 4 подводных лодок, их приключения могут послужить материалом для целой книги.Итальянские ПЛ ,,Аркимеде» и тип ,,Перла»

Достаточно сказать, что усилия и самопожертвование экипажей помогли всем им благополучно добраться до Бордо. «Гульельмоти» прибыла первой, проведя в море 64 дня, «Перла» добралась последней, 20 мая. Ее путешествие продлилось 80 дней.

В Массауа находился также «колониальный шлюп» «Эритрея»; способный совершать большие переходы, а также торговые суда «Рамб I», «Рамб II» и «Рамб IV», которые в начале войны были переоборудованы во вспомогательные эскортные корабли. Супермарина приказала переоборудовать «Рамб IV» в госпитальное судно для того, чтобы эвакуировать больных и раненых. Эта задача оказалась невыполнимой. Двум другим кораблям и «Эритрее» приказали прорвать английскую блокаду и следовать в Японию, откуда они могли действовать в качестве рейдеров на Тихом океане. «Эритрея» и «Рамб II» успешно прошли пролив Еерим и пересекли Индийский океан, отважно прошли море Сунда и 23 марта прибыли в Кобе. А вот «Рамб I» был в Индийском океане перехваченкрейсером «Линдер», который приказал ему сдаться. Вместо этого корабль открыл огонь, но тяжелые орудия крейсера, конечно, быстро потопили его.

В начале войны около 50 торговых судов различного тоннажа, в том числе и германские, оказались запертыми в Массауа и Чисимайо. После долгой стоянки на якоре лишь немногие из них оказались в состоянии, пригодном для прорыва, и только около десятка попытались это сделать. «Гималайя» пересек Индийский и Тихий океаны, обогнул мыс Горн и достиг Рио-де-Жанейро. Другие, не в состоянии совершить подобный вояж, направились на Мадагаскар, оставшийся верным Виши. До цели добрались всего 2 судна, остальные были или потоплены, или захвачены в пути.Контр-адмирал Марио Бонетти

Тем временем, 1 февраля принц Амедео ди Савойя-Аоста решил назначить командующим обороной Массауа адмирала Бонетги, подчинив ему все силы. Адмирал немедленно принял меры по созданию оборонительных линий окопов и минных полей вокруг города, который со стороны суши был совершенно беззащитен. Гарнизон состоял из бригады туземных войск, нескольких мелких подразделений таможенников и моряков. Когда было собрано все имеющееся оружие в морском арсенале и с кораблей, подлежащих затоплению, оказалось, что можно усилить линию обороны примерно 60 полевыми пушками и несколькими десятками пулеметов. Береговая оборона была усилена новыми минными полями. Были приняты меры, чтобы обеспечить затопление кораблей, которые не могли спастись, и уничтожение береговых сооружений.Настоящая атака неприятеля на Массауа началась 1 апреля. На следующий день англичане потребовали сдачи порта, но не получили ответа. 4 и 5 апреля англичане атаковали в северном секторе, но были легко отбиты. 6 и 7 апреля враг атаковал с севера и запада, однако защитники, подвергавшиеся сильному обстрелу, сумели снова отбить противника. 8 апреля англичане начали финальную атаку и захватили некоторые опорные пункты, открыв бреши, через которые их танки к вечеру ворвались в город. Тем временем, были затоплены стоящие в порту суда, а портовые сооружения полностью уничтожены. Старый эскортный миноносец «Ориани» стрелял до самого последнего момента и был затоплен, только когда противник уже занял центр города. С этого времени узкая полоска Красного моря стала полностью британской, исчезло даже умеренное сопротивление, которое могли оказать корабли из Массауа.

Боевые корабли в Массауа использовали до последнего свои скудные ресурсы. Когда пал центр города, торпедный катер Mas-213 покинул гавань и атаковал группу британских кораблей. Попав под шквал огня, он отважно подошел на 300 метров к крейсеру «Кейптаун» и выпустил торпеды. Одна попала в цель, и крейсер был отбуксирован в Порт Судан, где простоял на ремонте более года. Торпедный катер был затоплен в соответствии с заранее намеченным планом.Итальянский торпедный катер MAS 200й серии

Эсминцы также отвергли идею затопиться в порту. 3 самых больших, «Пантера», «Тигре» и «Леоне», потребовали разрешения провести почти абсурдную атаку судоходства в порту Суэца, которого можно было достичь только через 50 часов путешествия во вражеских водах, из них 10 — в узком коридоре Суэцкого залива. Супермарина добилась согласия Люфтваффе на сотрудничество в этой отважной попытке путем одновременной бомбардировки Суэца. 3 меньших эсминца, «Манин», «Сауро» и «Баттисти», должны были в это время провести аналогичную атаку Порт Судана.

Группа «Пантеры» уже готовилась выйти в море во второй половине дня 31

марта, когда пришло известие, что немцы не смогут бомбить Суэц. Тем не менее, вечером 3 эсминца покинули порт. Проходя мимо островков, лежащих возле Массауа, «Леоне» налетел в темноте на подводную скалу и получил смертельные повреждения. «Пантера» и «Тигре» были вынуждены потопить систершип артиллерией и вернуться в Массауа, так как уже почти наступил рассвет. В этот момент было принято решение направить все 5 уцелевших эсминцев к Порт Судану.

Во второй половине дня 1 апреля, когда было отвергнуто первое предложение англичан сдаться, эти 5 эсминцев в последний раз вышли в море. Все на борту кораблей понимали, что из этого похода они не вернутся. Единственным неизвестным моментом оставалось, кто же именно потопит корабли: противник в бою или собственные экипажи после боя. Но что было точно известно — уже через несколько часов очень многие погибнут.

Великолепное сумасшествие этого предприятия заключалось в том, что кораблям предстояло сначала проскочить британские патрули у Массауа, а потом пройти 300 миль во вражеских водах без помощи, без разведки, ничего не зная о противнике. Они должны были прибыть к цели на рассвете, чтобы миновать рифы, окружающие порт. А потом должен был начаться бой с британскими кораблями, береговыми батареями и самолетами. Если бы итальянские корабли избежали повреждений, — случай совершенно невероятный, один шанс из миллиона, — они должны были попытаться пересечь Красное море и затопиться у аравийского берега.

Уже через 2 часа после выхода эсминцы были атакованы вражеским самолетом. Это означало, что надежды на внезапную атаку больше нет, и англичане в Порт Судане будут настороже. Но жребий был брошен, и экипажи предпочитали идти вперед, навстречу гибели, хотя теперь это было не более чем благородный жест. Через несколько часов машины «Баттисти» сдали, и он начал терять скорость. У командира не оставалось другого выхода кик салютовать уходящим в темноту товарищам и направить корабль к аравийскому берегу. Там он и был затоплен на следующий день.

4 оставшихся эсминца на полной скорости мчались к Порт Судану, и

оставшаяся часть ночи прошла без происшествий. Но с первыми лучами света, когда до цели оставалось 30 миль, 2 британских самолета появились над головой. В 7.00 показался Порт Судан, и шансы на успех круто поднялись, до одного против десяти тысяч. Однако в этот момент начались яростные воздушные атаки. В них участвовали самолеты с аэродрома Порт Судана и авианосца «Игл». Первые атаки проводились с большой высоты, но, по мере ослабления зенитного огня из-за повреждения орудий и гибели расчетов, самолеты начали спускаться ниже. Сначала атаки сконцентрировались на «Манине» и «Сауро», позволив крупным эсминцам «Пантера» и «Тигре» отойти. Хотя самолеты преследовали их, они достигли аравийского берега и затопились прежде, чем британские корабли догнали их.

«Мании» и «Сауро» продолжали отважно отбиваться. Только через 2 часа тяжелого боя в 9.00 «Сауро» был накрыт целым залпом. Поврежденный корабль взорвался и затонул в течение нескольких минут почти со всем экипажем. На борту «Манина» тяжело раненный командир продолжал руководить роковым боем. Его корабль был буквально изрешечен, но экипаж

продолжал отчаянно сражаться, питая фантастическую надежду привести корабль к аравийским берегам. И лишь в 1 1.00, через 4 часа после начала боя, британские самолеты добились попаданий 2 тяжелыми бомбами, сброшенными с малой вы-. соты. «Манин» также затонул.

Этим смелым боем в безнадежных обстоятельствах завершилась история итальянского флота в Красном море.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × пять =