Роман Дудин. Глава 1. Как возникло демократическое общество

Однажды десять обезьян делили десять апельсинов. С арифметикой у них было по-разному, поэтому в решении задачи возникли разногласия. Трое предлагали каждому по одному, ещё трое по два, и ещё трое по три, а одна сидела и молчала. Больше трёх никто не предлагал, ибо других чисел не знали, но некоторые заявляли, что если выдавать только по три, то лишнее пропадёт. Они спорили, галдели и кричали, и никак не могли прийти к консенсусу. А самая нетерпеливая ходила вокруг, и просила, чтобы ей дали хоть дольку. Ей отвечали «Да подожди ты, вдруг из-за тебя не хватит?», и продолжали спорить.

Когда эрудиты совсем отчаялись друг друга переорать, молчащая обезьяна вдруг заявила:

– Этот вопрос нужно решать только при помощи демократии!

Все удивлённо уставились на неё:

– А что это такое? – посыпались вопросы, – Как это?

– У-у-у, демократия – это замечательная вещь, – протянула она, закатив вверх глаза, – все самые сложные вопросы в самых цивилизованных обществах всегда решаются при помощи демократии. Демократия никого не заставляет учиться считать, но при ней всё делается правильно. Потому, что самая главная ценность демократии в том, что все при ней имеют равное право голоса.

– Круто! – обрадовались обезьяны, – Рассказывай скорее, как нам делать демократию?

– Очень просто! – ответила она, – Я предлагаю вам программу деления апельсинов, а вы за неё голосуете.

– А ты умеешь считать до десяти??? – изумились обезьяны.

– Ка-анешно! – протянула она таким уверенным тоном, что и ни у кого не осталось сомнений в том, что она знает, что делает. И после этого Умеющая Считать до Десяти уселась за составление документа, а остальные стояли и терпеливо ждали.

Когда документ был готов, Умеющая Считать до Десяти торжественно зачитала его всем присутствующим. В нём оказалось три пункта:

1. Десять апельсинов должны быть справедливо и поровну разделены между всеми участниками.

2. Каждый участник имеет право на пять штук.

3. Во избежание ошибок осуществлять распределение может быть допущен только тот, кто умеет считать до десяти.

Обезьяны не могли точно сказать, сколько это – пять, но все они точно знали, что по пять – это «гораздо лучше, чем три». И когда они услышали слова «справедливо» и «поровну», у них не осталось сомнений, что пять – это самый лучший вариант.

За принятие Закона проголосовали единогласно и с большим воодушевлением, и значение каждого голоса было учтено наравне со всеми остальными. Ни в чьём отношении не было проявлено ни малейшего принуждения и даже таинство голосования было соблюдено. Прописанные правила в договоре именовались Законом, а вся их компания «Обществом Справедливости и Равенства», и всё остальное было сделано с соответствующей серьёзностью. А после принятия Закона наступил процесс инаугурации Умеющей Считать до Десяти в должность официально уполномоченной производить раздел апельсинов. Она положила руку на лист с Законом, сделала серьёзную рожу, и многозначительно произнесла:

– Вступая в должность официально уполномоченной произвести раздел апельсинов я клянусь во всём следовать Закону, и пусть меня поразит молния, если я от него отступлюсь хоть на шаг!

Всё было сделано настолько солидно, что ни у кого не возникло никаких сомнений в том, что всё должно получиться самым лучшим образом. Однако, когда наступила долгожданная делёжка, обезьяны получили какие-то дольки, имеющие мало общего с их представлением о том, что «гораздо лучше, чем три». И тогда они смотрели на свои дольки, и на целые апельсины, которые держала в руках Умеющая Считать до Десяти, и никак не могли понять, как такое могло получиться.

«А где же тут поровну?» – спрашивали они себя – «Нет, ну вы посмотрите, что у нас, а что у неё – раз, два, три, ой, ой! А у нас… где хоть один?!», «Да тут даже и считать до десяти не надо уметь, чтобы понять, что она нарушила Закон, которому клялась следовать!» – говорили они про Умеющую Считать до Десяти в третьем лице, но достаточно громко, чтобы она услышала и сделала соответствующие выводы. Однако «выводов» не последовало, и тогда они подошли к ней и сказали:

– Мы обезьяны неграмотные, считать не умеем, но вот нам кажется, что ты неправильно посчитала, и мы должны были получить больше. Отдавай нам всё то, что ты захапала!

– Что значит – кажется? – Спросила Умеющая Считать до Десяти с театральным удивлением, – Говорите конкретно и по цифрам, что я не так в отношении Закона сделала. А никакие «кажется» не принимаются: арифметика Закона – наука точная!

– А мы не можем тебе такое сказать – мы же не умеем считать, – ответили обезьяны, – Это ты должна сделать!

– Ну, так вот я и сделала, как должно быть правильно, а если вы считаете, что что-то неправильно, то объясните, как по-вашему должно быть.

Обезьяны оказались в растерянности: такого расклада они не ожидали. Они ждали услышать что-то вроде «Да, признаюсь, виновата, всё верну, только не бейте!», или, на худой конец «А вот фигушки вам – я уже всё съела!» (чего, кстати, более всего и опасались), но такой поворот событий поставил их в тупик: и апельсины были на месте, и факт неправильной делёжки вроде как налицо, а права потребовать всё вернуть не оказалось.

Обезьяны стояли в растерянности, разводили руками, строили недоумённые рожи, и смотрели друг на друга. Потом они начали обвинять друг друга в том, что кому-то дали больше, чем другим, а те молчат и делают вид, что тоже недополучили. Раздавались возгласы: «Я точно знаю, что тебе дали больше!» – «А я точно знаю, что тебе!» – «Ты с ней заодно!» – «Нет, ты!», выворачивались карманы, показывались друг другу фиги, а потом все повернулись к Умеющей Считать до Десяти, и сказали:

– Мы точно знаем, что ты взяла себе больше пяти!

– Да с чего это? – ответил она.

– Да с того, что мы получили меньше!

– А я говорю, что взяла ровно пять. Не верите – посчитайте сами.

Обезьяны знали, что правильный ответ на эти уловки обязательно должен быть, но не знали, как он правильно должен звучать, а потому издали весьма нетипичный для обезьяны звук, в интонации которого выразили всю суть своего возражения:

– Му-у-у…

Умеющая Считать до Десяти взяла один из своих апельсинов и начала его чистить.

– Подожди! – закричали они.

– Чего? – спросила она.

– Мы найдём того, кто докажет, что ты взяла больше!

– А если не докажет?

– Вот тогда и будешь есть апельсины.

– Договорились!

После этого часть обезьян отправилась на поиски того, кто умел считать, а часть осталась возле Умеющей Считать до Десяти, чтобы она не вздумала съесть лишние апельсины и сказать потом, что их не было.

Каждую встречную обезьяну ищущие спрашивали, умеет ли она считать до десяти, и наконец встретили ту, которая умеет Считать до Бесконечности. Они рассказали ей, что одна из участниц Общества присвоила себе больше, чем пять апельсинов, и попросили пойти и посчитать их все, чтобы можно было уличить её в нарушении демократического Закона.

Когда Умеющая Считать пришла с ними, обезьяны показали на неё Умеющей Считать до Десяти и сказали:

– Вот она умеет считать, и она будет он нашего лица вести с тобой разбирательство – её провести у тебя не получится!

Умеющая считать до Десяти равнодушно показала ей на свои апельсины, и спросила:

– Сколько тут апельсинов?

– Пять, – посчитала Умеющая Считать.

– Предательство! – закричали сзади обезьяны, – Умеющая Считать нас продала! Сколько апельсинов ей заплатили?!

Умеющая Считать удивлённо обернулась:

– Во-первых, никаких апельсинов мне не платили, – ответила она, – А во-вторых, прежде, чем делать такие заявления, надо учиться считать!

– А вот не надо нам указывать, что нам делать! – загалдела толпа, – Ты бы лучше сама делала то, что тебя просили. А что нам надо делать, мы без тебя разберёмся!

– Тогда зачем же вы меня позвали, если лучше меня знаете, что вам делать? – спросила Умеющая Считать.

– От тебя требовалось разобраться с обманом, а ты этого не можешь! Разве не так?

Умеющая Считать взяла в руки лист с Законом, молча прочитала, а затем спросила Умеющую Считать до Десяти:

– Как же получилось, что у тебя пять, а них ни одного?

– Всё по закону! – ответила та.

– Ну и зачем нужен такой закон?

– А какой ещё должен быть?

– Каждому по одному!

– Это незаконно! У нас тут ясно прописано, что каждый имеет право на пять! Так что на эту тему я даже и разговаривать не буду!

– А зачем ты приняла такой закон, где всё должно было так получиться?

– А что сразу я то? Они все его вместо со мной принимали!

– Но взялась то выполнять его одна ты. Тогда что же ты не выполнила то, за что взялась?

– А что я не выполнила? Все пункты соблюдены в меру возможности.

– Ну где ты поделила апельсины поровну?

– Ну вот же: смотри – у них всех равное количество!

– Но себе то ты взяла больше!

– Имею право. В Законе написано, что я могу взять пять апельсинов.

– Ну тогда выполняй свой закон – давай каждому взять по пять апельсинов!

– Это где это в нём прописано, что я должна каждому давать по пять апельсинов? Тут написано только лишь, что каждый имеет право на пять штук!

– Так в твоём законе понятие права расходится с реальностью?

– Как же расходится? Вот реальные пять апельсинов, доставшиеся мне по праву!

– И каким же образом такое право может быть соблюдено для каждого?

– А для каждого и не обязательно. Право – это возможность получить причитающееся, а воспользоваться или не воспользоваться этой возможностью – личное решение каждого.

– И что же делать, если каждый решит воспользоваться такой возможностью?

– А вот ты сначала сделай, чтобы каждый захотел, а потом поговорим!

– Ну вот же тебе толпа желающих!

– Ну вот же тебе исполнение их желаний в соответствии с формулировкой их волеизъявления.

– Ну а где же исполнение их желания «справедливо» и «поровну»?

– Справедливо – значит, каждому должно достаться по стольку, сколько он заслуживает. А поровну означает, что между всеми одинаково заслуживающими делим на равные доли.

– И как же ты вычислила, что именно ты заслуживаешь именно столько?

– А кто чего умеет добиваться, тот того и заслуживает.

– А что же ты сначала на равные доли всё не поделила, а потом бы довольствовалась получившейся справедливостью?

– Нет, извини, тут сначала прописано справедливо, а потом поровну, так что, сначала справедливость, а потом равенство!

Умеющая Считать молча обдумывала услышанное. Самая нетерпеливая спросила:

– Ну так я получу свои пять апельсинов?

– По ходу, вам всё же придётся учиться считать…

Толпа загалдела:

– Ну зачем это всё надо? Ну ведь ясно же прописано: справедливо и поровну! Ну ведь видно же, что несправедливо и не поровну! Ну почему нельзя просто забрать у неё лишнее, и выдать нам наши пять апельсинов? Ну как можно уметь считать, и не мочь доказать то, что видно и без всякого счёта? Ну какая же ты умеющая считать после этого? И зачем нам тогда нужна эта твоя арифметика? И когда я, наконец, получу свои пять апельсинов?!

– Нет, по пять не получится никак. – удалось вставить слово Умеющей Считать, – Получится только по одному, и только в том случае, если вы будете слушать, что я говорю…

– У-у-у, всё с тобой ясно! – продолжился галдёж, – Ты не собираешься нам возвращать апельсины, а собираешься только мозги канапатить. Не можешь вернуть нам того, чего обещала, а мы ещё и твои прихоти выполнять должны! Мы над собой издеваться не позволим! – кричали обезьяны, и было абсолютно не слышно, что говорит Умеющая Считать.

– А, ну тогда ищите себе того, кто вам каждому по пять апельсинов выдаст! – сказала Умеющая Считать до Десяти и пошла прочь.

Умеющая Считать удалялась, а Умеющая Считать до Десяти довольно ухмылялась и уминала свои апельсины. Толпа роптала: «Ну всё же так просто – взяла, доказала, что эта себе больше пяти, отняла у неё лишнее, и нам отдала! Нет – балаболит-балаболит, и в итоге ничего не делает!» – «А эта наша – лучше, что ли?» – «Да они обе считать не умеют!» – «Ну не умеешь ты – так не берись! Нет, надо взяться, за то, что не могут!» – «Презираю её!» – «Вот меня бы выбрали, я бы всем поровну дала – мне пять, тебе пять, тебе пять, ему пять, всем пять! А они нет, они вот эту выбрали…» – «Вот если бы я умела считать, я бы порядок навела…», и тому подобные реплики, которые ещё долго слышались за спиной удаляющейся.

Так участники общества Справедливости и Равенства столкнулись с ситуацией, когда в Законе всё написано правильно и хорошо, а на деле получается плохо и неправильно, несмотря на то, что всё делается в соответствии с Законом. И куда делись недополученные ими апельсины, вопрос так и остался не выясненным, несмотря на серьёзный настрой участников докопаться до правды. Так закончилась история, которая была всего лишь началом весьма необычных для кого-то событий, а кому-то уже напоминающими что-то знакомое.

Источник:  https://cont.ws/@berbix/1489156

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *